Кафедра иностранных языков - Translate

Кафедра Географии, кафедра маркетинга, кафедра менеджмента

Короновирус в России 2020: список экстренных действий власти

Цикотиновый шторм


Приглашаем Вас добавлять свои идеи, предложения, замечания по экстренным действиям органов власти России при пандемии коронавируса для принятия к сведению и исполнению.
  1. Salus populi suprema lex esto
  2. Свести к минимуму все перемещения граждан между городами.
  3. Рассредоточить за пределами населенных пунктов как можно больше людей и прежде всего старшего возраста. Всеми возможными средствами снизить, где это возможно, плотность населения. Дачи, деревни, заброшенные деревеньки - кто куда может. (включая заповедники и национальные парки).
  4. Эвакуировать все дома престарелых.
  5. Организовать специальные штабы для организации массовой работы с детьми, с целью максимального снижения нагрузки на родителей (где возможно, вывезти их на долгосрочные каникулы в летние палаточные лагеря).
  6. Организовать краткосрочные курсы переподготовки для ветеринаров.
  7. Предоставить медикам возможность временного проживания рядом с их основным местом работы.
  8. Обеспечить медикам режим наибольшего благоприятствования в их работе и организации досуга. Всех, кто будем препятствовать: судить по закону военного времени. Каждый гражданин должен понимать, что медики - это невосполнимый ресурс. 
  9. Объединить все исследовательские организации, работающие над проблемой коронавируса в единый "Вектор". Снять гриф секретности со всех исследований в данном направлении.
  10. Как можно и чем можно помочь людям провести весенний сев всяких разных яровых овощных и плодово ягодных культур.
  11. Птицеводство, кролиководство, пчеловодство везде где можно и кто может. Использовать все, что даст урожай и приплод в этом году.
  12. Отменить экспорт всех продуктов питания.
  13. Распустить все воинские части, кроме несущих боевое дежурство.
  14. Провести амнистию среди заключенных (кроме осужденных за тяжкие телесные преступления и злоупотребления государственной властью).
  15. Создать на местах народные дружины. Выдать офицерам запаса и бывшим сотрудникам правоохранительных органов табельное оружие.
  16. Обеспечить беспроцентный займ населению на покупку товаров первой, второй и третьей необходимости (за исключением товаров длительного пользования:мебель, автомобили, товары роскоши).
  17. Отменить таможенные пошлины на импорт автомобилей, спецтехники, мотоциклов, сельзохтехники, предназначенной для личного использования.
  18. Уделить особое внимание продаже средств связи и коммуникации, как то: смартфоны, ноутбуки, компьютеры, телевизоры и сопутствующие им товары. Людям нужна информация и духовная пища.
  19. Снизить на 80% стоимость услуг связи и интернета, оплатив из бюджета затраты, понесенные коммуникационными компаниями.
  20. Ввести в интернете добровольную сертификацию обучающих курсов и программ (надо кроликов разводить, а не лохов).
  21. Освободить на год налогов все компании, организации и граждан, производящих и транслирующих медийный контент.
  22. Снизить на 50% налоги с интернет продаж.
  23. Поддержать как можно и чем можно народную медицину.
  24. В экстренном порядке пересмотреть бюджеты всех органов власти с целью оптимизации расходной части для увеличения затрат на медицину. Убрать все представительские расходы и затраты на СМИ. 
  25. Привлечь к работе исполнительных органов власти представителей малого и среднего бизнеса, обладающих опытом реального управления.  
  26. В экстренном порядке перепрофилировать предприятия, работающие по оборонному заказу на выпуск ИВЛ.
  27. Организовать местное производство товаров народного потребления, не требующих большой интеллектуальной составляющей: как то лопат, граблей, ведер, тазов и т.д.
  28. Всю экспортную выручку, полученную от реализации природных ресурсов, направлять только на закупку продуктов питания, лекарств и медицинского оборудования.
  29. Обратиться к мировому сообществу (и в первую очередь к русскоязычной зарубежной диаспоре) с просьбой о посильной помощи.

«Цикотиновый шторм»

Авторынок Владивостока "Зеленый Угол" - обзор цен июня 2019

Авторынок Владивостока "Зеленый Угол"

Авторынок Владивостока "Зеленый Угол". Обзор цен в диапазоне 200 000 — 400 000 руб.

  •  Nissan NV100 Clipper 2014 г. бензин автомат 4WD 305 000 руб.
  • Toyota Pixis Epoch 2014 г. бензин автомат передний 310 000 руб.
  •  Daihatsu Mira e:S 2016 г. бензин автомат передний 310 000 руб.
  • Honda N-BOX 2012 г. бензин автомат 4WD 385 000 руб.
Авторынок Владивостока "Зеленый Угол". Обзор цен в диапазоне 400 000 — 600 000 руб.
  • Honda N-ONE 2014 г. бензин автомат передний 420 000 руб.
  • Toyota Passo 2015 г. 1,0 л бензин автомат передний 430 000 руб. 
  • Nissan AD 2015 г.         1,5 л бензин автомат передний 455 000 руб.
  •  Nissan Leaf 2011 г. автомат передний 480 000 руб. 
  • Toyota Porte 2014 г. 1,5 л бензин автомат передний 490 000 руб.
  •  Suzuki Jimny 2011 г. бензин автомат 4WD 495 000 руб.
  •  Toyota Ractis 2014 г. 1,3 л бензин автомат передний 525 000 руб. 
  • Toyota Aqua 2014 г. 1,5 л бензин автомат передний 545 000 руб.
  • Daihatsu Move 2014 г. бензин автомат передний 560 000 руб. 
  • Honda Freed 2010 г. 1,5 л бензин автомат передний 560 000 руб. 
  • Toyota Probox 2015 г. 1,5 л бензин автомат передний 560 000 руб. 
  • Toyota Vitz 2014 г.          1,3 л бензин автомат 4WD 565 000 руб. 
  •  Toyota Succeed 2015 г.  1,5 л бензин автомат 4WD 595 000 руб. 

Авторынок Владивостока "Зеленый Угол". Обзор цен в диапазоне 600 000 — 1000 000 р.
  • Toyota Town Ace 2015 г. 1,5 л бензин автомат задний 660 000 руб. 
  • Toyota Corolla Axio 2016 г. 1,3 л бензин автомат передний 675 000 руб. 
  • Toyota Spade 2017 г. 1,5 л бензин автомат 4WD 695 000 руб.
  • Suzuki SX4 2011 г.          1,5 л бензин автомат 4WD 715 000 руб. 
  •  Suzuki Ignis 2016 г. 1,2 л бензин автомат передний 720 000 руб.
  • Toyota Corolla Fielder 2014 г. 1,5 л бензин автомат 4WD 730 000 руб.
  •  Mazda Bongo 2015 г. 1,8 л бензин автомат 4WD 750 000 руб.
  • Nissan NV200 2015 г. 1,6 л бензин механика передний 750 000 руб. 
  • Honda Grace 2016 г. 1,5 л бензин автомат передний 750 000 руб. 
  • Subaru Forester 2009 г. 2,0 л бензин автомат 4WD 755 000 руб.
  • Subaru Impreza 2016 г. 1,6 л бензин автомат 4WD 780 000 руб. 
  • Nissan Vanette 2013 г. 1,8 л бензин автомат 4WD 780 000 руб.
  • Nissan Juke 2014 г.         1,5 л бензин автомат передний 790 000 руб. 
  • Nissan Serena 2014 г. 2,0 л бензин автомат передний 810 000 руб.
  • Toyota Rush 2010 г. 1,5 л бензин автомат 4WD 820 000 руб.
  • Toyota Allion 2014 г. 1,8 л бензин автомат 4WD 870 000 руб.
  • Toyota Prius a 2014 г. 1,8 л бензин автомат передний 875 000 руб.
  • Toyota Wish 2013 г. 1,8 л бензин автомат 4WD 900 000 руб.
  • Suzuki Jimny Sierra 2015 г. 1,3 л бензин автомат 4WD 950 000 руб. 
  • Toyota Premio 2015 г. 1,8 л бензин автомат 4WD 960 000 руб.   

Авторынок Владивостока "Зеленый Угол". Обзор цен в диапазоне более 1000 000 руб.

  • Honda Vezel 2015 г. 1,5 л бензин автомат 4WD 1 095 000 руб. 
  • Honda Stepwgn 2014 г. 2,0 л бензин автомат передний 1 120 000 руб.
  • Suzuki Escudo 2016 г. 1,6 л бензин автомат передний 1 260 000 руб. 
  • Toyota Camry 2014 г. 3,5 л бензин автомат передний 1 320 000 руб. 
  • Mitsubishi Outlander 2014 г. 2,0 л бензин автомат 4WD 1 330 000 руб.
  • Toyota Voxy 2015 г. 1,8 л бензин автомат передний 1 350 000 руб. 
  • Toyota Prius 2017 г. 1,8 л бензин автомат передний 1 369 000 руб.
  • Toyota Esquire 2016 г. 2,0 л бензин автомат 4WD 1 470 000 руб. 
  • Lexus GS300h 2014 г. 2,5 л бензин автомат задний 1 630 000 руб. 
  • Toyota Crown 2014 г. 2,5 л бензин автомат 4WD 1 700 000 руб. 
  • Toyota Land Cruiser Prado 2014 г. 2,7 л бензин автомат 4WD 2 180 000 руб. 
  • Toyota Land Cruiser 2015 г. 4,0 л бензин механика 4WD 3 000 000 руб.

Детские дома сирот совмещены с интернатами для престарелых

Детский рисунок

Гляди из настоящего в прошлое, часто поражаешься, какие элементарные вещи люди не хотели понимать. Совмещение детских домов сирот с интернатами для престарелых под одной крышей - это как раз тот самый случай. Очевидно же, насколько это выгодно всем: детям, старикам, обществу. Впрочем, если бы это было так очевидно, то я бы этом и не писал.

Дети. Разве им бывает много внимания? Да у каждого поставь по няньке и то они или кукле или коту глаз норовят выколоть. А если одна воспитательница на 10 - 15 сорванцов, то ей при жизни памятник бронзовый надо ставить. И она между прочим тоже человек, и у нее тоже нервы имеются. А вот когда смешались в кучу дедушки, бабушки, внуки и внучки - но это же совсем другой коленкор. Кто жил в детдоме или плотно общался с ними, тот знает, какие они иногда самые элементарные бытовые вещи просто не знают. Вернее сказать не знали - в новых домах социальной взаимопомощи им есть у кого учиться и быту и бытию.

