Пишите:
avatarabo@gmail.com  
Звоните:
+7 902 064 4380
Обращайтесь:
papa-tron

Видео современной сельскохозяйственной техники


Видео современной сельскохозяйственной техники: японские минитрактора, комбайны, косилки, автоматические погрузчики сена, устройство для сбора картофеля.

Марки японских минитракторов


  • HINOMOTO
  • HITACHI
  • HONDA
  • ISEKI Massey Ferguson
  • KUBOTA
  • MITSUBISHI
  • SATOH
  • SHIBAURA
  • SUZUE
  • YANMAR

Начало

Сейчас мы вкратце изложим самое необходимое о начале Игры. Возникла она как занимательное упражнение в тех узких кругах программистов и web-дизайнеров, которые работали и учились в новых теоретических онлайн семинарах. И если сравнить начальное состояние Игры с позднейшим и нынешним, то это все равно что сравнить кодированную запись XIV века и ее примитивные знаки, между которыми нет еще даже тактовых черт, с кодировкой XXI века, обескураживающе обильной сокращенными обозначениями динамики, темпов, фразировки и так далее, из-за чего печатание таких записей часто становится сложной технической проблемой.

Игра была поначалу не чем иным, как остроумным упражнением памяти и комбинационных способностей в среде студентов и программистов, и играли в нее, еще до того, как она была «изобретена» в Харьковском филиале института метапсихических исследований, где и получила свое название, которое носит и ныне, столько поколений спустя, хотя давно уже не имеет никакого отношения к бисеру. Бисером вместо букв, цифр, нот и других графических знаков пользовался ее изобретатель, профессор Логовенко, странноватый, но умный и общительно-человеколюбивый теоретик. 

Страна Востока


Вторым местом сопротивления порче было Братство паломников в Страну Востока, члены которого занимались не столько воспитанием интеллекта, сколько воспитанием души, заботясь о благочестии и почтительности, – отсюда наша нынешняя форма гигиены духа и игры в бисер получила важные импульсы, особенно по части созерцания. Причастны были паломники в Страну Востока также к новому пониманию сущности нашей культуры и возможностей ее дальнейшей жизни – не столько благодаря научно-аналитическим достижениям, сколько благодаря своей основанной на давних и тайных упражнениях способности магического проникновения в отдаленные времена и состояния культуры.

Музыка покоится на соответствии между небом и землей, на согласии мрачного и светлого.
Гибнущие государства и созревшие для гибели люди тоже, правда, не лишены музыки, но их музыка не радостна. Поэтому: чем бурнее музыка, тем грустнее становятся люди, тем больше опасность для страны, тем ниже падает правитель. Таким же путем пропадает и суть музыки.
Все священные правители ценили в музыке ее радостность. Тираны Цзя и Чжоу Син любили бурную музыку. Они считали сильные звуки прекрасными, а воздействие на большие толпы – интересным. Они стремились к новым и странным звучаниям, к звукам, которых еще не слышало ни одно ухо; они старались превзойти друг друга и преступили меру и цель.
Причиной гибели государства Чу было то, что там придумали волшебную музыку. Ведь такая музыка, хотя она достаточно бурная, в действительности удалилась от сути музыки. Поскольку она удалилась от сути подлинной музыки, музыка эта не радостна. Если музыка не радостна, народ ропщет, и жизни причиняется вред. Все это получается оттого, что пренебрегают сутью музыки и стремятся к бурным звучаниям.
Поэтому музыка благоустроенного века спокойна и радостна, а правление ровно. Музыка неспокойного века взволнованна и яростна, а правление ошибочно. Музыка гибнущего государства сентиментальна и печальна, а его правительство в опасности».

Доклад, как благородная разновидность поста фельетонной эпохи

Доклады: об этой чуть более благородной разновидности поста мы тоже должны вкратце сказать. Помимо статей, и специалисты, и бандиты духовного поприща предлагали обывателям того времени, еще очень цеплявшимся за лишенное своего прежнего смысла понятие «образование», также множество докладов, причем не просто в виде торжественных речей, по особым поводам, а в порядке бешеной конкуренции и в неимоверном количестве. 

Житель города средних размеров или его жена могли приблизительно раз в неделю, а в больших городах можно было чуть ли не каждый вечер слушать доклады, теоретически освещавшие какую-нибудь тему – о произведениях искусства, писателях, ученых, исследователях, путешествиях по свету, – доклады, во время которых слушатель играл чисто пассивную роль и которые предполагали какое-то отношение слушателя к их содержанию, какую-то подготовку, какие-то элементарные знания, какую-то восприимчивость, хотя в большинстве случаев их не было и в помине.




Читались занимательные, темпераментные и остроумные доклады, например о Гёте, где он выходил в синем фраке из почтовых карет и соблазнял девушек, или доклады об арабской культуре, в которых какое-то количество модных интеллектуальных словечек перетряхивалось, как игральные кости в стакане, и каждый радовался, если одно из них с грехом пополам узнавал. Люди слушали доклады о писателях, чьих произведений они никогда не читали и не собирались читать, смотрели картинки, попутно показываемые с помощью телевизора, и так же, как при чтении газетного фельетона, пробирались через море отдельных сведений, лишенных смысла в своей отрывочности и разрозненности. Короче говоря, уже приближалась ужасная девальвация слова, которая сперва только тайно и в самых узких кругах вызывала то героически-аскетическое противодействие, что вскоре сделалось мощным и явным и стало началом новой самодисциплины и достоинства духа.

"Игра в бисер"

  • Кто подлинно ищет, подлинно желает найти, тот не может принять никакого учения.
  • Всякий высокий юмор начинается с того, что перестаешь принимать всерьез собственную персону.
  • При каждом таком потрясении моей жизни я в итоге что-то приобретал, этого нельзя отрицать, становился свободнее, духовнее, глубже, но и делался более одинок, более непонятен, более холоден.
  • Большинство людей похожи на падающие листья; они носятся в воздухе, кружатся, но в конце концов падают на землю. Другие же — немного их — словно звезды; они движутся по определенному пути, никакой ветер не заставит их свернуть с него.
  • Истинное призвание каждого состоит только в одном — прийти к самому себе. Кем бы он под конец ни стал — поэтом, безумцем или пророком, — это не его дело и в конечном счёте неважно.
  • Знание можно передать, мудрость же — никогда. Её можно найти, ею можно жить, ее можно сделать своим парусом, ею можно творить чудеса, но облечь ее в слова, научить ей кого-либо невозможно.
  • Отчаяние — исход любой серьезной попытки вытерпеть жизнь и выполнить предъявляемые ею требования, полагаясь на добродетель, на справедливость, на разум. По одну сторону этого отчаяния живут дети, по другую — пробужденные.

Игра в бисер

  • Можно наблюдать людскую глупость, можно смеяться над ней или чувствовать к ней сострадание, но не надо мешать людям идти своей дорогой.
  • В безопасный путь посылают только слабых.
  • Стоило мне услышать «ты должен», как во мне всё переворачивалось и я снова становился неисправим.
  • В основном, свободу человек проявляет только в выборе зависимости.
  • Всю мировую историю можно рассматривать как развитие и прогресс, и с таким же успехом можно не видеть в ней ничего, кроме упадка и бессмыслицы
  • Ибо пожертвовать любовью к истине, интеллектуальной честностью, верностью, законами и методами духа ради каких-либо иных интересов, будь то даже интересы отечества, есть предательство.
  • Если в виде исключения найдется человек, способный понять тебя несколько лучше, нежели другие, – значит, человек этот находится в таком же положении, как и ты, так же страдает или так же пробуждается.
  • Каждый, кто идет в жизни собственным путем, — герой. Каждый, кто действительно так поступает и осуществляет то, на что способен, — герой, даже если он делает при этом нечто глупое и реакционное; он выше, чем тысячи других, которые способны только болтать о прекрасных идеалах и ничем не способны ради них пожертвовать.
  • Животные более настоящие, чем люди. Они не хотят тебе льстить, не хотят производить на тебя какое-то впечатление. Ничего показного. Какие они есть, такие и есть, как камни и цветы или как звезды на небе.

