.

30 апреля - 1 мая. Вальпургиева ночь: встреча Весны



Обычно в 2 ночи все нормальные люди спят. Но только не сегодня. Сегодня Вальпургиева ночь. Наша  «Академия Воды, Огня и Всемирного разума» готовилась к этому событию давно. И вот часы пробили полночь и общага загудела, в прямом и переносном смысле слова. Низкие басы дискотеки разнеслись по всем этажам,  «от минус 9" до "плюс 18». Сектор Газа сменился Рамштайном, затем Сьюзи Кватро, далее модерн цифровых наркотиков нейронных сетей. Свободные, талантливые, креативные - мы едим, пьем, сосемся и пробуем размножаться. Наверняка, каким-нибудь старорежимным религиозным ортодоксальным кликушам, весь этот шабаш кажется каким-то диким и варварским обычаем. Но в нашем бонабо монастыре, место для горилл есть только в биолабораториях.

После очередного танца, я выхожу распаренный на балкон, что бы чуть-чуть остыть и подышать свежим морозным воздухом. И тут встречаю Её - мою судьбу на ночь. Она мне нравится вся: раскосые глаза, чувственные губы, упругие груди. А еще она интроверт и иррационал, хотя конечно и не мой дуал. Но впрочем откуда тут может взяться дуал Дон Кихота, здесь же не кулинарный техникум с курсами кройки и шитья. Если только из обслуживающего персонала. Но кто его видит, тот персонал? Мы два мира, которые напрямую между собой не пересекаются. Их ойкумена - здесь и сейчас. Наша вселенная - там и тогда.

Фото Аси Королёвой.Слово за слова, вилкой по столу, лобстеры с омарами в сторону, и вот мы носимся по всем коридорам в попытке найти хоть какой-то укромный уголок для интеллектуального общения дальтоников на тему 50 оттенков серого. Моя комната вне игры - Сожитель первым заперся в нашей берлоге. Все туалетные кабинки или заняты такими как мы, или туда очередь за прямым предназначением. Объятие перерастают в петтинг, и я просто всем нутром ощущаю, как портит людей жилищный вопрос и не только в Столице.
- Ладно, пошли ко мне, только предупреждаю сразу - у меня в комнате бардак, - произносит она слова, которые я пытаюсь ей телепортировать уже минут двадцать. «У меня в комнате бардак...» - сколько раз слышал я эту нелепую фразу от женщин. Да на фоне того, что твориться у нас, любой ее бардак, это образец чистоты и порядка. Мы заскакиваем в лифт, где уже целуется какая-то парочка и спускаемся на женскую половину.
- У меня есть гвоздь из Теллурии, ты как? -  она жарко шепчет мне на ухо.
- Я - за. - также в ухо шепчу я, утопая в будоражащем запахе ее курчавых волос.

Мы сидим в темной комнате, и говорим, говорим, говорим. Вернее говорит она, чем-то шебурша у меня за спиной. И от этого шебуршания мне становится очень хорошо и спокойно. Она что-то рассказывает мне про сверхпустоту в созвездии Эридана и вдруг - ... толчок! Удар! Я чувствую, как начинают рушиться окружающие меня скрепы и скрижали...

В обычных ситуациях я тугодум. Я всегда с восхищением смотрю на разных сценических клоунов, которые могут тут же, сразу, в лет, ответить на какую-то реплику ситуативным экспромтом. У меня тоже есть чувство юмора, и я тоже могу отвечать красиво и точно. Но только потом. Когда паровоз ушел, гуси улетели, а буфет закрыли. Обычно это так.

Однако при экстриме рубку управления занимает спинной мозг и все происходит по другому. Это подобно тому, как подскользнувшись, ты вдруг делаешь кучу каких-то странных резких движений, после чего смотришь - а ведь стою на ногах, а не на коленях. Центральное сознание тут точно - не при чем: скорость кульбитов не та. Да и вообще, в нормальном состоянии руки и ноги так не выворачиваются. За окном в ночи пролетело что-то большое, переключая мои инстинкты на древний автопилот. Схватив стул, я разбиваю стекло и вылетаю в морозную ночь. Супермен, блин..

Я не Супермен, это точно. Я не умею драться, поднимать грузовики и дробить головой кирпичи. Но умею летать. Только не надо меня спрашивать, как, почему, зачем - сам не знаю. Умею и все. С детства. Нас таких тут двое - я, и еще один. Но я его не знаю. Знаю только, что он есть. А кто такой, где учится - умники с "минус девятого" ничего не говорят: "Код доступа: Особая важность. Вам знать не положено". 

Отлетаю метров на 50. Краем глаза замечаю далекое зарево. Вполуха слышу гул. "Низкочастотный инфразвук" - подсказывает включающийся в работу головной мозг. Разворачиваюсь. Крыша сорвана. 18 этаж - одна сплошная руина. Прощая зимний сад и речка Бо. Я так любил сидеть топлес с лептомом на твоем берегу. Трещины по всему зданию.