Престарелые. Да, они уже не те герои и героини, что были в свои 20-40-60 лет. Но они вполне еще могут пожать ребенку руку, сказать ему ласковое слово, подтереть слезы и сопли. И они начинают жить, а не доживать. Ибо нормальный человек (нормальный, а не плесень в человеческом теле) всегда хочет быть нужным. И вот эти люди раньше бывшие обузой, стали востребованными волшебниками и волшебницами в мире маленьких принцев и принцесс. Как это их меняет было известно давно, еще со времен экспериментов по изучению выученной беспомощности. 





Общество. Вот было у Вас две проблемы, Вы их соединили, проблема стала одна, но не такая большая, как две по отдельности. Выгодно это обществу? Конечно выгодно. Кто проиграл от того, что дети стали больше узнавать, а старики - радоваться маленькому, но такому горячему счастью детских сердец? Почему, у них, в будущем это норма, а у нас - в настоящем, исключение? Какое правило нам мешает так поступать сегодня?

Воспитанные люди делают так

§423 Зулейха́ открывает глаза и мы попадаем в мир манкуртов

Красное пятно Юпитера

Слава Звездам! Ты спрашиваешь: - Что это было?!
Клянусь красным пятном Юпитера, это не просто яичница - это Божий Дар! Да здравствует удивительная и прекрасная дежурная вахта нашего щеф-повара! Это полная смена маршрута всех астролябий караула нашего карантина. Это точка Ж бифуркация пространтсвено - временного континуума фазового перехода сингулярной вертикали Панова - Снукса. Да это трансформационная сублимация поглощения эпохи Рыб в наслаждения эры Водолея! Скажу положа руку на сердце - ничего более вкусного я в этом звездном цикле не ел. Спасибо тебе. Слышишь? Зулейха́, открой глаза! Открой. тебе говорю! От чего это ты так тащишся?

Оргазмотрон: подарок любимой женщине

А теперь отложим эмоции в сторону и продолжим заполнять Бортовой журнал

МАРШРУТ: Ярило - Шеда́р - Толима́н
ГРУЗ: анабиоз 2, 3, 4 квадры = 74588
ЭКИПАЖ: 1-ая альфа квадра = 681

Вот здорово, черт бы их побрал! Полеты со сверхсветовой скоростью — это научно, а терапия и психология — нет. Должно быть, я чего-то не понимаю
«Расширенная Вселенная» Роберта Э. Хайнлайна

Я достаточно опытный человек, и прежде чем сесть за пульт управления и погрузиться в тайфуны, циклоны и круговерти корпускулярных потоков, всегда смотрю на звездный календарь. Чтобы не ошибиться в выборе таблетки: по четным дням - красная, по нечетным - зеленая. И в эту смену, выпив красную я огляделся, все как-будто было на месте: лазер для квазеров, бластер для пульсаров, квантовый ластик, тахионный телефон связи – скрипит, шуршит на космическом ветру, но связь с 1978 годом держит... и я стал делать дежурный отзвон.

Когда все закончится и мы вернемся в адекватную реальность, мы все, и несшие боевое дежурство и отлежавшиеся в анабиозе, стряхнем этих присосавшихся манкуртов.

 Манкурт не знал, кто он, откуда родом-племенем, не ведал своего имени, не помнил детства, отца и матери — одним словом, манкурт не осознавал себя человеческим существом. Лишённый понимания собственного «Я», манкурт с хозяйственной точки зрения обладал целым рядом преимуществ. Он был равнозначен бессловесной твари и потому абсолютно покорен и безопасен. Он никогда не помышлял о бегстве. Для любого рабовладельца самое страшное — восстание раба. Каждый раб потенциально мятежник. Манкурт был единственным в своём роде исключением — ему в корне чужды были побуждения к бунту, неповиновению. Он не ведал таких страстей. И поэтому не было необходимости стеречь его, держать охрану и тем более подозревать в тайных замыслах. Манкурт, как собака, признавал только своих хозяев. С другими он не вступал в общение. Все его помыслы сводились к утолению чрева. Других забот он не знал. Зато порученное дело исполнял слепо, усердно, неуклонно. Манкуртов обычно заставляли делать наиболее грязную, тяжкую работу или же приставляли их к самым нудным, тягостным занятиям, требующим тупого терпения. Только манкурт мог выдерживать в одиночестве бесконечную глушь и безлюдье сарозеков, находясь неотлучно при отгонном верблюжьем стаде. Он один на таком удалении заменял множество работников. Надо было всего-то снабжать его пищей — и тогда он бессменно пребывал при деле зимой и летом, не тяготясь одичанием и не сетуя на лишения. Повеление хозяина для манкурта было превыше всего. Для себя же, кроме еды и обносков, чтобы только не замерзнуть в степи, он ничего не требовал…

Чингиз Айтматов. «Буранный полустанок» (И дольше века длится день).
М., 1981. — С. 106—107.




«Азбука знаков» - виртуальный роман
Литературно - художественное графическое произведение, не научный, фантастико-фэнтезийный  виртуальный роман мистерия Автора с Посетителями, Подписчиками и Почитателями. НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПЛАЦЕБО ПАНАЦЕЕЙ.
Спасибо за помощь и содействие Помощникам, Переводчикам, Программистам, Пассионариям, Поэтам и Дуалам.





ОТ АВТОРА: И снова, в очередной раз, я наступаю на горло своей песне, лишь только пропев первые строчки. Людям это не понятно и они не готовы за это платить. А творить бесплатно у меня сейчас никакой возможности нет. Надо быть ближе к народу и подальше от космоса... Но ты жди меня, мой Звездолет, всем вирусам назло - жди!

Краткая автобиография французского писателя Бернарда Вербера

1961 Зачатие. Мой отец вернулся из путешествия в Андорру. Мать ждала его с нетерпением. Июль - Довольно смутные воспоминания о моей жизни непосредственно перед рождением. Никаких впечатлений, кроме темно-оранжевого цвета и басовитых звуков. Надо полагать, это биение сердца и работа пищеварительной системы матери. В ту пору она была пианисткой, но сидела дома, так что я часто слышал (хоть и приглушенные стенкой живота) гаммы и пассажи классической музыки. В особенности из Шопена и Дебюсси. Сентябрь - Ладно, пора выбираться. Рождение в Тулузе. 3,4 кг. 

1962 Характер довольно-таки эмоциональный, даже взвинченный. Я часто смеюсь. Часть плачу. И очень быстро переключаюсь с одного режима на другой. Мечта дотянуться до дверной ручки. Чтобы познать мир, я все тащу в рот и так знакомлюсь с песком, деревяшками и кусками пластика, которые обсасываю с великому беспокойству родителей. 

1966 Мы с сестрой повсюду строим себе домики-шалашики. Из стульев и одеял. В домиках этих я ворохом наваливаю все свои сокровища : птичьи гнезда и самолетики, которые делаю из авторучек. Коллекция дверных ключей. Явно выраженный вкус к рисованию. Преподаватель считает, что раз очевидно, что я стану профессиональным художником, меня лучше бы подталкивать к развитию именно этого таланта и не давать разбрасываться на другие. В то время как все прочие ученики подвергаются обработке "нормальной" программой, я лично имею право сидеть себе в углу и заниматься одними лишь акварелями. Как-то раз я провел линию почвы на уровне подмышек одного из персонажей. Другие ученики принялись надо мной смеяться, говоря, что "люди ходят по земле, а не в земле!" Я же только что интуитивно воспроизвел "перспективу горизонта", хотя сам этого в ту пору не осознавал. И не мог ничего им объяснить. Терзаясь сомнениями и под давлением общественности я переделал своей рисунок, поставив человечка на землю. 

1968 Первый рассказ на свободную тему. Называется "Приключения блохи". С точки зрения этой блохи повествуется о том, как она взбирается на человека : от ног до головы, пролезая под брюками, плавками, сорочкой. Проваливается в пупок, теряется в зарослях растительности в подмышках и пытается понять повседневные поступки человека, по которому разгуливает. 6 страниц. Преподаватель изрядно веселится, потому что я, не имея понятия о значении этих слов, написал, что у блохи (по-франц. puce) был отец puceau (девственник) и мать pucelle (девственница). С другой стороны, он поражен тем, что я интуитивно уловил принцип эскалации сюжета и неожиданной развязки-кульминации (в тот самый момент, когда блоха вот-вот все поймет, ее давят пальцем). Если не считать уроков французской словесности, я проявил себя довольно посредственным учеником. Никак не мог запомнить всякие там даты, названия цветков, столиц, не говоря уже про отрывки, заданные для заучивания наизусть. 

1969 Второй рассказ: "Волшебный замок". Тайна одного замка, который пожирает посетителей. 3 страницы. Рассказ этот позволил мне проработать систему, как играть у читателя на нервах. Как потихонечку раскрывать ключ к тайне. Сбоку на листах я помечаю : "на строке Х читатель думает, что убийца - это Y", и т.д. Развлекаюсь тем, что сочиняю всякие истории, чтобы посмешить своих школьных приятелей. В общем и целом, это истории-страшилки. На полях рисую монстров. Мать усаживает меня за пианино. Я терпеть не могу той дисциплины, что связана с обучением этому делу. После 6 лет упражнений на классическом пианино, я позднее - под влиянием силы противодействия - займусь электрической гитарой. 

1970 Третий рассказ: "Сыщик Топан". Первая работа (будут еще и другие) над принципом убийства в закрытой комнате. Правила игры : сделать преступление вроде как невозможным и, несмотря ни на что, найти приемлемое логическое решение. Определение принципа описания приключений Топана. Нужно, чтобы Топан оказался в такой ситуации, когда читатель скажет себе, что "все, отсюда ему не выбраться", а потом, наперекор всему, Топан сумеет выжить благодаря некоей стратагеме, которая читателю в голову не пришла. Влияние : Эдгар Аллан По. 8 страниц. 

1971 Четвертый рассказ: "Охота в глухомани глазами льва" и ... его кончина в роли половика. 4 страницы. Что мне было интересно в этом рассказе, так это создать юмористическую ситуацию, изменив точку зрения. Лев рассказывает, как он видит приближение охотников, которые его хотят убить, и что он думает про людей. Школьная учеба в свободном падении. Еле-еле переваливаюсь из класса в класс. По-прежнему проблемы с памятью. Никак не могу запомнить ни названия рек в России, ни даты великих сражений. Кстати, вот возьмем Мариньяно, это меня вообще из себя выводит : ладно, пусть дело было в 1515-м, но кто с кем бился-то? Уже потом я это все разведал. Это, оказывается, против швейцарцев. Мариньян, 1515 : Франциск 1-й изничтожил швейцарских наемников в Италии, чтобы угодить римскому папе, который находил северных итальянцев слишком уж свободомыслящими! Отчего же нам не рассказывали всей правды? Ведь тремя месяцами спустя воинство Франциска выгнали вон и вся война, стало быть, полный нуль. И стоило нас дергать это все запоминать? 