Герман Гессер

Постовая эпоха


Признаёмся, мы не в состоянии дать однозначное определение, почему эту эпоху называют «постовой». Некоторые считают что все дело в  переходе от одной глобальной эры Рыб к другой эре Водолея. Другие предполагают, что все дело в тех изделиях, которые получили в то время большое распространение под название «пост». Похоже, что они, как особо любимая часть материалов периодической печати, производились миллионами штук, составляли главную пищу любознательных читателей, сообщали или, вернее, «болтали» о тысячах разных предметов, и похоже, что наиболее умные часто потешались над собственным трудом, во всяком случае, попадалось множество таких работ, которые надо толковать как самовысмеивание их авторов. Вполне возможно, что в этих произведенных промышленным способом статьях таится масса иронии и самоиронии, для понимания которой надо сперва найти ключ. Поставщики этой чепухи частью принадлежали к редакциям газет, частью были «свободными» литераторами, порой даже слыли писателями-художниками, но очень многие из них принадлежали, кажется, и к ученому сословию, были даже известными преподавателями высшей школы. Излюбленным содержанием таких сочинений были анекдоты из жизни знаменитых мужчин и женщин и их переписка, озаглавлены они были примерно так:

Ужасный Интернет глазами Яши Левин - рецензия на книгу




Цель своей книги Яша Левин формулирует предельно просто и откровенно — рассказать историю интернета как порождения Агентства передовых исследовательских проектов ARPA министерства обороны США. Вот так он ее и рассказывает, начиная с войны во Вьетнаме. Хотя, казалось бы, где Вьетнам, а где интернет? Ан нет, один из организаторов разветвленной сети слежки и психологической войны Уильям Годель оказался в числе инициаторов создания компьютерной сети, которая помогла бы в войне с вьетнамскими партизанами. Так что знайте: вы читаете текст ровно потому, что похожий одновременно на Мартина Шина и Марлона Брандо из «Апокалипсиса» Копполы офицер военной разведки в начале 60-х годов решил, что напалма недостаточно. И вот ARPA за миллиарды денег американских налогоплательщиков наняло инженеров, которые сделали военным ARPANET. После явно коррупционной приватизации ARPANET появился интернет. А поскольку слежка и сбор данных — это прирожденное свойство интернета, то им теперь вовсю пользуются не только военные, спецслужбы и Госдеп (ну куда же без Госдепа), но и большие интернет-компании типа Google. И не только пользуются, но и всячески помогают военным, спецслужбам и Госдепу. Это если вкратце. Да, чуть не забыл: россказни о том, что интернет появился под влиянием американской контркультуры, — или неправда, или это влияние ограничилось галлюциногенами, а сама контркультура не дала миру ничего, кроме пустых обещаний свободы и тоталитарных сектантских коммун.

Рассказывая о людях и компаниях, Левин никогда не забывает упомянуть, что он или они получали деньги от ARPA, Госдепа, ЦРУ, ФБР и АНБ. А если не от них напрямую, то, значит, от какого-нибудь посредника, то есть все равно работали на ARPA, Госдеп, ЦРУ, ФБР и АНБ. Так что все эти инженеры, программисты и ученые, создававшие компьютеры и интернет, — в лучшем случае пройдохи типа основателей Google, которые удачно придумали, как заманить людей поиском информации и заработать на слежке за ними миллиарды. А в худшем — всего лишь подрядчики ARPA, Госдеп, ЦРУ, ФБР и АНБ.

Иногда получается совсем забавно: Дуглас Энгельбарт —  человек, который придумал графический интерфейс и изобрел компьютерную мышь — оказывается у Левина (ну да, изобретателем, но) всего лишь получателем миллионов от Пентагона и «известным любителем ЛСД» (так в книге). А Винтон Серф — создатель протокола TCP/IP, на котором, собственно, и построен интернет — фигурирует в книге как «человек из старой гвардии ARPA» и «посредник между Google и военными». Единственный, кажется, персонаж, о котором Левин не написал ничего плохого, — это создатель кибернетики Норберт Винер. Впрочем, и у него жена была поклонницей Гитлера.

История, которую рассказывает Левин, получается до нелепости однобокой и, как и добивается автор, чудовищной: интернет создан Пентагоном, Госдепом и спецслужбами для эффективной слежки и психологической войны. Если бы вам так рассказывали, например, о радио, то история бы вышла тоже не очень красивая: Попов хоть и изобрел радио, но создавал-то он устройство для дистанционного управления минами на деньги военно-морского ведомства Российской империи (которая, вы же знаете, держалась на крепостничестве, была тюрьмой народов и кровавым режимом). Да и потом, в общем, всё шло по накатанной: «Над всей Испанией безоблачное небо», радио для связи с агентами за рубежом, радио как оружие холодной войны, радио для управления баллистическими ракетами (далее глава об ужасах Хиросимы, Нагасаки и Чернобыля) и, наконец, сотовая связь как канал для интернета. А про интернет читайте в книге Яши Левина «Интернет как оружие».


В такой односторонний рассказ об интернете плохо вписывается его реальная технологическая история. Неплохо, кстати, задокументированная и почему-то, несмотря на военный и шпионский характер интернета, открытая для изучения. И история научных открытий, инженерного гения и сотрудничества десятков и сотен тысяч людей, которые строили интернет и принимают участие в его управлении сейчас (да, как ни странно и что бы нам ни рассказывала антизападная пропаганда, ICANN, IETF и Internet Society — это всё международные гражданские организации). Странно говорить банальности, но интернет — это не только ВПК и крупные IT-компании, но еще и реальные кабели, дата-центры, точки обмена трафиком, чертова прорва всякого программного обеспечения, без которого он не может функционировать и которое кто-то должен был разработать, внедрить и поддерживать. Это громадное количество людей, которые организуют, поддерживают и развивают интернет. И почти все они не работают на Пентагон и даже на Facebook. Хуже того, они вообще не работают в США и не на США.

Простите, меня, читатели! Меня извиняет только то, что об этом в книге Левина не сказано практически ничего. Почитать Левина, так выходит, что Пентагон интернет создал, потом коррумпированные чиновники его отдали корпорациям, и они ими пользуются. Пентагон вместе с Минобороны РФ, конечно, тоже есть в интернете. Как и все человечество, как и мы с вами. И даже Яша Левин интернету человек не посторонний.

В последней главе книги автор пытается как-то сгладить общий негативный пафос книги и даже допускает, что интернет может еще понадобиться для чего-нибудь полезного. Ну, например, следить за нефтяными компаниями и банкирами на Уолл-стрит. Да-да, следить, именно что следить, а как же. Но вся книга вовсе не об этом, а о том, как его создавали кровожадные институты и плохие люди.

Кстати, о Гитлере. Заключение книги начинается с описания окрестностей концлагеря Маунтхаузен. Мрачный фон дает автору еще один повод вернуться к истории про табуляторы Холлитера, которые в годы Второй мировой IBM продавала Германии, в том числе для учета заключенных концентрационных лагерей. Автор, впрочем, оговаривается, что лагерная администрация пользовалась не только табуляторами, но еще телефоном, телеграфом и почтой. (Прямо вот хочется почитать новую книгу Левина о злобной сущности телефона, и особенно телеграфа, с помощью которых было совершенно столько военных преступлений! А, впрочем, нет, не хочется.) Вставая рядом с Холокостом, автор как бы намекает на то, что вот же — смотрите! — до чего могут довести технологии.

Доходя «до Гитлера», логика Левина дает окончательный сбой. Военные технологии — это ведь не то же самое, что технологии в руках у военных. В руках у них и электричество, и металлургия, и химическая промышленность. Вряд ли кто-то будет спорить, что громадное количество технологий появилось именно (или хотя бы в том числе) благодаря тому, что в них были заинтересованы вояки, шпионы, чиновники и богачи. Некоторые военные даже научились так организовывать процесс получения технологий, что им не было большой нужды «присваивать» их. Вот и ARPA с ее современной наследницей DARPA, например. В отличие от советской военной машины, которая умела делать нужное себе по преимуществу только внутри себя — в закрытых институтах и на номерных заводах, — американская военщина сообразила, что это и дорого, и неэффективно. Главное, чтобы этим можно было воспользоваться. Возлагать, как это делает Левин, всю «вину» за интернет на военных и спецслужбы не просто упрощение, а, в сущности, неправда. Да, компьютер понадобился военным, чтобы вести быстрый и точный расчет параметров артиллерийской стрельбы («нужный для ведения противоповстанческих военных операций»), но задолго до этого, например, для того, чтобы взломать код гитлеровской шифровальной машины «Энигма». Да, ракетостроение появилось вовсе не из желания запустить человека в космос и исследовать Луну, а чтобы лучше всего укокошить врага на другой стороне Земли. И GPS появился не затем, чтобы милый голос в Яндекс-Навигаторе предупредил вас о «камере на 60», а для того, чтобы вернее проложить путь военной эскадре. Создание новых технологий очень часто мотивируется совсем не гуманными порывами и финансируется вовсе не из благотворительности.

В мире интернета, нарисованном Левиным, нет никакой надежды — сплошной обман, коррупция и зло в разных видах. От которого никуда не деться и не на кого опереться: шифропанки наивны, хакеры ангажированы, Tor и Signal ненадежны  и оплачены ВМФ США и Госдепом. И даже Сноуден — и тот ничего не понимает в жизни и выбрал себе неудачных друзей. А все мы тут теперь под вечной слежкой то корпораций, то правительства США, то корпораций и правительства США, которые, как очевидно Левину, всегда заодно, обманутые записными пропагандистами и наивными доброхотами, грустные и одинокие. Технологии — Левин совершенно прав (и банален в этой правоте) — вовсе не обязательно служат добру, справедливости и строительству светлого будущего. Вот только ведь могут? Иначе как объяснить, что в этом интернете вообще кто-то живет, читает книги, слушает музыку, смотрит фильмы, учится и создает что-то новое? Кажется, Яша Левин рассказал нам не всю правду об интернете.