Подлетаю к людям на балконе и начинаю кричать: Бегите! Да разве ж эту дикую музыку переорешь? Кто-то из стоящих замечает меня и начинает показывать пальцем - ага, напились, накурились, обкололись - Профессора уже в темных небесах летают.  Подлетаю ближе: Бегите! Здание рушится! - наконец-то услышали. Побежали. Лечу к другому балкону, к третьему... 

Прошло минут пять. Внизу, на крыльце появились первые фигурки. Толпа становиться все больше, никуда не движется, слышен смех. Ну еще бы - как здорово над ними подшутили, а они и поверили, вот будет завтра о чем рассказать друзьям в соцсетях. Пикирую на толпу. 
- Бегите! Трещины по всему зданию! Оно рушится! Хотите жить - бегите! - в морозном воздухе мой охрипший голос звучит для многих отрезвляюще. И они начинают бежать, освобождая крыльцо для вновь выходящих. А мне теперь надо взлететь вновь и вырубить наконец эту чертову музыку. И что же все таки случилось? Похоже на землетрясение, но явно не оно, при землетрясении нас бы уже неделю назад как предупредили и всех эвакуировали.

Музыка выключается сама. Вместе с электричеством. От нового мощного толчка Академия превращается в Пизанскую башню. Хорошо, хоть "башня" наклонилась не в сторону центрального выхода, а наоборот - при таком варианте тем, кто выбежал раньше, как минимум смерть под обломками не грозит. Да и для тех, кто оказался в этом накренившимся сухопутном Титанике, это тоже более благоприятный расклад: лучше падать на снег, чем на асфальт.

Я ношусь от окна к окну, выступая в роли спасательного парашюта. Кого спаю? - Не самых умных и не самых громких. Не женщин и не мужчин. Спасаю самых мелких, "карандашей". Взяв их за руки, мы втроем планируем к ближайшему сугробу. Двое. Еще двое. Еще. Еще. Рядом планирует чья-то тень. "Второй" - догадываюсь я. В другое время я бы очень хотел узнать, кто же он, этот "бетмэн". В другое время. Но не сейчас. И вот Колосс начинает падать. Вначале медленно, а потом все быстрее и быстрее бетонная вертикаль устремляется вниз, погребая под собой тех, кто тупо бежал "от", а не в сторону. С трудом увернувшись от летящих вниз обломков, взмываю вверх, накрываемый волной догоняющей пыли...


Пошли вторые сутки после Вальпургиевой ночи.  Вытирая друг другу слезы, сопли и кровь, мы все это время разбираем завалы, спасая тех, кого можно спасти. Адекватных, актуальных и здоровых осталось не много - кто-то искрит истерикой, кто-то ушел в себя, другие тупо не могут поверить в произошедшее. Всего нас в живых осталось только 242 человека. В основном это те, кто находился на первых трех этажах, хотя есть один счастливчик и с шестого. Рухнуть вместе с обломками с такой высоты и повредить себе только ногу и два ребра - это просто чудо какое-то. Видать есть у человека какая-то своя, еще не выполненная миссия в этой жизни.

Мой летающий собрат оказался женщиной. Она, я зову ее Птахой, тоже знала о моем существовании, но ей зачем-то говорили что я женского пола. Странные это были люди, парни с "минус 9" - врали везде и всегда, где надо и где не очень. Меня все время не покидает мысль - а может они там еще живы, в этом своем каземате? Может пламя не добралось до их подземного бункера? Они сволочи, только когда вместе, а по отдельности - нормальные люди.

Ближе к вечеру, мы с Птахой направляемся на разведку, в сторону полыхающего вдали зарева. Что-то горит в ближайших холмах, где нет ничего, кроме скал. Но скалы сами по себе гореть не могут.  Мы оба очень устали и молча летим над самой землей - так намного легче. Минут через 40 находим его - горящее ничто. Это края громадной воронки. Какой гость незваный, породил тебя, яма глубинная? Метеорит, звездолет или гравицапа  - как сейчас разберешь? Но зато теперь понятно, откуда взялся этот 9-бальный толчок. Возвращаемся назад.

В одном из ущельев  Птаха что-то замечает. Подлетаем: дирижбомбель. Или бомбожучель - кто их, этих военных хлопцев разберет. Делаем круг - входной люк открыт и никого. Садимся, заходим - пусто. Идем в рубку управления. Я никогда вблизи не видел боевой корабль, и уж тем более не заходил в его кабину. Мне представлялось, что там два забора приборов - ан нет. Только кресла и шлемы. Но зато какие эти кресла!! Не кресла, а просто громадные одноместные кожаные кровати. И над каждой три шлема: красный, желтый, зеленый. Зачем одному человеку три шлема? И где эти человеки?

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ставьте ОЦЕНКИ, ПИШИТЕ комментарии.