1974 Страсть к электронике, авиамодели из бальзы, цивилизация индейцев майя и обитатели о-ва Пасхи. Страсть к астрономии и, в особенности, систематическое изучение солнечных пятен в Астрономическом Центре Тулузы. Пробую перейти на естественнонаучную специализацию (я и математические формулы не научился полностью запоминать. С другой стороны, я их мог продолжить, но на это учителям было наплевать), переход на специализацию экономическую (это при страсти к науке-то! Стыдобища!) Характер все более и более замкнутый. Я мог часами уединяться в туалете с книжкой, лишь бы меня никто не трогал. В ту пору меня особенно занимал Жюль Верн. "Таинственный остров" представлялся несравнимым шедевром. 

1978 Присоединился к редакции лицейской газеты "ЭЙФОРИЯ". Для этого пришлось учиться парфюмерному искусству (тулузский парфюмер Анри Берду был моим наставником), технике офсетной печати, набору. Нас было трое, постоянно работавших над этой газетой и мало-помалу она стала продаваться и в других учебных заведениях. В газете было 30% текста о жизни в лицее и на 70% комиксов. Комиксы ЭЙФОРИИ имели одну особенность : их чтению помогали запахи, создаваемые специально с помощью "парфюмерного органчика", чтобы лучше воспроизвести атмосферу повествования (органчик назывался "музыкальным Бандессино" [bande dessinйe : по-франц."комикс"], потому что он также издавал звуки, чтобы в итоге задействовать три органа чувств: глаза, нос, уши). Для запахов прилагалась полоска бумаги, пропитанная очень небольшим количеством чистой парфюмерной эссенции. Я писал сценарии, а Фабриций Кожэ их иллюстрировал. Благодаря Фабрицию я обнаружил для себя новые литературные "жанры" : американскую НФ 60-х годов и фантастику-барокко прошлого века. Так я открыл Ловкрафта (цикл Хтулу), Азимова (цикл Основание), Ван Вогта (цикл мира А), Хаксли (Лучший из миров). А потом Бориса Вийяна. В музыке я тоже покинул привычную мне колею. После "Битлз", которые были для меня единственной образцовой рок-группой, а обнаружил и другие, намного более дерзкие и изощренные : "Генезис", "Йес", "Пинк Флойд". "Генезис" (той поры, когда еще был Питер Габриел) - это, вероятно, самое крупное музыкальное чудо моей жизни. И прежде всего "Nursery Crime". Даже слова этого альбома мне представляются замечательной поэзией! 

1978 Окончив лицей, стал писать "Муравьев" (после 7-страничного сценария для комикса на пару с Фабрицием Кожэ). Написав одну достаточно наивную версию, где муравьи живут в алюминиевой фольге, а их королева-матка внедряет реформы с целью изменить муравьиный менталитет, я осознал невероятные возможности этого эксцентричного сюжета, если только удастся понять реальное поведение настоящих муравьев. "Чем правдивей, тем волшебней". И с этого момента я решил создать толстенную книгу. Может даже за 200 страниц. Сам себе назначил дисциплинарный режим : по 4 часа работы каждое утро (с 8.30 до 12.30), что бы ни случилось, хоть в каникулы, хоть нет. 

1979 Учеба на факультете права в Тулузе. Продолжается выпуск "Эйфории" с помощью Фабриция Кожэ, а также тулузского художника Мишеля Дезеральда. Завалил сессию на первом курсе. Открытие цикла "Дюн" Франка Герберта (откровением стало осознание возможности построить роман на манер игры. "Дюны" строятся как набор гадальных карт "Таро"). Начинаю прорисовывать архитектуру романов. Это были такие геометрические схемы, заполненные цифрами и стрелочками. 

1980 Курсы при Институте криминологии Тулузы (в особенности я там узнал, как анализируют волосы и револьверные гильзы). Часто и прилежно хожу на заседания окружного суда и суда присяжных Тулузы, чтобы найти там темы для своих детективных рассказов. "Второй" первый курс на факультете права. Присоединяюсь к театральной труппе (STAC, в Тулузе), где мы занимаемся постановкой пьесы Хичкока (труппа эта так и не сумела поставить на ноги ни одного спектакля). Успешно перешел на второй курс права. Путешествие по США, от Нью-Йорка до Л.А. (а затем приличная петля через Хьюстон и Мемфис), автостопом на пару с приятелем. Когда мы прибыли в Нью-Йорк, нас там "обули" карточные жулики, так что оба месяца путешествия нам вдвоем пришлось жить на 2000 франков. Открытие США, таким образом, явилось также открытием дней, когда есть доводилось только раз, и ночей в общежитиях YMCA, довольно немногочисленных. Мы пробовали наняться официантами во французские рестораны, но без "зеленой карточки" это оказалось делом крайне сложным. 


1982 Я бросаю право (преподаватель социологии нам говорил так : "юриспруденция научит вас двум вещам : обольщать и врать". Не кажутся мне эти цели по-настоящему увлекательными, да и к тому же... ладно, будем по-честному : юриспруденция мне тем более не подходит, раз я завалил сессию на втором курсе). Так что я "умотал" в Париж, чтобы заниматься там журналистикой в Высшей журналистской школе. Открытие Филипа К.Дика (еще один грандиозный литературный шок). Филип К.Дик одним махом затмил все мои прежние литературные эталоны. Азимов продемонстрировал мне интеллект научной фантастики, Герберт - мистику, Дик же ... сумасшествие. И этим сумасшествием он превзошел их обоих. Дик не из научной фантастики, он из фантастики философской, которая взрывает голову. Про крайней мере, я так это ощущаю. Похоже, что Дик писал свои романы сходу и запоем, за 3 дня, на амфитаминах, не отрываясь на сон или еду, вывесив на двери табличку "Не беспокоить". Это чувствуется в его произведениях. Они по-настоящему "возбуждают". И если даже порой чувствуешь, что работа была сделана очень быстро, в его историях так много идей, которых нигде больше не встретишь, что все остальное мне кажется "банальным". Единственный другой автор, впечатлявший меня в ту пору, это Флобер с его "Саламбо". Потому что эта книга поистине проработана и очень кинематографична (хоть и немножко горячечная). Продолжаю вкалывать по 4 часа каждым утром над рукописью своих "Муравьев". К тому времени я уже 18 раз переписывал этот роман. 18 сюжетов, каждый раз иной. И герои и фон событий - все разное. Чтобы их все лучше различать, у каждой версии есть своя цифра и буква. Когда я менял букву, это значит - изменился сюжет. Меняю цифру - значит, поменялся только стиль и фон. В сентябре 1982 г. у меня на руках была версия "Муравьи-Р63" объемом более 1000 страниц. Вот уже как 4 года это длится и работаю я над ней каждый день. Продолжаю рисовать свои геометрические структуры со стрелочками. Открытие концепции строительства собора, то есть когда все главы объединяются в своем пересечении согласно плану собора (я взял за образец Амьенский собор и просто оттого, что нахожу его красивым). Попытка в одной версии применить технику акростиха (то есть, если взять по первой букве из каждой фразы, получится еще одна, запрятанная история). Отказ от этой идеи, потому как уж очень она головоломная и не позволяет потом вносить изменения, купировать текст или менять главы местами. 

1983 Март - Премия Fondation News, как лучшему молодому репортеру. Это дает мне средства для написания репортажа из Африки (Экотропный центр Ламто, Берег Слоновой Кости) по изучению муравьев Magnan. Вместе с проф.Леру мы следовали за гигантскими мигрирующими колониями муравьев, которые пожирали все на своем пути. Но даже больше чем муравьев, я открыл для себя жизнь в африканской саванне, в среде племени Бауле. Здесь речь идет о зоне, спасенной западной цивилизацией, и где все глинобитные хижины оборудованы ТВ-антеннами, а население поголовно (включая и Великого колдуна) внимательно следит за приключениями героев из сериала "Даллас"... 

1983 Июль - Журналист местной газеты в Камбре (колонки : попавшие под машины собаки, самоубийства, погода, браки, ремонт церковных звонниц). Предпринимаю свое первое расследование по делу о ребенке-утопленнике. Мне удается напасть на вполне правдоподобный след, объясняющий это убийство, но полиция и мой главред накладывают вето на публикацию из-за опасения нарушить течение местной жизни и дать кое-какие идеи тем, кто может попытаться повторить это преступление. Изучение техники черно-белой фотографии. 

1983 Начиная с октября - внештатный журналист при "Evenement du Jeudi", "le Point", "Ca m`interesse", "Liberation", "Le Nouvel Observateur". Вновь я в презентабельном виде, при галстуке, оббиваю пороги редакций со своими статьями. Зачастую эти статьи выходят за подписью начальников отделов, будто это они их писали, а не я, но, по крайней мере, на жизнь зарабатываю. Продолжаю писать "Муравьев". В своей квартире-студии оборудую "муравьиный театр" (древесные муравьи), чтобы их изучать и находить оригинальные сюжетные идеи. Присутствую при их мини-войнах, государственных переворотах, межгрупповых стычках. Вместо того, чтобы читать книжки ученых, толкующих свои собственные наблюдения, я предпочитаю вести такие наблюдения сам. И как раз из-за того, что на них все время смотришь, в итоге начинаешь различать "в лицо". Моя подружка в ту пору говорила так : "Муравьи-и-и!!! Гадость какая! А если они вылезут и как начнут по нам ходить?!" Я же ей отвечал, что риска никакого нет. В общем, как то раз они сумели-таки прогрызть картон и разбежались. Мы весь тот день потратили, отлавливая их чайными ложечками. Муравьи были так напуганы... 