Яша Левин. Интернет как оружие. Что скрывают Google, Tor и ЦРУ. М.:  Individuum, 2019. Перевод с английского Максима Леоновича и Елены Напреенко. Рецензия: В Харитонов

Вводная

"…хотя то, чего не существует на свете, людям легкомысленным в чем-то даже легче и проще выражать словами, чем существующее, для благочестивого и добросовестного историка дело обстоит прямо противоположным образом: нет ничего, что меньше поддавалось бы слову и одновременно больше нуждалось бы в том, чтобы людям открывали на это глаза, чем кое-какие вещи, существование которых нельзя ни доказать, ни счесть вероятным, но которые именно благодаря тому, что благочестивые и добросовестные люди относятся к ним как к чему-то действительно существующему, чуть-чуть приближаются к возможности существовать и рождаться."

Мастер Игры

Эти правила, язык знаков и грамматика Игры, представляют собой некую разновидность высокоразвитого тайного языка, в котором участвуют самые разные науки и искусства, но прежде всего программирование и музыка (или музыковедение), и который способен выразить и соотнести содержание и выводы чуть ли не всех наук. Игра в бисер – это, таким образом, игра со всем содержанием и всеми ценностями нашей культуры, она играет ими примерно так, как во времена расцвета искусств живописец играл красками своей палитры. Всем опытом, всеми высокими мыслями и произведениями искусства, рожденными человечеством в его творческие эпохи, всем, что последующие периоды ученого созерцания свели к понятиям и сделали интеллектуальным достоянием, всей этой огромной массой духовных ценностей умелец Игры играет как органист на органе, и совершенство этого органа трудно себе представить – его клавиши и педали охватывают весь духовный космос, его регистры почти бесчисленны, теоретически игрой на этом инструменте можно воспроизвести все духовное содержание мира. А клавиши эти, педали и регистры установлены твердо, менять их число и порядок в попытках усовершенствования можно, собственно, только в теории: обогащение языка Игры вводом новых значений строжайше контролируется ее высшим руководством. Зато в пределах этой твердо установленной системы, или, пользуясь нашей метафорой, в пределах сложной механики этого органа, отдельному умельцу Игры открыт целый мир возможностей и комбинаций, и чтобы из тысячи строго проведенных партий хотя бы две походили друг на друга больше чем поверхностно – это почти за пределами возможного. Даже если бы когда-нибудь два игрока случайно взяли для игры в точности одинаковый небольшой набор тем, то в зависимости от мышления, характера, настроения и виртуозности игроков обе эти партии выглядели и протекали бы совершенно по-разному.


Величайшее шоу на земле



Любая достаточно развитая технология неотличима от магии.
Артур Кларк

В основе большой игры лежат идеи и постулаты сформированные в начале XX века швейцарским ученым Карлом Густавом Юнгом, а также российским мыслителем Вернадским Владимиром Ивановичем. Обобщением их тезисов стала монография «Игра в бисер» , написанная Германом Гесс, за которую он впоследствии был удостоен Нобелевской премии. 
Дальнейшее развитие эта тема получила в работах видного советского ученого Гумилева Льва Николаевичем, а также в произведениях Артура Кларка «Черты будущего» и Станислава Лема «Су́мма техноло́гии». 

Видная роль в практической реализации данных теоретических разработок принадлежит известному советскому методологу,  Мастеру Игры, Георгию Петровичу Щедровицкому. Именно ему принадлежат  ставшие уже классическим пункты правил об отсутствия «собственности на идеи» и фиксация результатов в коллективных монографиях, что во многом и обусловило переход от имитационных игр к репрезентационным, каковой и является данный проект.

RekLama Когда слово не выкинешь из песни.

Подходит жена к мужу.
-- Милый... у меня две полоски...
-- Ты беременна?
-- Нет, б****, я бурундук!!! - обиделась та и ушла. Возвращается спустя два часа.
-- Дорогой, ты станешь ПАПА.
-- Ты что, беременна?
-- Нет, б****, Из Ватикана звонили! - опять начала заводиться супружница.
-- А ты пробовала лекарства какие, свечи там.
-- Принимала я эти свечи. Никакого толка, да и на вкус мерзкие...
-- Ты их ела, что ли?
-- Нет, б****, в пи...  задницу засовывала!!!

Ладно, пошел муж на работу. Вызывает секретаршу:
-- Соберите всех сотрудников на совещание, срочно!
-- По селектору?
-- Нет, б****, через "Одноклассников", так быстрей будет!!! И вот тебе еще телефон, соединишь меня с врачом.
Через пять минут секретарша:
-- Номер, который Вы дали, не отвечает...
-- Что, совсем???
-- Нет, б****, первые две цифры ответили, а остальные молчат!!! - не выдержала та.

Идет вечером с работы. Решил зайти на рынок, купить картошки.
Подходит к бабушке.
-- Бабушка, у вас картошка на посадку?
-- Нет, б****, НА ВЗЛЁТ!!!
-- Бабушка, у Вас к мешку газета прилипла!
-- Что, правда?
-- Нет, б****, Известия!

Пошел расстроенный в хозяйственный магазин:
-- Дайте мне мыло и веревку.
-- Вы что, повеситься хотите?
-- Нет, б****, помоюсь -- и в скалолазы!!!
Короче, купил бутылку водки и пошел излить душу другу американцу. Тот прям с порога:
- Will you?
- Я те, б***, вылью!


Разговор о двух головах: «государство для человека» или «человек для государства»



Почитатель: Дорогой! Давай не будем объясняться в любви к столичному бомонду и гламуру, а зададим себе вопрос. Хотя, разумеется, все вопросы на свете – риторические. И тем не менее. Вот задачка, задаваемая судьбой каждому, почему Бог дал ум и талант, но сподобил родиться в этой прекрасная страна, где хорошо лишь подлецам и героическим борцам с ними? Если я по натуре своей не герой и не подлец, а хочу прожить жизнь достойно, зарабатывая честным трудом на семью, то такого варианта нет: каждый день подталкивает или к одним, или к другим. Не хочешь быть подлецом вместе со всеми?  – Становись трагическим борцом, готовым пожертвовать всем, в том числе и семьей, ради борьбы. Не хочешь быть героем и сгинуть в тюрьме или чтобы тебя забили насмерть в подъезде – пристраивайся к подлецам. И что делать? Что делать, если, с одной стороны, не хочешь становиться частью силовой структуры – а все государство и вся жизнь стала огромной криминально-силовой структурой,  и если, с другой стороны, не хочешь идти в революцию?

Позитивист: «Что делать?» - отличный вопрос. Давай про это. Не догоним, так хоть согреемся. Ответить на него гораздо труднее, чем на второй сакраментальный вопрос «Кто виноват?» Тут-то всем всё абсолютно ясно. Нам – что виноваты они. Им – что виноваты мы. Здесь живут бок о бок два отдельных, нисколько не похожих народа, и народы эти  с давних пор люто враждуют между собой. (Чтоб он провалился,  византийский орел с двумя головами – шизофренический символ, выбранный в качестве герба нашего государства).


     Есть Мы и есть Они.
     У Нас свои герои: Писатели, Поэты, Профессора.
    У Них – свои: Правители, Победители, Полководцы.

Друг друга представители двух наций распознают с первого взгляда и в ту же секунду испытывают приступ острой неприязни. Нам не нравится в Них всё: как Они выглядят, разговаривают, держатся, радуются  и горюют, одеваются и раздеваются. Нас тошнит от их любимых певцов, фильмов и телепередач. Они платят Нам той же монетой, и еще с переплатой. Помимо Нас и Них есть большинство – простонародное "нирыбанимясо", которое каждый пытается перетянуть это  на свою сторону, приобщить к своим ценностям.

Почитатель: Мне кажется, ты не совсем там проводишь границу. Это я про Мы и Они. Большинство населения вовсе не между нами. Оно с Ними. Дело тут вот в чем. Первую мину под этот ковчег заложили, когда хотели модернизировать армию для войны и позвали с Запада технических наемников. Однако кроме технологий, эти люди привезли с собой дотоле неизвестные здесь идеи: свобода, республика, парламент, права личности, достоинство. За несколько поколений эти идеи превратили нацию в сиамских близнецов, тело одно, а головы разные. Технологии в любую эпоху требуют свободу мысли, а свобода мысли неминуемо влечет за собой понятие о свободе личности. 
С тех пор здесь сосуществуют два народа, говорящих на одном языке, но ментально друг другу противопоставленных. Одна голова напичкана знаниями, мыслями, идеями и представлениями, что мы - лишь часть общечеловеческой цивилизации и культуры. Эта голова не хочет жить ни при какой диктатуре, требует себе свобод, прав и уважения достоинства. У другой головы свой, патриархально - феодальный образ мира: мы живем на острове, окруженном океаном врагов, и только столичный четвертый член Святой Троицы может спасти наших младенцев от поедания, а землю предков - от осквернения и ограбления. Вот это Мы и Они.
Несменяемая власть – это такой не снимаемый намордник. В феврале 17-го намордник попытались ослабить, а в октябре заменили полностью. Что получилось – расхлебываем до сих пор. Это главный аргумент тех, кто утверждает, что лучше не менять намордник, чем  видеть беспредел на улицах. Страх. Страх перед сиамским братаном, который и парализует «протестное» движение. Но я оптимист. Тогда, в 17-м, первую попытку сорвала война. Вторая, в начале 90-х, была обречена, потому что рабы, на которых свалилась с неба воля – никудышная опора для гражданского общества. Теперь, спустя двадцать лет, появился целый слой общества, желающий жить в свободном обществе. Я верю, что свобода может менять людей, Так что у третьей попытки снять намордник есть шанс. Или нет?

