суббота, ноября 10

Красная ночь выбрала Приморье


В Приморье эта ночь прошла "на ура". Уже через час после закрытия избирательных участков корреспонденты с мест, захлебываясь от счастья, докладывали о редком единстве избирателей, как один голосующих за "красных". Некоторые, не ведая того, почти дословно цитировали классику: "В дни праздника улицы Владивостока стали как будто шире..." К утру, после долгого ожидания лица экспертов и политкомментаторов  в сети приобрели пепельный оттенок и как бы разом осунулись. Главный приморский блогер, всезнающий крайизбирком даже, кажется покрылся потом больше обычного. На него было жалко смотреть. Оттуда растерянно раздавались звонки с сакраментальным вопросом: "Но если это был референдум против, то как же считать результаты "за"?" На что один из кандидатов написал в своей ленте: "При чем тут результаты голосования и какая разница, кто их считает? Важно, что Площадь Борцов теперь наша, и мы сможем четыре года портить Столице жизнь".

Вообще-то, портить кому-то жизнь – цель не слишком нравственная. В условиях царящей в приморских умах неразберихи совершенно неясно, чем это может обернуться для самих портящих. Такое уже бывало при Викторе Ивановиче.

Прошедшие выборы называли не иначе, как судьбоносными, а их значение не меньше, чем всемирно-историческим. Действительно, так могло бы получиться, если бы один выйграл, а другой - проиграл. Но сложилось так, что один проиграл, а другой не выиграл. Ожидаемая "красная волна" не накатила, "протестное цунами" к вечеру превратилось в мелкую рябь на поверхности Золотого Рога. Великолепные метафоры победы за каких-нибудь 24 часа устарели до такой степени, что их стало неприлично употреблять. Выборы прошли, не дав никакого ответа на поставленный вопрос – потому что вопрос был поставлен в принципе неверно. Согласно ожиданиям аналитиков, избиратель должен был гневно осудить политическое поведение рыжых клоунов, перекрашенных в красный цвет. Но опросы общественного мнения в сети показывают, что многие политику коммунистов по прежнему одобряют и готовы идти за ними дальше. 27% по прежнему считают считают Ищенко симпатичным и милым человеком, за которым можно идти и дальше, с которым можно сидеть за одним столом и пить с ним пиво и абсцент. Эти выборы были референдумом, выбором между идеей, словом и делом, между оригиналом, образом и симулякром, между целью, стрелой и луком. Поле высокого напряжение ребром поставило вопрос: можно ли в принципе изменить закосневшую избирательную систему, построить новую систему выборов, предварительно разрушив старую, но произнося при этом действую исключительно в правовом, легитимном поле, соблюдая этикет уровня института для благородных девиц. В итоге получилась буря без буревестника, стая без Джонатана, армия без Маршала. 

Чтобы выиграть второй тур, надо просто набрать больше голосов, чем твой конкурент. Коммунисты набрали немного больше. То есть если говорить объективно - достаточно для победы, хотя, конечно и не впечатляющей их победу не назовешь. Ведь победа случилась после десяти лет унизительного пребывания приморцев в роли жертв московского ОМОНА "Зубр".  меньшинстве, шесть из которых пришлось на правление Обамы. После этого вся страна смотрела на нас, думая, мол, больше Владивосток не тянет и не рулит.

Анекдот: советский аппаратчик задает вопрос: "А сколько у вас в оркестре коммунистов?" Администратор гордо отвечает: "У нас дирижер - коммунист!" С тех пор времена и нравы изменились, но не сильно. Избирательные комиссии также скрупулезно подсчитывают голоса, но уже не на счетах, а на калькуляторах. Телевидение и пресса все также широко представляет общественности мнение одного "правильного" Кандидата, оплаченное из бюджетных средств. Все также полностью игнорируются новые имена в местной политике. Все требуют политической корректности, причем всегда исключительно по отношению к себе,  хамя налево и направо. Все то же особое внимание вызывают представители передового отряда человечества женского рода. Этнические меньшинства из Кавказа и Средней Азии по прежнему получают уверение в строительстве столичной мечети. Прогрессивного большинство половых меньшинств привлекает все больше пенсионеров – и чем страше, тем лучше. Больше всего котируются сложные комбинации всех этих передовых качеств в одной проплаченной голове – такие толкают вперед будущих лидеров. Все именуют себя "политтехнологами" и "политологами" как минимум экспертного уровня. То есть не просто бардак, а более того. Типичное заблуждение - полагать, что эмоциональный элемент помогает принять логическое решение. Всех вдохновляет шапка Монамаха Жириновского. И "истинных коммунистов" и "истых коммунистов". И местных патриотов с с лицом тигриного прошлого. Ау, Артем Самвонов!!

Создается впечатление, что робкий триумф приморских коммунистов угрожает всему: от стабильности американских рынков до курса биткоина в Гонконге. Крутой разворот КПРФ от власти ни для кого из взрослых людей не явился секретом. КПРФ - это с самого начала никакой не законный побег на древе марксизма-ленинизма. Каждый, кому довелось эту науку проходить в университете, знает, что коммунизм в своей основе - это вечная борьба против социального неравенства.  Первичный инстинкт марксистов – возглавить угнетенных, оскорбленных и обиженных, и от их имени вести политическую борьбу за власть. Там где угнетенных, оскорбленных и обиженных мало или по каким-то причинам нет, там коммунизм не приживается. Там идут дальше схоластических схем прошлого тысячилетия, увеличивая людское многообразие социального управление за счет различных меритократических концепций. Кто не уверен в возможностях социальных сетей объединить людей по  умозрительным критериям, тот выходит на улицы. Ретроградам нужны особые льготы за прошлые заслуги, прогрессистам - особые кредиты доверия в будущем.