1983 - 1990 Штатный журналист-науковед при "Nouvel Observateur", 7 лет. Статьи на все подряд научные темы : освоение космоса, от медицины до искусственного интеллекта или социологии. В 1990 выхожу в финал на премию Mumm за лучшую статью года : репортаж "Сингапур, город-компьютер". Одна премия открыла мне дверь в журналистику, из-за другой получил пинка по зад. Мой непосредственный шеф и еще одна дама-главред, которые тоже подавали на этот конкурс, но не были избраны, потребовали моего увольнения. Испытывая омерзение к этой системе, где иерархия более важна, нежели талант, я покидаю "Nouvel Obs" после 7 лет доброкачественной и лояльной службы. В этот период жизни я открываю для себя закон Паркинсона, который гласит, что "предприятие заинтересовано в том, чтобы избавиться от динамичных и плохо оплачиваемых элементов и заменить их на элементы летаргические и сверхоплачиваемые во имя общего спокойствия". И действительно, меня заменили на журналиста, которые не поднимал никаких волн, потому что писал по статье раз в шесть месяцев, получая оклад в три раза больше моего. После этого эпизода, который считаю настоящей травмой (я даже роман написал, "Красивый отрыв"; может, когда и опубликую), меня стало тошнить от работы на фирме, от служебных интриг и менталитета "винтика" при редакциях. Если они не способны управлять элементами динамичными и если цепляются за свою жалкую повседневную рутину, а не к пытаются разобраться с сомнениями, то пусть им же будет хуже. 

1990 Безработица. Пользуюсь свободным временем, чтобы освоить ремесло кинематографического сценариста при INA. Когда уже подумывал забросить своих "Муравьев", состоялось знакомство с моим издателем. Он заинтересовался рукописью, но попросил ее сократить. Следуя его советам, я превратил свой последний вариант "Муравьев" (Z-53, имевший в ту пору 1463 страницы, с 8 баталиями и множеством сцен и диалогов) в "облегченную" версию из 350 страниц, с минимумом описаний и диалогов, с одним-единственным сражением ("Битва за красные маки") и я убрал все, что мешало развитию активной сюжетной линии. Короче, то, что вы читали - это только один "видеоклип" из полнометражной ленты... Пока писал последний вариант, я много думал над тем, как управлять завязкой, считая, что раз "муравьиный" сюжет несколько нахальный, то надо держать читателя в тревожном ожидании, чтобы он меня не покинул. Поэтому я воспользовался идеей про погреб и загадочное убийство в муравейнике, чтобы как можно сильнее закрутить напряжение. "Энциклопедию знания абсолютного и относительного" я добавил в самый последний момент, чтобы отвести место для научной или исторической информации. Я пользовался кинематографической техникой параллельного монтажа, чтобы еще больше придать динамичности событиям, создав стремительные перескоки между миром муравьиным и миром человеческим. Да, я потратил 12 лет на написание "Муравьев", но по сути эти годы ушли у меня на обучение ремеслу более тонкому, состоящему из изобретения персонажей и ситуаций, выискиванию оригинальных мизансцен, режиссуре драматического напряжения и, в особенности, СЮРПРИЗА, постоянного сюрприза. Я даже изучал технику гипноза, чтобы понять, как можно пленить читателя и растормошить его воображение. Эта техника гипноза особенно ярко проявляется в истории про погреб, куда персонажи спускаются, причем не просто в какой-то там погреб, а в погреб "персональный", неосознаваемый ими. 


1991 Март - публикация "Муравьев" в издательстве Albin Michel. Успех медленный, "изо рта в ухо". Кое-какая вялая критика, по большей части со стороны парижских журналистов, которые считали меня престарелым американским писателем, просто оттого, что во Франции жанр фантастики считается исключительно англосаксонским. С точки зрения критиков-пуристов, здесь не идет речь о подлинной НФ, потому как действие разворачивается в будущем, почти полностью напоминающем наши дни. Эта идея, что мне казалась оригинальной (вести речь о будущем не обязательно столь уж экстраординарном), должно быть, обманула всех тех, кому нравятся одни лишь ракеты, лазеры, роботы и зеленые человечки. А вот для меня такая НФ неинтересна. Это не что иное, как "переодетые" вестерны, где лазеры заменяют винчестер, а инопланетяне - индейцев. Подлинная НФ реализуется на уровне идей и морали, а не на уровне конкретных сцен и приборов. Кстати, муравьи - не что иное, как предлог для отказа от точки зрения человеческой и демонстрации того, как другой биологический вид отыскивает иные решения проблемам жизни в больших городах. 


1992 Публикация "Дня муравьев". Не думал я писать продолжения, но стало раздражать, что меня выдают за специалиста по муравьям. Я хотел говорить про человечество, а не про насекомых. А посему я использовал ту же "витрину", но чтобы заняться совершенно иным обсуждением. В "Дне муравьев" я в глубине опирался на философско-рефлексивный аспект. "День муравьев" также должен был показать, что можно применить эту необычную тему для создания фильма-эпопеи для всех и каждого (спустя 5 лет, кстати, американцы без зазрения совести стянут у меня эту идею).Я попробовал также внести новшества в структуру и системы кодирования. В качестве спрятанной структуры я приспособил рецепт приготовления философского камня. Жертвы носят имена-перевертыши названий ингредиентов. (Например, братья Салта - это атланты (по франц. atlas), которые подпирают собой котел; Каролин Ногар[д] - это дракон, нагревающий базовый состав; Сюзанна Одергин - это фаза почернения Нигредо, и т.д...) "День муравьев" получил приз читательниц Elle. Открытие Фредерика Брауна (короткие новеллы "Фантомы и домовые", издательство DenoIl). После их прочтения решил завести новый распорядок работы. К 4-м утренним часам с 8.30 до 12.30 я добавил еще 1 час на написание новелл, с 18 по 19. В принципе, чтобы были и начало и середина и в конце неожиданный сюрприз. Правило такое : не оставлять ничего недоделанным. Все должно быть завершено за час и, даже если я не найду подходящего конца, я беру первую пришедшую в голову идею. Эти новеллы будут опубликованы в сборнике "Древо возможностей" в 2002-м году. Они часто мне служат в качестве подкрепления для моих больших романов. 

1993 Публикация "Энциклопедии знания относительного и абсолютного", написанной на основе странных и интересных сведений, которые я собирал в тетрадки в возрасте от 13 до 19 лет, а потом на диске своего любимого компьютера. Гильем Арето добавил туда замечательные иллюстрации. Открытие компьютерной игры "Цивилизация" Сида Мейера, занявшую у меня много времени. Путешествие в Юж.Корею. С первого взгляда влюбился в эту страну, малоизвестную французам. В Юж.Корее "Муравьев" преподносят как книгу поэтическую, что сильно отличается от стран Зап.Европы, где ее выставляют как принадлежащую жанру "фантастики". 

1994 Публикация "Танатонавтов". Книга, которая, надеюсь, сняла с меня "муравьиную" этикетку. Тема - завоевание Рая новыми авантюристами-исследователями, танатонавтами (я выдумал это слово на основе двух греческих корней, "танатос" - бог смерти, и "наутис" - исследователь). Чтобы написать эту книгу, я изучал религии, мифологии, примитивные обряды австралийских и американских племен, тибетскую и египетскую Книги мертвых. Я пытался найти общие точки соприкосновения между всеми сакральными текстами. А затем, когда я усвоил их содержание, то построил книгу так, чтобы читатель переживал все напрямую, от первого лица и в настоящем времени, чтобы он сам для себя открывал Рай. В книге этой я опробовал множество новых приемов. Например, идея пассивного рассказчика или варианты конца (здесь я о них распространяться не буду). Я испробовал, кстати, штук двадцать концовок, прежде чем выбрать лучшую. Книгу писал в наушниках, слушая Прелюдию к "Послеполудню фавна" Дебюсси и именно ЭТА музыка отвечает танатонавтическому полету. Издание "Танатонавты" пройдет незаметно. Все же книга мне кажется новаторской. 

1995 Депрессия. Несколько разочаровавшись в мире книг, я переключаюсь на живопись. Затем беру себя в руки и пишу "Муравьиную революцию". Выбора нет. Видя, что нет никакой другой витрины, кроме этой, я ею пользуюсь для распространения своих идей. Наконец отыскиваю определение своему подходу. Это формула "4 А". AUTODIDACTE ["САМОУЧКА"] : я все изучаю совершенно самостоятельно, читая книги по своему выбору и обсуждая их с друзьями, владеющими знаниями, которых мне недостает. АГНОСТИК : у меня нет никакой уверенности. Думаю, что те, кто говорит "я знаю, что есть Бог", ошибаются, потому что нет доказательства его существования. Думаю, что атеисты, говорящие "я знаю, что Бога нет" тоже ошибаются. Потому как нет доказательства, что Бога нет. По сути, мы ничего не знаем и именно это невежество позволяет нам познавать и исследовать мир. АВТОНОМИЯ : я не завишу от какой бы то ни было философии, столпа мысли, интеллектуальной группы или догмы. Полагаю, что каждый должен выработать свое мнение на основе собственного жизненного опыта, который нельзя сопоставлять с жизненным опытом других людей. АНАРХИСТ : идеал человека - это стать свободным и ответственным перед самим собой. Чтобы не было потребности ни в правительстве, ни в полиции, ни в предрассудках, вознаграждениях или наказании. Чтобы не было потребности в тех, кто будет указывать, что и как делать. Но для этого нужна цивилизованность и идеальное образование. Сейчас это невозможно. Однако надо готовить почву, чтобы в один прекрасный день (пусть даже через тысячу лет) человечество этого достигнет. В "Муравьиной революции" я исследую практический метод реализации мягкой, ненасильственной и незаметной революции, чтобы изменить менталитет и покинуть кастовую систему. Интернет мне представляется средством достижения этой цели. Я фокусирую внимание на концепции VMV (поиск Пути Наименьшего Насилия) и "Дерева будущего". Затем на концепции "Infraworld" - это игра, где фишки обладают свободой воли. 

1997 Публикация "Книги странствия" после изучения психоанализа и самогипноза. Кроме того, в этой книге использована структура "Маленького принца" Сент-Экзюпери, но вместо воображаемого персонажа я в центр повествования поставил непосредственно читателя. Это книга, которая обращается к читателю. И именно читатель действует. Книга функционирует словно зеркало, в котором каждый человек видит свои собственные воспоминания, вкусы, страхи, надежды и истоки. Книга заставляет читателя заново пережить свою молодость, а затем и рождение, побуждая его дойти в своем воображении до первого человека, потом до первой живой клетки, а затем и до "Большого Взрыва". Вполне очевидно, что такое "странствие" работает только тогда, когда человек сам этого хочет и не отвлекается во время чтения. Думаю, что эта книга вполне "работает" для четверти читателей. Другие же должны задаться вопросом, о чем же говорит им эта книга, предлагающая выполнить внутреннюю умственную работу. 