Позитивист: У меня несколько иное впечатление от исторического процесса, и переломом я считаю эпоху, когда отменили телесные наказания для элиты и тем самым открыли ворота для развития ЧСД, чувства собственного достоинства. Метафора про тело и две головы мне нравится, но только я не думаю, что Их голове Тело внимает охотнее. Просто эта голова исторически старше нашей. Сила здесь была в почете всегда, сколько существует эта страна. А ум светился редко и голос его был слаб. Некоторые умники пытались участвовать в тогдашней общественно-политической жизни, но сгорали, как свечки. Потому как власть чаще всего опиралась на силу и бдительно охраняли интересы силовиков, что приводило к состоянии вечной войны – обычно холодной, но иногда и настоящей. Иногда к власти приходили приверженцы мозговых извилин – и тогда происходили реформы, то сторонники простых ответов на сложные вопросы – и тогда наступала реакция.
   Главная проблема в том, что ненависть дуболомов никуда не девается и сейчас она разгорается с новой силой. Власть у Них и они лишают Нас голоса, профессии, работы, свободы. А Мы все ждем, что будет и на Нашей улице праздник. Конечно, будет, куда он денется. Но вражда голов на этом не закончится. Как этого избежать? Как примирить эти головы, и научить сильную не грызть умную, а умную - не сваливаться на сторону? Могут эти головы договориться, и если могут, то как?



Почитатель: Момент истины наступит, когда нынешний намордник свалиться - ни один одночлен на свете еще не правил вечно. Хотя есть большая вероятность, что на первых же свободных выборах большинство снова изберет себе нового держиморду. И себе и нам.
"Нирыбанимясо" привыкло только к одному вкусу помоев из ящика. Если в течение года показывать по нему свободные дебаты свободных людей, которые даже в сером видят 50 оттенков, то оно просто растеряется, так как приучено жить лишь в черно-белом мире, где господствует только злоба, жестокость и сила. Благородство и порядочность для них – признаков лохов. Они могут лишь подчиняться, то есть признавать власть за теми, кто злобнее, сильнее, подлее. Рано или поздно, время силы конечно, кончится. Как это ускорить? Вначале нужно понять - если мы начнем рубить голову дракону, мы сами неизбежно станем драконом. Только мирный протест, как индусы супротив англичан.

Позитивист.  Мы видим анатомия этого общества несколько по-разному. Ты считаешь, что Силовики и Народ – это что-то единое, а Мыслители и Умники – принесенные заморским ветром чуждые семена. Может быть раньше так и было. Но сегодня Мы и Они – это два разнонаправленных вектора, каждый из которых пытается убедить большинство в своей правоте. Вот ты говоришь: «рубить головы дракону», «они понимают только злобу, жестокость и силу». Это язык войны, всё той же нескончаемой войны, где Мы - это хорошие, а Они - плохие. Среди Наших попадаются, и в немалом количестве, люди низкие и продажные; среди Них подчас встречаются люди убежденные и бескорыстные. Пускай потомки решат, кто был хорошим, а кто плохим. Что если они научаться как-то терпеть нас? Речь не про нынешний момент, когда Они совершенно распоясались и думают, что Мы полностью капитулировали. Интеллигенция много ударов держала, выдержим и этот. Вопрос в другом: когда Наша сила начнет прибывать, а Их сила убывать – сможем ли мы, сторонники прав личности, найти общий язык с сторонниками государственного принуждения? Где эта точка соприкосновения?

Почитатель: С кем искать точки соприкосновения? С бандитами во власти или с властью бандитов? Для того, чтобы терпеть, нет больше времени. Людям, кое-как выживающим сейчас, не помогут сказки о далеком будущем. Речь же не идет о каком-то психологическом дискомфорте, а о элементарном вымирании населения. Люди приспособились к жизни в этой тюрьме, смирились с нищетой и обездоленностью, но здоровье то уходит, природе не прикажешь. Страна рабов, которой правят главные рабы. А у рабов рабское отношение ко всему: Nihil habeo, nihil curo - Ничего не имею – ни о чем не забочусь.
Они живут за счет варварского разграбления природы, потому что не знают чувства ответственности за будущее. Как остановить наступающую экологическую катастрофу, если население отчужденное и от земли, и от местной власти, в массе своей уже не способно к активному противостоянию собственного уничтожения? Остается только терпеть и вымирать? Люди ощущают себя бессильными и беспомощными перед всесильным чиновником, который заботится только о своем кармане. У нас смертность взрослого населения в 21 веке выше смертности в 19 веке. Из нынешнего поколения 16-летних юношей до 60 лет не доживет половина.
     Водка, это не причина, это лишь следствие психической угнетенности и ощущения полного бесправия, беспомощности и безысходности. Люди видят безнаказанность начальства, продажность судов и органов правопорядка и ничего с этим сделать не могут. Люди не могут найти работу, так как многие места заняты мигрантами. Для чего это делается? А это делается для того, что бы перевести социальные конфликты в конфликты межэтнические. Новые этнические погромы запланированы. «Патриотизм» – испытанный удобный способ держать рабов в повиновении. Власть делает все, что бы усилить отчуждение человека от своего подъезда, дома, улицы, подсовывая ему вместо этого жупель решения "государственных проблем на международном уровне", У Вас в доме не бежит горячая вода, разбитые дороги и запись в поликлиннику на месяц вперед? - Ничего, держитесь. Зато вот Вам крупным планом картинка, как кто-то где-то там, сказал спасибо, бесплатно расхватывая вашу муку и лекарства.
При этом сами эти звонкоголосые «патриоты» в будущее этой страны не верят, и делают все, что бы обеспечить своим потомкам жизнь за границей.
 И опять возвращаемся к тому же, с чего начали. Для героев и борцов, готовых «заложить жен и детей» за правое дело, Россия – правильное место. Но что делать, если тебе важнее не сесть в тюрьму за участие в протесте, а обеспечить здоровое и достойное будущее для своих детей, и это будущее начинается сегодня, уже наступило? И если ты не хочешь терпеть и вымирать? И не хочешь искать точек соприкосновения с теми, соприкосновение с которыми вызывает рвотный рефлекс? Надеяться на чудо?



Позитивист: А я вот ничего фатально-трагического в современной ситуации не вижу. Рассвет недалеко, а перед ним тьма, как положено, еще сгущается. А вот что будет после рассвета, когда к власти придут Наши? Ну загоним под плинтус спецслужбистов и пересажаем неправедных судей с прокурорами, тех, которые не успеют убежать конечно. Отберем нефть, газ, металл, лес у «плохих» и передадим «хорошим». Но Нам все-таки придется как-то договариваться с умными из Них, и на пальцах доказывать, что концепция «государство для человека» сегодня куда как эффективнее теории «человек для государства». 

Позитивист: Михаил Шишкин
Почитатель: Борис Акунин


Лекция по современному искусству и не только. Только Доны. Only ENTP


Встретить одного Дона не трудно - это каждый 16 человек. Двоих увидеть вместе тоже можно - надо только собрать 32 человека. А вот что бы собрать восемь Донов, нужно профильтровать 128 человек. Это в теории. А на практике цифра возрастает до 150. Именно таким количеством социальных контактов обладает среднестатистический человек. То есть можно сказать, что обычный человек из среднего сословия знает восемь Донов. Понятно, что у какого-нибудь крестьянина эта цифра будет ниже, а у Принца - соответственно больше. 
Доны, как и положено звездам, являются штучным товаром и стаями не водятся, хотя и могут иногда образовывать отдельно святящиеся созвездия. При этом, даже принадлежа к общему классу, Доны отличаются ярко выраженной индивидуальностью и неповторимостью, что нашло свое отображение и в современном искусстве. Вот например список семи известных Донов, представленных на картине "Мастер - класс":
  • Дон Жуан
  • Дон Кихот
  • Дон Педро
  • Дон Посей
  • Дон Тихий
  • Дон Аушра
  • Дон Карлос
  • Дон Корлеоне
Естественно, у каждого разумного человека, возникает логический вопрос - что общего между такими разными людьми, кроме того, что все они Доны? К сожалению, современная наука не способна дать точного ответа на этот вопрос, хотя судя по листку бумаги у одного из участников,  можно предположить, что речь идет о каком-то групповом творческом процессе. Тут нужно сказать, что Доны, впрочем как и все тоджики, чрезвычайно быстро учатся друг у друга. Особенно активно это процесс идет в случаях, когда богатые теоретические познания Донов в различных ментально - когнитивных технологиях имеют свое практическое офлайн и онлайн воплощение. Кумулятивный эффект объединенных в едином творческом порыве Донов способен любое, даже самое обыденное явление, например такое, как написание книги, превратить в нечто иное, не известное ранее не только по содержанию, но и по форме. Конечно, обычным людям, не обладающей лидерской интуицией первой альфа квадры весны, вначале сложно понять и принять такой новаторский подход в творчестве, впрочем как и во всем остальном. Их с детства учат, что для достижения успеха и богатства необходимо наступать на горло своей песни, чтобы не разбудить спящих соседей. Доны тоже нуждаются в успехе и богатстве, только достигают они этого c помощью безумства храбрых песен в стиле Дона Билана

