Второе крещение: Владивосток



Владивосток, город юности и красивых женщин. Море, песок вперемешку с обертками и воздушный суп, в который бухаешься раз и навсегда. Впервые во Владик я попал из славного города Комсомольска. Сидели, бухтели, талу ели, тут кто-то под горячу руку и предложи:
- А не махнуть ли нам во Владик на море?
А почему нет? Мы ребята молодые - лихие, этакие короли местного разлива. Машину у нас не халам-балам какой - Crown, чего нам тут посередь ветров сидеть - париться? Лопатники в багажник и прыг- скок: погнали. 

Дзинк, дзинк, дзинк - тихо звенят колокольчики бубенчики: идем за сотню. Только где она, та сотня? Это ж на русской машине - сотня, это все: гул, треск и вжух в одном флаконе. Сейчас взлетим!! Не гони так! Да мне пох, моя девичья фамилия - Шумахер! Дам не пох на твою фамилия, я сказал - не гони!!!... А тут... Все тихо, чино, только звянкает спидометр, шуршат колеса да жужжит кондишка. И вот оно утро! И вот он - Владик! Открываешь дверь и.....

... мама моя!!! Да как тут люди живут? Это ж не воздух - это размазанный в пространстве суп. Верните, верните меня назад в машину и двери больше не открывайте! Чингачкук будет петь свою прощальную песню. 
- Я еду по Сахаре, там жарко, но люди живут. Я иду по Гималаям, там жарко, но люди живут. Я приехал во Владивосток. Здесь суп и в нем что-то плавает и кто-то живет.... 
- Эй, вылазь, давай к нам, - машут почему-то счастливые друзья из моря.

От машины до моря метров 20. И как я их пробегу? Да еще ж и раздеться надо. Ладно, раздеться можно и в машине. Итак, готов? - Готов! Точно готов? - Точно! Ну тогда - Фас!! Выскакиваю и бегу.. Ацк, ацк, сцуко, пскок какой горячий... А!!! Вода! Влетаю с разбегу и тут же погружаюсь в нирвану... Вот ты какое, счастье - мокрое и теплое. Свежее и прохладное. Упругое и... Дышать надо, дышать - выныриваю. 

Все хорошо, но с непривычки соль щиплет лицо. Да как-то сильно щиплет. Это потому как я тут впервые. А може о водоросли поцарапался - кто знает? Вон их сколько бъется у кромки моря голубого - прям хоть травой коси. Нет, ну капец!!! Морда как чешется вся! А другим вон ничего, балдеют, лыбятся, что-то там в Интернете читают.



- Крестовики!
- Что крестовики?
- Здесь крестовики плавают!
И че? Ботаники - ихтеологи, гребанные. Крестовики, плаунцы - тут с человеком не ау, а они там в воде планктон изучают....
- Ты че такой?
- Какой?
- Да морда красная, пятно какое-то вон на лбу...

И тут Остапа понесло. Сразу со всех дырок, щелей и щелевидных отверстий. Смешались в кучу слезы, сопли, и только залпы кашля прерывали протяжный вой умирающего под солнечным небом одинокого динозавра. Приматы что-то говорили, куда-то паковали мое тело, как-то гадко и ехидно смеялись, а вершина мироздания гордо умирало. Спасло чудо.
- От крестовиков не умирают, - прорвавшаяся сквозь разрушенное сознание фраза упала куда-то в остатки мозга. «От крестовиков не умирают, а это значит.... Это значит что-то важное. Что? Что это может значит? - Значит я буду жить. Значит я умру не здесь и сейчас, не на этом заднем сиденье, весь жалкий и во всем грязном...»

Через три дня меня выписали из больницы и мы с пацанами отчалили из славного города Владика восвояси. Пройдут годы, и я вернусь в этот город, что бы жить в нем, рожать и воспитывать детей, делать гениальные открытия и совершать глобальные ошибки. Славный Изумрудный Город моего второго крещения, первого обращения и третьего поминовения. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ставьте ОЦЕНКИ, ПИШИТЕ комментарии.

ПИШИТЕ: avatarabo@gmail.com ЗВОНИТЕ: Skype papa-tron ОБРАЩАЙТЕСЬ: форма связи