1998 Выходит "Отец наших отцов". После муравьев, после танатонавтов и странствия, я останавливаюсь на более классическом сюжете. Первое : "Отец наших отцов" - это детектив и структура у него тоже детективная : преступление, расследование, подозреваемые и неожиданный сюрприз в финале. Второе: "Отец" основан на самых последних и малоизвестных научных открытиях в области палеонтологии, генетики и медицины. Для комплексной стимуляции сюжета "Отец" функционирует также в роли путешествия к истокам человечества, от Парижа до Танзании. В этой книге я изобретаю своего собственного Шерлока Холмса и д-ра Ватсона, которых намерен заново использовать позднее. Шерлок Холмс - это Исидор Каценберг, толстый журналист-науковед, изобретательный и тонко чувствующий персонаж, обитающий в здании водокачки в предместье Парижа. Д-р Ватсон - это Лукреция Немро, юная и миниатюрная журналистка, полная жизненной энергии, сирота и бывшая воровка, жестокосердная, без лишних раздумий бросающаяся в дело. Кроме того, для меня лично "Отец" - это основа для создания фильма. В книге есть все, чтобы получился французский Индиана Джонс, но с более научной и игровой подоплекой. 

1999 Публикация комикса EXIT ("ВЫХОД") - это сборник приключений, исходно написанный для создания телевизионного сериала. Молодая девушка вступает в интернетовский клуб, который помогает людям кончать с собой, убивая друг друга. Подготовка к выпуску компьютерной игры "Муравьи" с фирмой Microids. Поскольку никаких других кинематографических предложений не поступает и я по горло сыт поощрительными похлопываниями по спине, я принимаю решение написать свой собственный сценарий, в котором буду сам управлять действием и изображениями, как режиссер. Дела получаются только тогда, когда сам за них берешься и к тому же вот уже 10 лет, как я жду, чтобы французские продюсеры и режиссеры заинтересовались моей работой. Словом, я написал небольшое приключение для Лукреции и Исидора. Называется "Королева перламутра". Это история про серию загадочных преступлений, в которых невозможно разобраться, пока не поймешь, что они являются своего рода гигантской шахматной партией. Конь - это настоящий конь с рыцарем, который галопом носится по пустыне с обнаженным мечом. Глупец скачет по диагонали, обряженный в ночную рубашку, с миской на голове и т.д... В марте я знакомлюсь с продюсерами фирмы 109 Film. Они полны энтузиазма. В апреле Canal+ и Artemis (из Бельгии) соглашаются оказать нам свою поддержку и в мае начинается кастинг. В июле я знакомлюсь с Себастьяном Друан (который является также автором спецэффектов). В августе мы заканчиваем рекламную раскадровку, в сентябре анимацию для комбинированных съемок, включая светопостановку, движения камеры и проч... Увлеченный сценарием, Ральф Кемп создает для нас оригинальные костюмы, Люк Этьен пишет музыку и 26 сент. мы начинаем : 9 дней интенсивной работы, с 7 утра до полуночи в студии Дюбуа, в лесу и на песчаных пляжах Эрменонвиля. 

2000 1-е апреля : после 2 лет работы закончил "Империю ангелов" (по сути дела, это продолжение "Танатонавтов", но читать книгу можно и самостоятельно). Здесь читатель вновь встречает Рауля с Мишелем, однако на это раз они работают ангелами, стремясь помочь людям стать действительно человечными... Идея "Империи" заключается в том, чтобы показать действие с экзотической точки зрения. В "Муравьях" это была муравьиная точка зрения, со стороны бесконечно малого. В "Империи" мы все видим глазами ангелов, то есть, с бесконечной высоты. Это позволяет показать жизнь людей и механизм их судеб с непривычного расстояния. Это вновь эксперимент. Хотя имеется большое число романов об ангелах, далеко не так много таких, где действие происходит непосредственно в Раю и где читатель становится свидетелем повседневной ангельской жизни. 




2001 Октябрь. Выход "Последнего секрета". Книгу эту я написал после того, как обнаружил нечто крайне важное. Речь идет о центре удовольствия головного мозга. 
Примечание 1 : Через 6 месяцев после публикации были поставлены настоящие опыты над головным мозгом крыс, точно так, как описано в моей книге. 
Примечание 2 : в сент.2001 "Боинг" врезался в здание, как описано в начале "Империи ангелов", опубликованной в апреле 2001. 
Примечание 3 : обнаружена генетическая связь со свиньями, как в моем "Отце наших отцов". Стянули мою идею... Да нет, я шучу. 

2002 Объединил свои лучшие рассказы для проекта "Древа возможностей". Публикация в октябре. В четвертый раз моя книга занимает верхнее место в списке бестселлеров (благодаря вам, моим читателям, этой чести уже были удостоены : "Отец наших отцов", "Империя ангелов" и "Последний секрет"). Должен также поблагодарить школьных учителей, которые познакомили своих учеников с моими работами. Помимо собственно литературной работы, я предлагаю создать ассоциацию для разработки сценариев возможного будущего на основе моей новеллы "Древо возможностей" (с принципами работы этой ассоциации вы можете ознакомиться на этом сайте). 

В работе: занимаюсь своим большим проектом "Королевство богов" В программе вся история человечества плюс визит на Олимп к богам. И еще насчет кино : похоже, где-то через год я подготовлю адаптацию для кинематографической постановки "Последнего секрета".

Выборы Президента России: о амбициях политика Ксении Собчак


Мумин Шакиров: Известный тележурналист Ксения Собчак приняла решение баллотироваться в президенты Российской Федерации. В настоящий момент она собирает команду, которая должна помочь ей зарегистрироваться, собрать подписи, чтобы стать кандидатом в президенты. Мой гость – Игорь Малашенко, человек в своем роде знаковый, 20 лет назад вместе со своими партнерами создавший уникальную телекомпанию НТВ и талантливый журналистский коллектив. Репортеры НТВ в то время стали настоящими звездами массмедиа. Другая сфера деятельности Игоря Малашенко – политтехнология. Он когда-то работал в аппарате президента СССР Михаила Горбачева, затем в 1996 году был одним из тех ключевых игроков, которые привели Бориса Ельцина к победе. Сегодня, можно сказать, Игорь Евгеньевич, на мой взгляд, возвращается в большую политику. Если это так, то ответьте на следующий вопрос: что подтолкнуло вас вернуться в большую политику, только ли предложение Ксении Собчак стать членом ее команды?

Игорь Малашенко: Во-первых, я начну сразу с несогласия. Вы сказали, что Собчак – это тележурналист, коим она, безусловно, является. Уже на сегодняшний день Ксения Собчак – это не просто тележурналист, это политик. Это очень просто доказать. Вы открываете сайты месячной давности и читаете там, что все безнадежно скучно, что тасуется одна и та же колода, ничего не происходит, ничего не произойдет и так далее. Появление Ксении Собчак на этой арене и ее заявление о том, что она будет баллотироваться в президенты, изменило ситуацию. Во всяком случае, та часть нашего общества, которой не наплевать, реагирует на это очень живо, кто положительно, кто отрицательно, но это уже политический эффект. Разумеется, это самое начало, но это означает, что она вступила на эту тропу. По моему убеждению, с этого пути она долго не сойдет. Политика – это вообще такое дело, которым можно заниматься всю жизнь. Я думаю, что для нее это длинная дистанция.
Мумин Шакиров: С Ксенией Собчак все более-менее ясно, теперь она встала на эту дорогу. Что вас привело или что вас возвратило в большую политику, учитывая, что последние 10–15 лет, на мой взгляд, вы были в тени, особо нигде не появлялись, каких-то интервью не давали, хотя в середине 90-х вы были одним из медиаменеджеров, которые запомнились и уже вошли в историю России?
Игорь Малашенко: Вы прекрасно знаете о событиях, которые происходили в России, начиная с 2000 года. В этих процессах места мне не оказалось, я занимался в основном какими-то телевизионными проектами. Хотя, не скрою, действительно вот это мое политконсультантское начало мне не давало покоя. Я, кстати говоря, должен оговориться, еще раз с вами не согласиться, вы упомянули слово "политтехнолог", хотя мы его сами употребляем, такой профессии нет. Есть профессия политконсультант – это разница. Потому что, как описывают политтехнологов в России – это то ли Гудвин великий и ужасный, то ли не очень удачливый, но это нечто странное, магическое и так далее. Это не так, это такая же профессия, как всякая другая, базируется прежде всего на анализе ситуации. Поэтому это слово я не употребляю. Время от времени мне хотелось заняться теми вещами, которыми я занимался, например, в 1996 году, однако потребности во мне никто не испытывал. Когда я смотрел, например, на Прохорова, он справлялся сам. Результат, с моей точки зрения, был печален, кандидат Прохоров имел на себе печать человека, который неизбежно проиграет, заранее на это согласен и которому довольно скучно всем этим заниматься. Причем тут я? Кроме того, ко мне просто никто не обращался.
Мумин Шакиров: Но вы следили за политическими событиями в России очень внимательно?
Игорь Малашенко: Разумеется.
Мумин Шакиров: Не успели начать кампанию вашу, уже скандал – от вас ушел политтехнолог, или политический консультант, как вы любите выражаться, Алексей Ситников. Пожаловался, что нет денег, царит неразбериха, собирают столы, даже принтера нет, и так во всем, все непонятно, кампания придумана на коленке. Это опубликовала газета "Коммерсант". Как вы можете это прокомментировать?
Игорь Малашенко: Я могу прокомментировать очень просто, что, во-первых, решение расстаться с Ситниковым было принято лично кандидатом Ксенией Собчак. Он никуда не ушел, ему предложили покинуть штаб, что и произошло. Ксения человек достаточно решительный, не скажу авторитарный, но если она приняла какое-то решение, она будет настаивать на том, чтобы это решение было реализовано. Что касается штаба, в штабе обычная для этого периода ситуация. Естественно, там царит некий творческий хаос, люди приходят, уходят. Это процесс, который будет продолжаться прежде, чем соберется и выкристаллизуется команда.
Мумин Шакиров: Денег нет – это правда?
Игорь Малашенко: Денег вообще никогда нет в достаточном количестве. Какое-то количество денег, безусловно, есть, их достаточно для того, чтобы начать, я не могу сказать избирательную кампанию, поскольку она будет объявлена позже, но для того чтобы начать действовать.
Мумин Шакиров: Скажите, вы член команды или вы руководитель штаба? Как вас представлять сейчас?
Игорь Малашенко: Команда на самом деле еще не сложилась. Не могу сказать, что мне сильно нравится название "начальник штаба", особенно если я происхожу из военной семьи, у меня включается память, что такое начальник штаба. У меня отец возглавлял ряд штабов, включая штаб гигантского Прикарпатского военного округа, поэтому я от этого обозначения немного вздрагиваю.
Мумин Шакиров: Хорошо, руководитель.
Игорь Малашенко: У нас так принято. Кто будет в результате членами этой команды, зависит и зависит прежде всего от самой Ксении Собчак. Потому что Ксения принимает решения в конечном счете сама. Если она не может работать с каким-то человеком Икс, значит, она работать с ним не сможет, хотя может быть, к этому человеку нет никаких профессиональных и иных претензий. То, что американцы называют "химии нет", не работает, и все. Он тебе говорит, и говорит вроде все верно, но не можешь ты работать с этим человеком. Я тоже попадал в жизни в такие ситуации, я хорошо знаю, как оно устроено. Поэтому говорить о том, что команда уже сформировалась, преждевременно. Потому что у нас не хватает нескольких ключевых людей, поиск которых ведется в настоящее время. Вместо того чтобы заниматься делом, я сижу на Радио Свобода и этим делом не занимаюсь.