Вывод: если Вы русскоязычный Дон Новатор или Искательница ENTP - то Вам сюда

Если Вы обычный наблюдатель битвы туфельки с инфузорией - Вам сюда

Исповедь хакера: к чему привело развитие информационных технологий


Раньше я был обычным хакером и главенствующими чертами своего характера считал трусость, злобность и высокомерие. Так вышло, что эта троица имела к своим услугам кое-какой талант, который завуалировал ее и, по видимости, переиначил; а помог в этом ум, одно из самых удобных орудий для маскировки, в случае надобности, наших природных изъянов. С раннего детства, сколько я себя помню, мною руководило стремление к злу - о чем я, разумеется, не догадывался. Моя тяга к злу была изотропной и совершенно бескорыстной. В местах почитаемых - особенно в церкви - или в присутствии наиболее почтенных людей я любил размышлять о запретном. То, что размышления эти были ребяческими и смешными, совершенно не важно. Просто я ставил эксперименты в масштабе, который тогда был мне доступен. Не помню, когда я впервые приступил к таким опытам. Помню только щемящую скорбь, гнев, разочарование, которые потом годами преследовали меня, когда оказалось, что голову, переполняемую дурными помыслами даже здесь, в соседстве таких людей, не поражает молния, что отпадение от должного порядка бытия не влечет за собой никаких, решительно никаких последствий. 

Но последние годы, выступая в роли Мусорщика, я веду себя как существо отзывчивое, скромное и чуждое профессиональной спеси. Если Вы читали «Скрытые причины врожденной неполноценности внеземных рас», то конечно знаете, что я стал Мусорщиком не по своей воле. Не знаю, сыграл ли роль в этой истории мой характер - а вовсе не способности, но не исключаю и этого: масштаб событий позволяет мне отрешиться и от гордости, и от застенчивости. Описывая себя, человек обычно решается на предельную искренность, если считает, что могжет рассказать о себе нечто неслыханно важное. Я, напротив, искренен потому, что та личность, которой я был находясь в образе Homo Ludens, в данном случае абсолютно несущественна; иначе говоря, к откровенности, вообще-то несносной, меня побуждает только неумение различить, где кончается статистический каприз, определивший склад моей личности, и где начинается видовая закономерность.

Эта страна стала для меня не блаженной страной, а, скорее, соломинкой, протянутой утопающему, храмом, в который я, неверующий, вошел потому, что здесь царил священный покой. Сегодня я знаю, что вся моя жизнь нанесла сокрушительный удар по фундаментальному исследованию профессора Карвера «Дефекты разума в Галактике», где он убедительно доказал, что разумность существ внеземного происхождения уменьшается в арифметической прогрессии, по мере того как расстояние от Земли возрастает в геометрической прогрессии. Но я не собирался разрушать основы апдукции и понятия троичной логики. Не я обратил оружие статистики против этих основ - и взорвал их. Я не смог быть одновременно дьяволом при солнечном свете и ангелом в подземелье. Я созидал и создавал новые истины, а не низвергал старые, проявляя себя в роли вдохновенного пророка, творца обрядов и магических ритуалов. Я действовал так бессознательно, а мотивы обнаружились потом.

Все эти годы, я не раз размышлял, что бы стало со мной, проживи я всю жизнь на одной из четырех тысяч культур, именуемых планетарными, - в той бездне тысяч лет, которая в нашем скудном воображении съеживается до размеров какой-то прихожей, зала ожидания настоящей истории. В большинстве из этих культур я бы так и зачах, имея ограничение свободы выражения мысли. Хотя для мысли едва ли не опаснее свобода слова. Запрещенные мысли могут обращаться втайне, но что прикажете делать, если значимый факт тонет в половодье фальсификатов, а голос истины - в оглушительном гаме и, хотя звучит он свободно, услышать его нельзя? Развитие информационных технологий привело лишь к тому, что лучше всех слышен самый трескучий голос, пусть даже и самый лживый.



V* BY DraGC 25394LTT 15477SBC7 695
** ZUC 16AGCRV 110442MASS J18335574+5143094SBC9 1069
AG+51 1244GEN# +1.00234677NLTT 46684StKM 2-1383
ASCC 266915G 228-31PLX 4280.01TYC 3539-2623-1
BD+51 2402G 229-7PPM 36705UBV M 27798
CABS 156G 227-362RE J1833+514UCAC4 709-059575
CCABS 126GJ 7192RE J183356+514313USNO-B1.0 1417-00317842
Ci 18 2443GSC 03539-01850RE J1833+514WDS J18339+5144A
CSV 102879HD 234677RE J183356+514308YZC 26 5661
2E 4094HIC 91009RGB J1833+517YZ 51 5661
2E 1832.7+5140HIP 91009RX J1833.9+5142[BSF97] J183359.45+514319.4
1ES 1832+51.6IRAS 18327+5140RX J1833.8+5143[FS2003] 0977
2EUVE J1833+51.7JP11 36821RXS J183355.9+514313[GKL99] 358

Пророчество о России: Москва 7 ноября



Воскресенье. Москва, осень, слякоть. В Подмосковье продолжают гореть леса и торфяники. Режим ЧС, введенный губернатором не помогает, и он обращается к министру с просьбой о выделении дополнительные силы из личного состав ГУВД Москвы. МВД удовлетворяет его просьбу и отправляет на тушение пожара свои лучшие силы, включая знаменитый ОМОН «ЗУБР». Делегаты проходящего в это время в Москве съезда профсоюзов оборонных предприятий единогласно поддерживают инициативу почетного гостя, полпреда Президента и решают остаться и оказать посильную помощь в тушении пожара. Однако поздно вечером, группа подонков нападают на делегатов съезда от «Уралголубойвагонзавода», в результате чего завязывается драка, и три почетных Члена Президиума поступают в больницу с сотрясением костей черепного мозжечка. Наступает ночь массовых вакханалий 

Понедельник. Бесчинствующая толпа, воспользовавшись уменьшением количества полицаев на улицах, громит офисы таких изданий как «Эхо Москвы», «Коммерсант», «Слон», «Дождь», «Голос», «The New Times» «Распил» и ряд других. ГУВД Москвы, выделившие свои лучшие кадры для тушения пожаров, не в силах справится с ростом волны насилия и массовых беспорядков в Москве. На экстренном заседании Правительства в срочном порядке принимает решение о блокировке Интернет сайтов некоторых социальных сетей, благодаря которым преступники активно поддерживают между собой связь. Набирая htps://twitter.com, пользователь автоматически попадает на http://futubra.com/, вместо Facebook на экране появляется «Вконтакте», любителям «Google» предлагаются новости «Яндекс». Оказавшись не в силах справиться с фильтраций контента на предмет пресечения антизаконных призывов (см. новый «Закон Яровой»), руководство Интернет компаний призывает на помощь волонтеров, в первую очередь из таких организаций, как «НАШИ», «Молодая гвардия», «Ястребы Сталина», . 
Вторник. В город из Подмосковья наконец-то прибывают следователи и сыщики, которые по горячим следам устанавливают зачинщиков и погромщиков. Показания многочисленных свидетелей однозначно говорят, кто стоит за насильственными преступлениями и зверскими массовыми избиениями многих известных журналистов, литераторов, деятелей культуры и бизнесменов, начиная от Ксении Собчак и заканчивая Ириной Прохоровой. Все факты указывают, что идейными вдохновителями беспорядков оказываются экстремистки настроенные последователи Эдуарда Лимонова и Алексея Навального, финансируемые Сергеем Мавроди и тайно поддерживаемые послом США в Москве. Лживые протесты США и других стран так называемой «демократии», получают достойный отпор со стороны Министра Культуры и уполномоченного при Президенте по правам ребенка, которые выступают с инициативой блокировать Интернет доступ к различным зарубежным СМИ типа «Голос Америки», «BBC», «NHK» и прочим рассадникам детской порнографии.