Мумин Шакиров: За это вам отдельное спасибо.
Игорь Малашенко: Люди будут найдены.
Мумин Шакиров: Вы долго принимали решение? Для вас оно было неожиданным, когда вам позвонила Ксения Собчак, сказала: "Игорь Евгеньевич, вы мне нужны"?
Игорь Малашенко: Было не совсем так. Нас соединил один наш общий знакомый, который подал Ксении эту идею. На следующий день за завтраком она мне сделала это предложение. Я понимал сложности, я понимал, что это вам не президентскую кампанию вести, где худо-бедно люди подчиняются дисциплине, приказано маршировать – маршируют и так далее, это совершенно другая история, которая состоит из множества индивидуальностей, которых очень трудно не то что загнать в одно русло, но хотя бы чтобы они шли в одном направлении и не давали чрезмерного простора своей фантазии. Я понимал, что Ксения – это не простой кандидат, с которым надо выстроить отношения. Задача усложняется тем, что она никогда не участвовала в избирательных кампаниях и вообще в политике она новичок, называя вещи своими именами. Поэтому она часто говорит на том языке, который этих самых политконсультантов слегка ставит в тупик, потому что она говорит на языке нормальных людей.
Мумин Шакиров: Это хорошо или плохо?
Игорь Малашенко: Это очень хорошо в принципе, это хорошо для избирательной кампании, но это довольно трудно для людей, которые с ней работают в штабе, которые привыкли к своему сленгу, которые некоторые положения рассматривают как незыблемые. Когда Ксения начинает говорить нечто, чего они никогда не слышали, и вообще они считают, что это не про это, естественно, могут выступить. Короче говоря, я понимал, что будет огромное количество проблем. При этом я понимал более важную вещь. Мы говорим не просто про избирательную кампанию Ксении Собчак, понятно, что она человек чрезвычайно амбициозный, что у нее есть амбиции, выходящие за рамки этой кампании, которые я пока не готов комментировать просто потому, что я их не знаю, но главное, что должна, с моей точки зрения, сделать эта кампания, она должна хоть немного, но поменять атмосферу в обществе. В ходе этой кампании надо говорить о ценностях, о которых у нас вообще редко говорят. Кто у нас говорит о ценностях?
Мумин Шакиров: Григорий Явлинский, например, который тоже хочет стать президентом Российской Федерации.
Игорь Малашенко: Да, Григорий Явлинский говорит о ценностях. К сожалению, проблема заключается в том, я споткнулся на Григории Явлинском, могу честно объяснить почему: потому что меня с Григорием Алексеевичем сравнивают давние хорошие связи, я не могу назвать их дружескими, но нас связывают хорошие человеческие отношения. Поэтому мне легко высказываться о Навальном, с которым я не знаком и мало чего знаю, – это легко, я высказываюсь о некоторой абстрактной сущности. Когда я высказываюсь о Григории Алексеевиче – это труднее. Проблема не в этом, проблема в том, что Григорий Алексеевич, даже когда он говорит о ценностях, он говорит на другом языке. Мы имеем колоссальную проблему в российской политике и вообще в российском обществе – это поколенческая проблема. Дело в том, что политику и историю движет смена поколений. Извините меня, но даже идеи здесь вторичны. В ходе человеческой истории было выдвинуто масса идей, масса из них куда-то бесследно исчезла, масса из них была опробована, какие-то доказали свою эффективность, какие-то доказали свою неэффективность, но в любом случае политика и история развивается – это происходит благодаря смене поколений. Мы имеем сейчас немолодое поколение, которое стоит у власти, люди, которые более-менее возраста Владимира Путина.
Мумин Шакиров: Плюс-минус 65.
Игорь Малашенко: Григорий Алексеевич помоложе, но все равно поколенчески он ближе в ту сторону, чем в другую.
Мумин Шакиров: Он ровесник Путина вообще-то, 1952 года рождения они оба.
Игорь Малашенко: Боже, я считал, что Гриша моложе.
Мумин Шакиров: Игорь Евгеньевич, можно я вам задам более конкретный вопрос. Вы прекрасно знаете, что заниматься предвыборной кампанией – это риски, особенно риски в России. Теперь мы уже понимаем, что и в Америке, и в другом мире. Когда ваша супруга Божена Рынска вошла в большую политику в 2011–12 году, то ее жизнь превратили в ад, и вы на себе это тоже почувствовали. Я помню кадры, когда к вам домой приходили телекорреспонденты, вы, чтобы защитить свою любимую женщину, курткой закрывали объективы. О своей личной драме или трагедии Божена Рынска очень подробно писала. Вы не боитесь, что вашу жизнь повторно превратят в ад, теперь когда вы уже будете играть против власти?Игорь Малашенко: Что значит ад? Это же эмоциональное определение. Для одного человека это ад, а для другого человека это норма.
Мумин Шакиров: Простите, Божена Рынска говорила о выкидыше, извините, что я напоминаю вам эту неприятную историю, но она говорила чисто по-женски.
Игорь Малашенко: Мы не будем точно абсолютно обсуждать мою личную жизнь. Я считаю, что это черта, где все заканчивается. Я предвижу, что могут быть проблемы, возможно, они будут. Можно ли это будет назвать адом, я не знаю. Я не молод, как писал Данте про ад, "здесь нужно, чтоб душа была тверда, здесь страх не должен подавать совета". Поэтому если вам подает совет страх, значит, надо отваливать просто сразу, потому что вы не сможете выполнить свою функцию. Кроме того, я не рассматриваю Ксению Собчак как пламенную революционерку, которая будет строить баррикады, в том или ином виде призывать к революции и так далее. Напротив, я вижу в Собчак силу, которая способна принести какие-то изменения, но при этом без этих всех революционных всплесков. Поэтому ада я, честно говоря, не ожидаю.
Мумин Шакиров: Но вы этого не знаете, кампания даже еще не началась.
Игорь Малашенко: Я ничего не знаю, меня может машина сбить, когда я выйду из вашего здания.
Мумин Шакиров: Напомню вам другую печальную историю: те, кто играет против действующего президента Российской Федерации, а именно его жесткие оппоненты, можно сказать враги – это Анна Политковская, Борис Немцов, Борис Березовский, Александр Литвиненко, все они находятся на кладбище, большинство из них ушло в иной мир насильственной смертью. Игра против Путина может привести к таким последствиям. Вы боитесь Владимира Путина?
Игорь Малашенко: Кампания Ксении Собчак, с моей точки зрения, ее нельзя определить как кампанию против Путина. Она определила ее как кампанию "против всех". Это означает, что она против всех кандидатов, которые будут участвовать в президентских выборах, включая Владимира Путина. Она говорит о том, что для страны было бы лучше, если бы Владимир Путин не выдвигался в президенты. Но она не прибегает ни к какой зажигательной риторике, не зовет на баррикады и не выводит с собой толпы. Она была недавно в Екатеринбурге, там опять возникли какие-то неизбежные вопросы – она, Навальный, почему вы встречаетесь с людьми в помещении, вот Навальный встречался бы на площади. Она честно сказала: я не человек площади. Это гораздо более камерный человек. Поскольку, перефразируя, можно назвать ее задачей, чтобы в России в конечном счете была нормальная жизнь, я не думаю, что это есть некий революционный лозунг и потрясение основ, как сказал бы Салтыков-Щедрин.
Мумин Шакиров: Навальный тоже не призывает к революциям, борется с коррупцией и очень конкретно, и очень существенно. Трудно ему возразить, когда он говорит и показывает документально, что вся власть коррумпирована или, по крайней мере, верхушка.
Игорь Малашенко: Во-первых, то, что делает Навальный, расследуя коррупцию, – это очень важно, это должно быть сделано. Страна коррумпирована до предела, которого мы никогда не думали достичь. Но мне лично кажется, что главная проблема Навального – это все-таки не его расследовательская деятельность, которая важна сама по себе, а это именно вот этот уличный порыв. Он производит впечатление, за которым могут пойти массы на улицу. И что с этим делать, совершенно непонятно.
Мумин Шакиров: Игорь Евгеньевич, мы вернемся к Навальному. Прежде я хочу задать вам следующий вопрос: ожидали ли вы, что после того, как Собчак заявит о своем решении баллотироваться в президенты Российской Федерации, на нее выльется, давайте прямо скажем, огромное количество помоев с разных сторон, преимущественно со стороны либеральной общественности? То есть критика была жесткая. Вы ожидали такой реакции?
Игорь Малашенко: Разумеется, ожидал.
Мумин Шакиров: И как вы к ней относитесь?
Игорь Малашенко: Как к абсолютно вещи неизбежной, которая должна была последовать. В том числе от так называемой либеральной общественности, которая, как правило, ни черта не делает, лежит на диване и каждого человека, который осмеливается поднять голову, тут же обвиняет во всем смертных грехах. Так что то, что Собчак получила в ответ, было абсолютно предсказуемо. Если позволите, я понимаю, что я не должен задавать вопросы, но вы мне, может быть, определите слово "либерализм", кто такая либеральная общественность? Знаете, я как бывший политолог знаю, что такое либерализм в США, классический либерализм Европы, как он эволюционирует сейчас. Вы мне ответьте, пожалуйста, на вопрос, кто такой русский либерал?
Мумин Шакиров: Русский либерал – не знаю, но есть классическая фраза, что я готов отдать жизнь, даже если не согласен с этой точкой зрения, готов отдать жизнь, чтобы человек высказался. То есть моя свобода заканчивается там, где начинается анонс другого человека. Классика.
Игорь Малашенко: Это высказывание, насколько я помню, Вольтера. Здесь вы говорите о классическом европейском либерализме, который гарантирует права меньшинства. В чем величие классического европейского либерализма? В том, что вы можете быть в меньшинстве, но тем не менее вы уверены, что вас не уничтожат, что вы можете говорить то, считаете нужным, то, что у вас есть шансы принять в политической борьбе и так далее. То есть в некотором смысле вы находитесь в безопасности. От российских либералов такого не дождешься, как правило. Во всяком случае, когда я даю себе труд посмотреть какие-то комментарии многих наших так называемых либеральных комментаторов, они точно не подписались бы под этими словами. Поток злости, часто ненависти, который от них исходит, с этой фразой никак не стыкуется. Либеральная общественность – это кто?
Мумин Шакиров: Давайте вопрос пусть будет риторическим.