Среда. По первому каналу выступает национальный лидер, четвертый член Святой Троицы. Также как Президент, он рассказывает о трех прошедших сутках ужаса и о тех гнусностях, которые совершили буржуазные наймиты и примкнувшие к ним либеральные подонки. Не забывает он так же помянуть добрым словом народных героев Урала. Минутой памяти вся страна скорбит о героически погибших смельчаках, буквально накануне приехавших из лагеря «Селигер» и случайно оказавшихся в самой гуще событий. Президент твердо дает понять США и их союзникам, что Россия больше не позволит подрывать свой суверенитет кому бы то ни было, в связи с чем он подписал указ о временной приостановке деятельности ряда иностранных предприятий, чья деятельность может нанести вред национальным интересам России. Однако, это не в коем случае не значит, что России отказывается от дальнейшей интеграции в мировую экономику, в свете чего, Премьер предлагает рассмотреть вопрос о снижении импортных пошлин не только на яхты, но и на легковые автомобили, ценой более ста тысяч долларов. Он уверен, что этот шаг не только явно демонстрирует всему миру готовность России к дальнейшему сотрудничеству и ее открытость, но и, что самое главное, способствует дальнейшему росту благосостояния во благо всех государственных служащих России. Вечером в Москве проходят стихийные антиамериканские митинги в поддержку позиции Президента, на которых с горячей поддержкой выступают даже лидеры жестко оппозиционных партий: Жириновский, Зюганов и Миронов. Граждане с радостью узнают, что все вновь избранные депутаты по прежнему готовые на любые лишения, трудности и страдания в свой работе, ради блага обновленной страны и ее цветцщего народа.



Наблюдение Дона: сравнительный анализ Мастера и Инспектора


Общего очень много и тот и другой - собственники. Любят когда что-то их- каждый занимает как бы свой угол, свое пространство. И тот и другой любят чтобы за ними был последнее слово в разговорах, и тот и другой хозяйственные - могут починить что угодно, хорошо готовят. Также оба любят прикасаться к предметам. Мало эмоциональны.

Однако, в отличие от Мастера, Инспектор требует эмоций — он словно провоцирует на них, так как он постоянно на своей волне делает, что задумал и бывает очень трудно быть услышанным им, просто сказанное он воспримет мимо ушей. Для того что бы действительно на него повлиять вам нужен эмоциональный всплеск (автора Дона это почему то постоянно пробивало на ор, причем Инспектор охотно включался в «полемику»). Еще Инспекторы готовят и убираются на автомате — вот я приготовил покушать, ешь, это вкусно и полезно (с нажимом), если вдруг не нравится еда, то обычно делает вид, что ему все равно. Мастер больше дает теплоты в этих случаях. Даже если он совершенно не может готовить, он заварит вам чай или кофе и аккуратно нарежет бутерброды. За такую трогательную заботу невозможно не испытать к нему чувство благодарности. :)­ Инспектор постоянно на одной волне — малоэмоционален. А Мастера периодически пробивает на эмоции.

И Мастер и Инспектор оба являются оптимистами и тот и тот оба верят в хороший исход начатого дела. От каждого нового человека, отношений, оба ждут только хорошего, и если вы обманули или не оправдали ожиданий, и тот и тот от вас отстранятся . Мастера отстранится сразу, но видя ваше раскаяние, еще может вас простить даже очень за большую провинность, и будет прощать вас если видит что он нужен, что он дорог.

Инспектор наоборот, сначала даст право на ошибку - но если вы продолжите из раза в раз подводить его, то однажды Инспектор вас просто вычеркнет из своей жизни, навсегда и никакие мольбы и просьбы не помогут вернуть вам его расположение.

При внешней сухости Инспектора – он если вы в «его» кругу, всегда вас будет поддерживать в любых ваших начинаниях. Особенно, если видит в них целесообразность. Если вы не уверены в чем-то - даст совет и в любом случае постарается вам оказать поддержку, пусть даже у него это и не совсем получится.

Мастер же наоборот- каждое ваше начинание будет встречать насмешкой и сарказмом, будет смеяться над далеко идущими вашими планами и говорить , мол жить нужно сегодняшним днем, а не откладывать на завтра свои потребности. Такое воздействие на человека с большим энтузиазмом имеет смысл, но для всех остальных Мастер заслужит, в лучшем случае, прозвище зануды, а в худшем, он сильно вам свяжет руки и подпортит самооценку. К примеру вы сами попытались сварить обед - вышла кое-какая фигня почти съедобная, Инспектор обязательно вас похвалит за самостоятельность и за то что вы такой молодец. Что вы чего-то хотите добиться и научиться даже в такой мелочи как варка еды. С Мастером другая ситуация- вы приходите к нему и говорите «Меня назначили начальником завода». В первый момент вы почувствуете плохо скрываемую зависть, а в ответ примерно следующее «Молодец. Это тот мелкий заводик, на котором работает 200 человек?». То есть если Инспектор вас поднимает до своего уровня и выше дает вам силы и уверенность, то Мастер наоборот всячески будет спускать вас с небес на землю - при том весьма агрессивно, если вы с ним близки.

Как ни странно в повседневной жизни Мастер более агрессивен чем Инспектор, даже девушка - Мастер способна ни с того ни с сего сказать своему парню в шутку: «Ух, как ты меня бесишь. Так бы и накостыляла бы ».  Я еще слышал также такую фразу Мастера о Доне «На его лице была изображена такая противная готовность работать, что его хотелось начистить». Инспектор же не будет вас трогать просто так ради шутки, только если ему что, то нужно или он считает что это вам нужно. К примеру «Иди учи уроки а, то получишь двойку».

И Мастер и Инспектор оба не любят когда их критикуют. «Не любят» - это мягко сказано, они вас убить готовы за это. Оба не переносят, когда их учат жизни. Даже если дела идут совсем неважно. В таких случаях – на Инспектора нужно нагнать ураган эмоций и устроить скандал.
С Мастером несколько труднее-ему нужно внушить мысль, что это его мысль, и он сам к ней пришел. В противном случае Инспектор просто с вами поругается и припечатает крепким словцом, а Мастер маленько поругается и свалит куда-нибудь, где его не будут подвергать критике. И тот и тот слабо предвидят развитие событий. Если Мастер обжегся, то он просто уйдет в ночь, а Инспектор подключит все свои связи, что бы отвоевать то, что у него забрали и поверьте, он заберет. Тут вопрос только во времени.

Оба любят отдыхать в компании друзей. Мастер любит быть просто в компании, притягивать к себе эдакой загадочностью и молчаливостью (хотя сенсорные с этим не согласятся). А Инспектор становится душой и заводилой компании и чем больше размах тем лучше.

Оба плохо переносят безысходность. Если вдруг на них обрушивается подобная депрессия, то ведут они себя тоже по-разному. Мастер меняет окружение, старается уехать в другое место или просто побыть один. Инспектор тоже уходит от всех как и Мастер, но это уход немного другого плана - он уходит в загул (в бессмысленный и беспощадный) - деньги летят рекой , на все плевать и ищи свищи его пока не нагуляется в компании случайных друзей и связей. Оба в такие моменты кардинально меняются - Мастер становится закрытым и холодным и колючим , а Инспектор крайне агрессивным, щедрым и беззаботным.

И того и другого из таких уходов вернуть очень сложно. Можно попытаться вернуть силой. К примеру Инспектор ушел в загул на 3 дня, а на 4й его нашли родственники и скрутив, утащили домой и не выпускали из дому пока он не очухался. Если же вы не близкий родственник, то лучше не лезьте к ним в этот момент - только все усугубите.

В плане отношений Инспектор либо гуляет по девушкам, либо строит серьезные отношения с расчетом на последующую женитьбу, среднего никогда не признает. Мастер же в этом плане более заботится о своем комфорте. Он сторонник своей свободы он может с кем-то встречаться, жить вместе, но при этом всячески подчеркивать, мол, он свободный человек и никому ничего не должен, по крайней мере до свадьбы и рождения детей. Мастера особо не тянет под венец. Обязательства же наоборот характеризуют Инспектора.

И Мастер и Инспектор оба хорошие слушатели- они всегда вас выслушают, дадут вам договорить, что вы хотели. А потом скажут свою точку зрения. Для Инспектора важно, какова репутация того человека, с которым налаживается контакт (исключение близкие родственники), для Мастера важен сам человек и плевать, что о нем говорят.

Оба имеют много общего и каждый по-своему нужен и важен :)­ Но запомните одно - о чем любит молчать Макс, о том говорит Мастер и наоборот.

Текли дни, месяцы, годы и вот он наступил, это вечер коронации


Текли дни, месяцы, годы и вот он наступил, это вечер. Со всех близких и дальних поселений на праздник съехались разные девери, шурины, своячницы, золовки, кузены, кузины со своими детьми. И еще бы – такой повод. Теперь все они в одночасье превращались из обыкновенных людей в высший свет, в родственников ни кого-нибудь, а самого Короля. С этого дня все их желания, капризы и прихоти приобретали государственное значение, с которым будут считаться миллионы людей.
Столы ломились от овощей, фруктов, мяса и рыбы и застолье затянулось далеко за полночь. Уставших детей ложили тут же, на сдвинутые лавки, где они сквозь сон слышали пьяные здравницы, смешанные с торжественными воплями менестрелей и унывными завываниями бардов. Постепенно радостные лица гостей сменялись оскалом самодовольных ничтожеств, пьянеющих не только и не столько от выпитого, сколько от нового ощущения властной вседозволенности. Пример показывал новоиспеченный Король, ползающий по полу и ничуть не стесняясь заглядывающий под юбки танцующих вокруг него женщин. Притворно повизгивая, дамы отдергивали платья и отскакивали в стороны, но не очень далеко, стараясь не выпасть из круга приближенных к его Величеству. Их мужья важно стояли в стороне, обсуждая какие-то свои, делая вид, что нет ничего предосудительного в том, что кто-то пытается увидеть цвет трусов их жен. Конечно, если бы на месте ползающего в центре зала тела оказался другой мужчина, их реакция была бы другой – но сейчас и здесь это был Король, а ему эти люди разрешали все и вся. Ибо все они знали, что есть Закон, а есть Царь, который выше Закона.
Речка был один из шестнадцати прислужников, специально отобранных для коронации. Шел третий год, как он служил покорным рабом при дворцовой кухни и сейчас вряд ли кто мог в нем узнать бывшего Жреца отдаленных «Северных территорий». По перовому зову он покорно сгибал свою уже немолодую спину перед прыщавыми новоиспеченными вельможами. Ловко обходя захмелевшую знать, он быстро подносил и разносил за столы все новые и новые блюда, после чего с милой улыбкой вытирал блевотину за многочисленными аристократами. И только глаза выдавали в нем то чувство, которое Речка испытывал к этим варварам, которые правили не мудростью, а силой. Сотни лет они грабили и порабощали его народа, и он готов был умереть в борьбе с этими дикарями, как до него умерли сотни и тысячи его сородичей. Он готов был умереть, но не мог этого сделать, потому что где-то там, далеко-далеко, был один маленький замок. Даже не замок, а так – глухая тупиковая деревушка с покосившимися воротами и трухлявыми заборами. И не было бы в этом селе ничего необычного: такая же как и во всем королевстве грязь, нищета и убожество, если бы не двое маленьких мальчиков – заложников, сыновей Жреца, потомков Гуру.
- Ну, что, раб, как тебе наш праздник? – с трудом державшийся на ногах Король решил передохнуть и пообщаться с тенью от пыли копыт своих коней. – Ты знаешь, я пожалуй отправлю объедки вон с того стола твоим детям, пусть вспомнят своего папочку. И еще, мне тут давече сказали что у нас туберкулин кончился, так что ты лишний раз помолись за своих пацанов, а то мало ли что. – повернувшись, он поймал пробегающую мимо Принцессу-подростка и одел ей на голову корону.
- Хочешь быть Королевой, красавица? – скабрезно улыбнулся Король.


Текли дни, месяцы, годы и вот он наступил, это вечер. Со всех близких и дальних поселений на праздник съехались разные девери, шурины, своячницы, золовки, кузены, кузини со своими детьми. И еще бы – такой повод. Теперь все они в одночасье превращались из обыкновенных людей в высший свет, в родственников ни кого-нибудь, а нового Цезаря. С этого дня все их желания, капризы и прихоти приобретали государственное значение, с которыми вынуждены были считаться миллионы людей.
Столы ломились от овощей, фруктов, мяса и рыбы и застолье затянулось далеко за полночь. Уставших детей укладывали тут же, на сдвинутые лавки, где они сквозь сон слышали пьяные здравницы, смешанные с торжественными воплями менестрелей и унывными завываниями бардов. Постепенно радостные лица гостей сменились оскалом самодовольных ничтожеств, пьянеющих не только и не столько от выпитого, сколько от нового ощущения властной вседозволенности. Пример показывал новоиспеченный Цезарь, ползающий по полу и ничуть не стесняясь заглядывающий под юбки танцующих вокруг него женщин. Притворно повизгивая, дамы отдергивали платья и отскакивали в стороны, но не очень далеко, стараясь не выпасть из круга приближенных к его Величеству. Их мужья важно стояли в стороне, обсуждая какие-то свои и делая вид, что нет ничего предосудительного в том, что кто-то пытается увидеть цвет трусов их жен. Конечно, если бы на месте ползающего в центре зала тела оказался другой мужчина, их реакция была бы другой – но сейчас и здесь это был новый Цезарь, а ему эти люди разрешали все и вся. Ибо есть Закон, а есть Цезарь, который выше Закона.
Извернувшись, мужчина поймал пробегающую мимо девочку-инфанту и одел ей на голову корону.
- Хочешь быть Принцессой, красавица? – мужчина скабрезно улыбнулся.
Искатель был один из шестнадцати прислужников, специально отобранных для праздничной церемонии. Шел третий год, как он служил покорным рабом при дворцовой кухни и сейчас вряд ли кто мог в нем узнать бывшего жреца отдаленной Гипербореи.         По перовому зову он покорно сгибал свою уже немолодую спину перед прыщавыми новоиспеченными вельможами. Ловко обходя захмелевшую знать, он быстро подносил и разносил за столы все новые и новые блюда, после чего с милой улыбкой вытирал блевотину за многочисленными аристократами. И только глаза выдавали в нем то чувство, которое Искатель испытывал к этим варварам, которые правили не мудростью, а силой «Грэгора Жругора». Долгие годы они грабили и порабощали его народа, и он готов был умереть в борьбе с этими дикарями, как до него умерли сотни и тысячи его сородичей. Он готов был умереть, но не мог этого сделать, потому что где-то там, далеко-далеко, была одна маленькая глухая деревушка с покосившимися воротами и трухлявыми заборами. И не было бы в этом селе ничего необычного: такая же как и везде грязь, нищета и убожество, если бы не двое маленьких мальчиков – заложников, сыновей Искателя, потомков Океанского Гуру.
- Ну, что, тень от пыли копыт моих свиней, как тебе праздник? – с трудом державшийся на ногах Цезарь решил передохнуть. – Ты знаешь, я пожалуй отправлю объедки вон с того стола твоим детям, пусть вспомнят своего папочку. И еще, мне тут давече сказали что у нас туберкулин кончился, так что ты лишний раз помолись за своих пацанов, а то мало ли что. Искатель знал, что насчет лекарства для детских прививок Цезарь не врал – как и многое другое, его не отправляли в провинцию, и оно было только для своих и приближенных к Столице. Все остальные жители империи ни старого, ни нового Цезаря не волновали: пушечному мясу все равно от чего умирать: от эпидемии или эпилепсии у властьпридержащих, на то оно и пушечное мясо.
Поздно ночью, сидя в своей келье, Искатель в тысячный раз пытался понять, где и когда он совершил ту роковую ошибку, которая привела его сюда. И как всегда огонь, зеркало, паутина показывали, что никакой ошибки не было и что только так он и его мальчики оказывались живы и в настоящем, и в будущем. Все знаки четко сходились в единственную точку сборки, формируя один большой вопрос: если все так однозначно, то может быть он видит только то, что хочет его подсознание? Когда он предсказывал будущее кому-нибудь другому, то смотрел на ситуацию как бы со стороны, воспринимая даже чужую смерть достаточно отрешенно и спокойно. Но когда он эти же знания применял к своей жизнь, не играла ли его интуиция с ним злую шутку, выдавая желаемое за действительное? 
От мучивших его вопросов Искателя отвлекла вошедшая Инспекторша. Она была одной из немногих, кто знал его в той, прежней жизни, и во многом благодаря ей он и оказался здесь. Инспекторша всегда имела четкое представление, каким должен быть настоящий мужчина, и хотя никто в жизни так и не смог оправдать ее ожидания, она с упорством требовала, чтобы Искатель жил исключительно по ее правилам. Спасало его только то, что с возрастом женщина потеряла часть зрения, осязания и памяти, хотя и оставалась при этом достаточно шустрой и неугомонной. Вот и сейчас, войдя, она сразу принялась шарить на столе, словно пытаясь там найти какой-то неучтенный кусок еды. Завершив кухонный шмон, она присела и посмотрела на Искателя.
- Ну и как все прошло?
- Да все как всегда: наелись, напились, наскакались.
Инспекторша ждала продолжения, но Искатель не хотелось вспоминать этот вечер: там были дети, а их вид всегда будоражил его память и причинял боль. Он посмотрел на кошку, в которой таилась душа Инспекторши – животное лежало и молча зализывала свои, а может быть чужие раны.
- А у меня для тебя есть приятная новость, сегодня пришло письмо от Светлой, - с этими словами она протянула ему небольшой женский платок с вышитым мелкой вязью письменами.
Он ждал это письмо еще месяц назад, но по дороге платок прошел через две пары лишних рук, что несколько задержало послание. Но все таки оно пришло, и Искатель на несколько мгновений вновь стал счастливым. И со Светлой и с мальчиками все было хорошо, ребята все также росли, играли, учились. Росли без него, играли не с ним, учились не у него. Каждый день он, Искатель, нарушал третью заповедь Солнечного Пророка: «Мальчиков должны воспитывать мужчины, девочек должны воспитывать женщины» и ничего, абсолютно ничего не мог с этим поделать. Дальше шла какая-то чепуха о прелестях сельской жизни на чистом воздухе под смогом деревенских труб. Искатель закрыл глаза и стал медленно-медленно перебирать завязанные на память узелки. Именно в них и было скрыто то важное, что хотела сообщить ему Светлая: смерть старого тирана взбудоражила страну и вселила надежду на перемены в тех, кто еще не потерял возможность мыслить самостоятельно. Первыми поднялись сыны Солнечного Пророка, раскалывая империю на три части, каждой их которой доставался свой континент, своя история и свое будущее. В самом конце письма Светлая сообщила новость, которая очень сильно удивила Искателя – на нее вышел Казначей.
Когда-то Казначей был одним из тех, кого принято называть «школьный друг».  Их было четверо: Гонщик, Искатель, Казначей и Торговец – молодых, успешных, амбициозных, таких похожих и таких разных. Каждый из них шел своей дорогой, в конце которой… Да не было тогда у этого пути окончания и казалось что взлет будет всегда, а падение – это лишь трамплин перед новым рывком к удаче и успеху. Но время шло, друзья обзавелись собственными семьями, выстроили свои и встроились в чужие карьерные лестницы и постепенно потеряли друг друга. Только иногда, сидя поздним вечером у костра, Искатель вспоминал, как они вместе скакали в грязи вокруг пламени, а потом ходили по углям босиком, очищенные и причащенные. И вот, спустя десятилетия, Казначей вновь обозначился на горизонте. «Почему он ищет меня?» – с этим вопросом Искателя и застало утро.
Новый правитель очень любил разные празднества, шоу и игры. Однако если прежний Цезарь видел в зрелищах прежде всего инструмент управления, который давал его подданным возможность гордиться своим величием и такими значимыми победами в тараканьих бегах и петушиных боях, то его преемник стадион и сцену любил по настоящему. Вот и сегодня, присутствуя при открытии новых гладиаторских игр, он упивался той народной любовью, о которой вчера мог только мечтать. Тем более, что это именно он внес то ценное нововведение, которое обещало сделать эти игры незабываемыми и прославить его реформаторский талант на всю Ойкумену: вся арена была по колено залита морской водой. В соленной воде каждая рана причиняла жгучую боль, но все же главное было не в этом: теперь воину нельзя было упасть, отлежаться и вновь быстро подняться. Шанс выжить был только у тех, у кого были силы стоять на коленях. Теперь не надо было думать над каждым еще живым телом, куда же поднимать палец – вверх или вниз, вода сама судила павших. И сейчас, стоя на подиуме и ощущая, как десятки тысяч людей, преклоняясь перед его обаянием, умом и дальновидностью, кричат в едином порыве «Ассана!», Цезарь был безумно счастлив от любви столичного бомонда и гламура. Он не был так искушен в политике, как почивший в бозе Цезарь, знавший истинную цену народной любви, измеряемую количеством солдат и соглядаев на душу населения. Однако теперь,  бывший профессиональный предатель и провокатор лежал в земле и уже никого ни о чем предупредить не мог. Поэтому когда над стадионом сразу в нескольких местах появились клубы дыма, многие, в том числе и сам Цезарь подумали что это какой-то специальный фокус, призванный придать происходящей фантасмагории еще больший эмоциональный накал. Трибуны продолжали реветь и лишь немногие, среди которых был и Искатель понимали, что происходит.
Он не был среди тех, кто поджигал, но он знал о готовившемся поджоге. Знал и молчал, хотя мог сказать и тем самым спасти тысячи людей, среди которых были женщины и дети. Но где-то там, глубоко внутри его звучала первая заповедь Океанского Гуру, сказанные им тысячу лет назад: «Относись к людям так, как они относятся к твоим детям». И когда эти мужья и отцы строили счастье своих семей, год за годом, десятилетие за десятилетием порабощая и убивая всех, живущих за пределами кольца Сарумана – Искатель испытывал странное чувство. Общаясь с каждым из них в отдельности, он видел перед собой похожих на себя людей, с такой же как у него речью и цветом кожи. Но наблюдая за их поступками, слушая их разговоры «среди своих», он ощущал что находится словно среди каких-то паразитов, питающихся человеческим потом, слезами и кровью. За роскошью их домов и латифундий, Искатель видел покалеченные судьбы детей и стариков. Когда фраки и мундиры служивых отливали роскошной позолотой, перед его глазами стояли миллионы нищих, сдающих скупщикам за бесценок свое последнее фамильное золото. Сильные и смелые по всей империи объявлялись еретиками и распинались на крестах, а подлые и лживые становились героями песен придворных трубадуров. И вот теперь, когда пламя охватывало все большее и большее пространство, а ничего не подозревающая толпа плебеев и патрициев продолжала неистовость в предвкушении очередного зрелища, он бежал по задымленным коридорам амфитеатра выдыхая всего лишь одно слово: «…справедливость, справедливость, справедливость..».          