Игорь Малашенко: Не хотите отвечать, ведете себя как следователь: вопросы здесь задаю я. Это несправедливо.
Мумин Шакиров: Я ответил на ваш вопрос, вы со мной в принципе согласились.
Игорь Малашенко: Я шучу.
Мумин Шакиров: Праздник Навальному вы испортили. Будете вы с ним как-то восстанавливать отношения?
Игорь Малашенко: Мы испортили праздник Навальному?
Мумин Шакиров: Ему это не понравилось - выдвижение Собчак.
Игорь Малашенко: Какой праздник?
Мумин Шакиров: Он думал, что на оппозиционном поле он один, он так думает и сейчас. Будете ли с ним восстанавливать отношения или это конкурент, которого надо задвинуть в сторону? Игра есть игра, тут не должно быть никаких поддавков и договорных матчей.
Игорь Малашенко: Насколько я понимаю, на сегодняшний день Навальный, к сожалению, не имеет возможности принять участие в выборах. Поэтому говорить о нем как о прямом конкуренте довольно трудно. Мы были бы рады, если бы он такую возможность получить, тогда на этом фланге, назовем его поколеническим, забудем про идеологию, про либерализм, где встрянем в какую-нибудь дискуссию, хотя бы на этом фланге людей, которые хотят нормальной жизни, руководствуются здравым смыслом, еще одним кандидатом было больше. Вы поймите, ведь Ксения Собчак понимает, что она не выиграет с первого раза, если только социологи не врут нам уже в гомерических масштабах и в стране такая обстановка, что может произойти все, что угодно, я все-таки этого не предполагаю.
Мумин Шакиров: Можно все-таки завершить предыдущий вопрос: как будут складываться на этом этапе отношения с Алексеем Навальным, который резко негативно высказался о желании Ксении Собчак баллотироваться в президенты? Будет ли контакт?
Игорь Малашенко: А как он высказался негативно? Он, по-моему, сказал, что каждый имеет право выдвинуться в президенты.
Мумин Шакиров: Это он сказал недавно, а до этого, когда была, по-моему, настоящая его реакция, он сказал: она поднимет свою капитализацию. Ценник поднимет, как сказал один из опрашиваемых. Это была его фраза. Вы будете, если вы находитесь на одной площадке предвыборной по факту, несмотря даже на то, что он не имеет права баллотироваться, он ваш конкурент, он ваш оппонент-противник или что-то другое?
Игорь Малашенко: Во-первых, я врать не буду, мне стыдно сознаваться, я пропустил это высказывание Навального. Я считаю, что оно его не красит, но это его дело. Известно, что Собчак занимается бизнесом и очень успешно. Вполне возможно, что через год ее гонорары возрасты. Но это не является целью этой кампании – это я могу вас уверить. Есть простая проверка: она бы не полезла в 2011-12 годах вперед, что ей дорого стоило в прямом и переносном смысле слова. Вы знаете, сколько она не появлялась на федеральных каналах, программ, которых она лишилась и так далее. Поэтому эти слова, кому бы они ни принадлежали, что это на самом деле все про деньги – это все неправда, потому что Ксения в это бы просто не полезла, у нее есть гораздо более безопасные способы продолжать заниматься своим бизнесом.
Мумин Шакиров: Какую вы себе ставите как политконсультант сверхзадачу в этой кампании?
Игорь Малашенко: Я уже говорил о том, что сверхзадачей является атмосфера в стране. Хоть немного, хоть на чуть-чуть подвижка России в том направлении, которое я лично считаю правильным. Я не считаю Россию на данный момент европейской страной, но я считаю правильным движение в этом направлении. Континенты тоже двигаются медленно, медленно двигается и Россия, поскольку она сама по себе, можно сказать, континент. Но это не значит, что ничего не надо делать. Вернемся к Навальному, чтобы не возникало впечатления, что я хочу уйти от этого вопроса. Я хочу высказать во многом, возможно, свое личное отношение к Навальному, я никогда подробно это с Ксенией не обсуждал, но я считаю, что это политики с ценностями совершенно разного типа. Да, Собчак против всяких потрясений. Но это вообще-то постулат традиционного консерватизма. Жозе Денестр, которого у нас упорно именуют реакционером, говорил, что одна из высших ценностей для человека – это непрерывная жизнь, которой он живет. Разрыв этой непрерывности, революция – это одна из самых страшных вещей, которые с человеком могут произойти. Смотрите, что получается сейчас. Предположим, что Собчак нет на площадки, какие варианты мы тогда имеем, что может вообще произойти? Нет ни одного человека в здравом уме, который считает, что каким-то чудом вдруг завтра мы получим независимые суды, мы получим все механизмы демократии, сбалансированное освещение кандидатов в средствах массовой информации и так далее. Ничего этого не будет, от этого настоящие выборы не случатся. Значит что тогда остается? Об этом достаточно много написано, остается вариант уличного бунта, который, как обычно, бессмысленный и беспощадный, ни к чему хорошему привести не может. Боже упаси, я не упрекаю Алексея Навального, на которого и так сыпятся все шишки, что это является его целью или что Навальный у нас чуть ли не новый Гитлер, до чего доходят у нас самые буйные комментаторы, но Навальный другой – это человек площадей, это человек, который способен повести за собой массу.
Мумин Шакиров: Это хорошо?
Игорь Малашенко: Это плохо.
Мумин Шакиров: Почему?
Игорь Малашенко: Это плохо, потому что когда вы выводите массу, вы можете свергнуть власть, но только потом вы не знаете, что с этим делать, или вы знаете, что можете сделать только одно – собственно занять место диктатора и рулить страной в том направлении, которое вы считаете правильным. Один человек никогда не может рулить страной в правильном направлении. Это тяжелый многомерный процесс, как вы знаете, для которого надо множество институтов. Как Черчилль когда-то говорил, что авторитаризм прекрасен – это такой парусник, который несется под всеми парусами с большой скоростью, но если он налетает на риф, судьба парусника решена. Вот демократия, конечно, система исключительно противная, бревна болтаются, ноги всегда в воде, плывет то туда, то сюда и так далее.
Мумин Шакиров: Скажите, остается ли в силе предложение или идея Ксении Собчак, если вдруг Навального зарегистрируют, она снимется с выборов?
Игорь Малашенко: Я, честно говоря, не знаю. В свете того, что я сказал, я, как вы понимаете, не испытываю никакого энтузиазма по поводу этой идеи, потому что я считаю их политиками совершенно разных типов.
Мумин Шакиров: Хотя и одного поколения.
Игорь Малашенко: И это важно. Почему, например, я был бы очень рад, если бы Навальный тоже участвовал в избирательной кампании, мы бы узнали в конце концов, что у нас думает следующее поколение. Вы представьте, что нынешнее поколение тех, кто находится у власти, ушло, не знаю, ушло оно, надоело все это Путину, поехал он охотиться на Алтай, и как-то его команда разбрелась. Что мы имеем вместо этого? Мы имеем черную яму, мы имеем поколение практически без всякого политического опыта, без политических структур. Это, естественно, чрезвычайно опасная ситуация. Поэтому, естественно, я бы хотел, чтобы в выборах принимали участие и Собчак, и Навальный, но поскольку я как политику отдаю предпочтение Собчак, мне лично не кажется, что она должна снимать свою кандидатуру в пользу Алексея.
Мумин Шакиров: Скажите, Кремль, естественно, наблюдает за этой ситуацией, некоторые утверждают, что рулит ситуацией, Собчак его креатура. Я не буду на эту территорию заходить.
Игорь Малашенко: Это важная территория, это нельзя сказать просто через запятую, типа как само-собой разумеется. У них есть доказательства этого, у них есть какие-то свидетельства? Это проявляется в поведении Собчак, это проявляется в чем-то другом?
Мумин Шакиров: Но это обсуждается.
Игорь Малашенко: Конечно, обсуждается. Мало ли, что обсуждается. Обсуждается, что нами управляют маленькие зеленые человечки, прилетевшие с планеты Эпсилон.
Мумин Шакиров: Сейчас запускаются новые шары. Недавно объявила о своем желании стать президентом Екатерина Гордон, телеведущая, журналист. Потом об этом же заявил, я не знаю, насколько это серьезно, бывший мэр Астрахани. Появляются фигуры, скажем, неоднозначные, экстравагантные.
Игорь Малашенко: Где они появляются? Их под микроскопом надо искать.
Мумин Шакиров: В медийной среде, появятся, наверное, еще. Скажите, пожалуйста, у вас нет ощущения, что Кремль, если он, конечно, рулит этим процессом или, по крайней мере, что-то делает, он хочет максимально превратить, как уже утверждают многие, историю Собчак и ее окружения или конкурентов на этом поле в некий "Дом-3", а некоторые говорят, что это может быть очередной какой-то зоопарк? Вы ожидаете этих провокаций?
Игорь Малашенко: Да, я ожидаю провокаций, безусловно. Во-первых, ничего в поведении, заявлениях кандидата, условно я сейчас говорю, кандидата Собчак не свидетельствует о ее намерениях превращать это в "дом-3". То, что появятся какие-то странные люди, которые по неизвестным причинам объявят о своем желании стать президентом, да, это произойдет, возможны любые провокации, возможно любое шутовство, но из этого ничего не выйдет. Из этого ничего не выйдет хотя бы потому, что Владимир Путин надежно контролирует власть в стране на самом деле. Поэтому если вы думаете, что там некоторое количество людей с такими клоунскими замашками могут раскачать ситуацию, они не могут.
Мумин Шакиров: Наблюдатели, эксперты говорят о том, что вот эта ситуация очень выгодная, ситуация типа "Дома-3", на этом фоне на белом коне фундаментальный Путин оказывается в выигрыше и спокойно проходит в президенты в 2018 году с такой высокой репутацией.
Игорь Малашенко: Путин вероятнее всего станет президентом с высокой репутацией, у него будет белый конь, для этого совершенно необязательно устраивать цирк. Кстати говоря, опять-таки, теоретически это может произойти. Как говорил Карл Маркс, человечество, смеясь, расстается со своим прошлым. Поэтому режим может погибнуть в том числе и от смеха. Я просто этого не вижу близко в России и не верю, что какое бы то ни было количество клоунов могут превратить даже не в карнавал, карнавал на самом деле бывает вещью довольно серьезной, в какой-то совершенно неприличный балаган.
Мумин Шакиров: Игорь Евгеньевич, вы медиаменеджер, один из лучших, когда вы занимали ответственные посты. Балаган можно сделать с помощью массмедиа и сделать прекрасный цирк. Вы же это знаете очень хорошо.