Вот и решил написать третью книгу, на этот раз будет исторический роман. Ну и еще пришла в голову одна идея – буду постранично публиковаться в Фейсбуке, пусть друзья сразу критикуют, рекомендуют, предлагают: что, кого и куда послать. Как говориться, один разум хорошо, а коллективный мозжечек лучше.


Большая игра в покер




«Всякий раз, когда вы разыгрываете комбинацию отлично от того, как вы бы играли, если бы видели карты всех ваших противников, они выигрывают; и всякий раз, когда вы разыгрываете комбинацию так, как поступили бы, видя все их карты, они проигрывают. И наоборот: всякий раз, когда оппоненты разыгрывают свои комбинации отлично от того, как они бы это сделали, видя все ваши карты, вы выигрываете; и всякий раз, когда они разыгрывают руки таким же образом, как если бы видели все ваши карты, вы проигрываете». 

«Фундаментальная теорема покера»
Дэвид Склански (David Sklansky) и Мейсон Малмут (Mason Malmuth) 


Данная теорема подчёркивает важность двух вещей: качественной оценки карт противника и оптимального принятия решений с учетом этой оценки. Покер это игра инвестиций и управления рисками в конкретный момент времени. В клубном покере, как и в любой другой игре, не имеющей конечного количества состояний, не существует чистой оптимальной стратегии игры. Это объясняется большой степенью неопределённости — игроки не знают карт друг друга. Им доступна лишь ограниченная информация: собственные карты, общие карты, а также ход торговли. Чтобы запутать оппонентов и получить преимущество, игроки используют ряд стратегических приёмов, таких как блеф (или полу-блеф, суть которых заключается в том, чтобы отвести внимание игрока от реального положения дел в раскладе игры), получение бесплатной карты, чек-рейз, стил (воровство блайндов). В условиях неопределённости для принятия оптимального решения в покере широко используется вероятностный подход с определением математического ожидания возможных действий. Во время игры обычно используется подсчёт шансов банка и сравнение его с шансами на улучшение для принятия решения о продолжении игры.

get flash player

Надеющиеся на Господа наберутся новых сил и воспарят на крыльях


Даже юноши устанут и утомятся, молодые упадут от изнеможения;
но надеющиеся на Господа наберутся новых сил.
Они воспарят на крыльях, словно ОРЛЫ,
побегут – и не утомятся, пойдут – и не устанут 
Библия: Исайя, 40:30-31


В возрасте 40 лет когти орла становятся слишком длинными и гибкими, и он не может хватать ими добычу. Его клюв становится слишком длинным и изогнутым и не позволяет ему есть.
Перья на крыльях и груди становятся слишком густыми и тяжелыми и мешают летать.
Теперь орел стоит перед выбором: либо смерть, либо длительный и болезненный период изменения, длящийся 150 дней.

Он летит в свое гнездо, находящееся на вершине горы, и там долго бьется клювом о скалу, пока клюв не разобьется и слезет... Потом он ждет, пока не отрастет новый клюв, которым он вырывает свои когти. Когда отрастают новые когти, орел ими выдергивает свое слишком тяжелое оперение на груди и крыльях... И тогда, после 5 месяцев боли и мучений, с новым клювом, когтями и оперением орел снова возрождается и может жить еще 30 лет.

Очень часто для того, чтобы жить, мы должны измениться, иногда этот процесс сопровождают боль, страх, сомнения. Мы избавляемся от воспоминаний, привычек и традиций прошлого... Только освобождение от груза прошлого позволяет нам жить и наслаждаться настоящим и подготовить себя к будущему!

КАК ЗВАЛИ БЫ ВИННИ - ПУХА В РАЗНЫХ СТРАНАХ?

  • Саудовская Аравия - шейх Вин ибн аль Насер эль Сахиб эс Пухар
  • Россия - Винни Владимирович Пухин
  • Германия - хер Вильгельм фон Пухен
  • Казахстан - Винибай Пуханбекулы
  • Италия - Винсенте Дель Пухини
  • Испания - дон Виннио Пухалес
  • Бельгия - Виннил де Пухильде
  • Грузия - Виначар Пухашвили
  • Израиль - Виннихак Пухберг
  • Армения - Винник Пуханян
  • Индия - Виннира Пуханди
  • Ирак - Виннидам Пухейн
  • Китай - Вин Ни Пух