Выборы Президента России


Игорь Малашенко: Если вы хотите сказать, что если завтра Киселев и Соловьев получат команду устраивать цирк, они его устроят? Они, конечно, попытаются его устроить. Во-первых, я не понимаю, кто будет тот человек в здравом уме и трезвой памяти, который такую команду даст, во-вторых, это актеры другого жанра. Кстати говоря, цирка у нас на телевидении и так хватает. Люди жаждут развлечений.
Мумин Шакиров: Людям нужны новые герои. Вот, пожалуйста, новые герои – Собчак и Гордон, тем более они старинные оппоненты.
Игорь Малашенко: Сравнивать Собчак и Гордон.
Мумин Шакиров: Я не сравниваю, они могут противопоставить. Это же технологии, вы прекрасно это знаете.
Игорь Малашенко: Я этого не знаю. У технологий есть пределы. Напрасно думать, что с помощью какого-то набора трюков, грязных трюков можно добиться любого результата – это не так. Всегда есть пределы, до которых можно дойти. С Собчак этот номер не пройдет, она занимается этой историей всерьез. Я думаю, что она сумеет ответить, как она уже отвечает любому клоуну, который попытается вспомнить ее карьеру в шоу-бизнесе 10–15-летней давности, более недавнюю, неважно.
Мумин Шакиров: Вопрос к вам как к политконсультанту: скажите, мы прекрасно знаем эпоху 90-х, когда на слуху были такие фамилии, как Кошмаров, его причисляют к тем людям, которые придумали эти фамилии-двойники. Потом, я помню, были такие избирательные технологии, вспомнил историю, как Александр Друзь, член команды знатоков баллотировался в депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга, против него сложно найти компромат, он большая умница, интеллектуал, придумывали такие фишки: геи и лесбиянки за Друзя. Чтобы скомпрометировать, как им казалось. На ваш взгляд, за эти 20 лет сильно изменились технологии, и те методы, придуманные Кошмаровым тем же, пригодны ли сегодня или нет?
Игорь Малашенко: Ничего особого придумано не было. Был придуман какой-то набор пакостей, который более-менее с тем или иным успехом использовался во время всей человеческой истории. Поэтому могут использовать эти, могут придумывать многие. Я просто считаю, что естественно по мере того, как Собчак будет утверждаться в роли все более серьезного кандидата, накат на нее, атака на нее, использование грязных методов будет увеличиваться.

Политик Ксения Собчак

Мумин Шакиров: Уже есть ее эротические снимки из "Плейбоя" вовсю, так что все только начинается.
Игорь Малашенко: Может быть все, что угодно. Но я еще раз говорю, она воюет не с Кошмаровым или как там его, она пытается дойти до людей и говорить, что если вы против, если вам небезразлично, как вы живете, как будут жить ваши дети, если вы хотите жить по здравому смыслу, голосуйте за меня, вы голосуете при этом против всех. Потому что в избирательных списках просто перечислена целая армия, кстати говоря, в том числе и клоунов, хотя они одеты в двубортные пиджаки и выглядят исключительно солидно, если вы хотите, чтобы это прекратилось, вы голосуйте за меня. Вы голосуете не за то, чтобы я стала президентом, вы голосуете против всех. Вы демонстрируете, что то, как вы живете сейчас, для вас неприемлемо и продолжаться не должно. Рано или поздно ваш голос будет услышан. Вот послушайте, вы говорили об общественном мнении, во-первых, когда вы ссылаетесь на экспертов и так далее, наблюдателей, просто забудьте. Есть люди, это их профессия, они так живут, они выступают на телевидении, они развлекают публику. Мы это видели в Штатах, когда люди, эксперты, комментаторы объясняли очень убедительно, почему Трамп, разумеется, не станет президентом. Потом, буквально не переводя дыхания, начали объяснять, почему он президентом стал. Ошиблись опросы общественного мнения. Я, естественно, не говорю, что там возможна ошибка в 10 раз и так далее, я во всяком случае надеюсь, что современная социология таких ляпов не допускает, но вы общественное мнение можете узнать только в действии. Всякая власть, и это очень важно понимать, имеет одну основу – общественное мнение. Это не танки, не ОМОН, не полиция – это общественное мнение. Не опросы, которые фиксируют какие-то циферки, это просто инструмент, которым пытаются измерить общественное мнение, причем непонятно, какую его часть, а настоящее общественное мнение, которое существовало до всяких опросов. Откуда берутся сказки про Харуна ар-Рашида, который переодевается и ходит по рынку, подслушивают, что люди о нем говорят? Ему это зачем надо? Чтобы отрубить еще несколько неверных голов? Он их сколько хочешь отрубит. Он хочет знать, что на самом деле думает общественное мнение, потому что он знает, что на этом основана его власть.
Мумин Шакиров: Вот конкретный вопрос: последнее появление Ксении Собчак у театрального центра на Дубровке, где почтили память погибших 15 лет назад при теракте, акция "Возвращение имен", появилась Ксения Собчак – это результат ее спонтанного действия или это решение команды, чтобы она посещала те места и примеряла на себя образ правозащитницы, если можно так сказать?
Игорь Малашенко: Это решение лично Ксении. В штабе по этому поводу был полный консенсус. Для ее репрессии вещь страшная и совершенно неприемлемая. Я не буду повторять, что она говорила о Ленине, о Сталине. Я могу это повторить, подписавшись под ее словами. Но Собчак делает это от души. Я считаю, что когда мы видим Собчак на экране, может быть я себя обманываю, но я вижу человека, который не врет. Я смотрел на Прохорова, как он делал свои заявления, и вспоминал все время Станиславского – не верю. Что бы он ни говорил, не вызывало доверия. Я считаю, что Ксения такое доверие вызывает.
Мумин Шакиров: Насколько вы вообще, как член команды ее, контролируете ее выходы в свет, выходы в эфир? Она согласовывает с вами, советуется с вами или она утром встала и пошла на акцию "Возвращение имен"?
Игорь Малашенко: Нет, она советуется с теми, кто работает в штабе, советуется не только со мной, я там не единственный человек, который имеет мнение по этим вопросам. Вчера у нас была бурная, длинная, затянувшаяся дискуссия, должна она принимать участие в мероприятии или нет. Я должен сказать правду, что решение будет принимать она сама. Я не думаю, что я или кто-либо еще может наложить вето на решение, которое уже приняла Собчак.
Мумин Шакиров: Насколько правда, извините, я все-таки коснусь этого вопроса, это интересует и слушателей, и лично меня, насколько вам комфортно в семье, есть ли в семье оппозиция или иное мнение, которое мешает вам работать?
Игорь Малашенко: Я не буду об этом говорить. Это личный вопрос. Я человек-функция.
Мумин Шакиров: Это нормально, когда разные мнения в семье, так я понимаю?
Игорь Малашенко: Наверное. Меня это не очень беспокоит. Если я чего решил, как пел Высоцкий, продолжение вы помните. Поэтому у меня, во-первых, нет с этим проблемы, если бы она была, я бы все равно делал ровно то, что считаю правильным, в том числе мнение своих друзей. Я помню, как в 1989 году, весной, меня пригласили, вы будете смеяться, в Группу нового политического мышления ЦК КПСС. Она так и называлась – Группа нового политического мышления. Все мои близкие, все мои друзья говорили: ты что, с ума сошел, там люди поумнее уже думают, как из этого ЦК незаметно слинять, потому что добром это не кончится. Я хотел понять вообще, что это такое, к сожалению, потом оказалось, что за этими словами ничего не было, и принять участие в формировании этого самого нового политического мышления. Поэтому кто бы что ни думал, я этим занимался.
Мумин Шакиров: Мы завершаем программу, последний вопрос, если можно, коротко. До этого в 1996 году, в частности, вы играли на стороне власти, за вами были ресурсы, и административный, и силовые структуры, и все, что угодно. Сегодня этих ресурсов у вас нет как у политического консультанта, вы играете сегодня против власти, за которой много, и административный ресурс, и силовой, все, что угодно. Для вас это вызов? Как с креативом быть, потянете?
Игорь Малашенко: Для меня это, безусловно, вызов, ситуация совершенно новая. Вы не совсем правильно описали ситуацию 1996 года. Потому что я вам напомню, что главные силовики – Коржаков, Барсуков, никаких выборов не хотели, а хотели их отмены.
Мумин Шакиров: Вы победили.
Игорь Малашенко: Да, в результате они проиграли. Я считаю, что это был исторический поворотный момент. Но не надо думать, что это было так легко. Мы поэтому загоняли Ельцина по всей стране, чтобы он свой рейтинг сделал рейтингом, который бы позволил ему победить. Сейчас, конечно, все другое, другая технология. Но зато меня окружают, там все-таки было порядочное количество бюрократов, сейчас меня окружает множество креативных людей, которые рвутся в бой, в переносном смысле, у которых идеи, которых я никогда не слышал. Но я попробую, естественно, справиться. Если бы я считал, что я с этим не справлюсь, я бы в это просто не полез.
Мумин Шакиров: На этом мы заканчиваем нашу программу. Всего вам доброго. Обещаю вам, Игорь Евгеньевич, наверное, тоже обещает, что скучно нам не будет. До свидания.


Пишите. Звоните. Обращайтесь.

Звоните WhatsApp
+7 903 790 2879
Обращайтесь:
papa-tron
Пишите:
avatarabo@gmail.com