Казалось бы, при таком сложно комбинированном подходе, сложно превратить местное сообщество в единое избирательное стадо. Бывшему губернатору это удалось. Своей бездарной политикой он объединил всех, кто в разное время переселился в Приморье, независимо от этнического отношения к Украине или разных принципов восприятия оттенков кожи жителей Сирии и Израиля, загорающих на Крымских пляжах. Благодаря Тарасенко, левый лагерь пополнился не только жителями бараков и батраками, живущими за счет незаконного сбора хвороста. Сюда приплыл офисный планктон! К этой кухне стали прибиваться и местные богатенькие буратины, давно почуявшие в давление федералистов угрозу своим сольдам и деревьям. Им хотелось, чтобы теплое приморское море завтра качало на своих волнах и их детей. Поэтому пожертвования людей на избирательную кампанию Ищенко превзошли собранное Тарасенко. Так почему же, в конце концов, девятый вал победы оказался фейом, а триумфальные фанфары оказались слабее крика деревенских петухов? Потому что в физике есть такой закон: девятый вал складывается не из пены, в которой много пузырей и воздушных пустот. Девятый вал - это редут, который "зюгановцы" никогда не брали и никогда не возьмут, ибо его обороняют до последнего, а не сдают по первому требованию панфиловской дивизии. 

Проблема "зюгановцев" в том, что практически все их интеллектуальные конструкты, весь их идеологический фундамент находиться в противоречием с их делами. Политическая корректность не позволяет мне высказаться полностью по отношению к штрейбрехерам, прибывших к своему флагштоку священное для многих в этой слово "КОММУНИСТ". Да, место запланированной гармонизации общества мы взвинтили в 80 напряженность и разлад в обществе и разрушили страну. Да, как выяснилось, экономическая уравниловка, лишь раскрывает ножницы неравенства, переводя ее в плоскость административных привилегий. Да, можно страстно педалировать особенностями половой жизни, переводя гражданский протест в нечто, вызванивающие лишь устойчивое отвращение у всех адекватных людей. Каждый из нас хочет в своей постели быть самим собой, и не бороться за эту самостность на площади. Сколько можно доказывать дальтоникам, что в жизни есть не только 50 оттенков серого, но и красный, зеленый, розовый, голубой и другие цвета. Политическое кредо "зюгановцев" - это не программа встающей радуги, это борьба в песочнице за право запрещать синие ведерки. 

Убеждать взрослых людей в том, что только в годы "развитого социализма" Брежнева были  построены дома, где до сего времени люди празднуют новоселье, это все равно, что убеждать аборигена из африканско-азиатской глубинки, что где-то на земле существует снег. Сказка о том, что советские духи - это Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев, Горбачев в одном флаконе, работает лишь для тех, у кого нет не то что политического чутья или чуйки, в нее верят лишь те, у кого вообще нюха нет. Еще меньше работает сказка о том, что новые поколения, особенно те, что смотрят в смарфон, умней и развитие пожилых. Они только выглядит иначе, а потребности у них все те же: вкусно есть, сладко любить, иметь интересную работу и уважение окружающих. Все последние опросы показывают, что зубодробительное большинство опрошенных не довольны оригинальными нововведениями Кремля ни в экономической, ни в социальной сфере. 85% людей выступают против пенсионной реформы, считая ее просто отвратительной. Это объясняет результаты прошедших в Приморье выборов лучше, чем суммы долларов, конвертированных в голоса избирателей.

Вопрос, который в данной ситуации требует неотложного ответа, сводится прежде все-го к наивному: "А мы победили? Или проиграли?" При всех спорах, один результат на выходе не вызывает сомнений: Тарасенко не прошел. Губернатором не стал человек, главным и единственным достоинством которого было то, что он безоговорочно разделяет любые цели Президента, Правительства и Парламента, вспоминающих о нашем крае, лишь когда нужно лоббировать интересы ВАЗа. Микроскопическое движение "тарасенковцев" самораспустилось. Как этот факт ни оценивать, наш выбор был услышан на самом верху. В той же Чечено - Ингушетии ситуация с точностью до наоборот: люди мерзнут на площадях, а их не слышат. Кое-кто считает, что площадь - это главное, что протест оправдывает любые средства. Некоторые говорят: вот замечательно, что наши дети и подростки вышли на улицу – учатся уважать свои голоса.. Другие им парируют: никогда избиение детей дубинками и нагайками не к чему хорошему не приводило. А ведь впереди нас ждет самое главное: смена президентской власти. И пусть в Кремле верят сказкам в вечную жизнь и рай: как бы маразм не крепчал, ему всегда приходит конец. Задача смены исполнительной власти, напоминающая бой помоечных бульдогов без правил под ковром, вызывает в любой политической партии серьезные изменения и смену курса. Но КПРФ, это партия лишь де юре, а по факту - междусобойчик "птенцов папы Зю", ставящих подножки и портящих жизнь всем, кто хоть как-то претендует на возделываемое ими электоральное поле. В политику они вкладываются словно биржевые спекулянты, решая, вложиться ли им еще в Приморские актив или пришло уже время держаться от него подальше. Тем более, что на горизонте появилась новая ударная фигура и явно не в среднем весе. Ставить на КОН и если ставить, то что - это предмет особого обсуждения.

Признаки окупации страны



1. Агрессия на государственный язык: издевательские искажения слов, употребление благородных слов для обозначения мерзостей и наоборот, засорение иностранными словами, поощрение словоблудия, тиражирование наиболее позорных сочинений, массовая дезинформация, замена учебников мутью, кардинальное изменение учебных программ.

2. Свержение флага и символики государства. Клевета на поверженную власть, выражающееся в приписывание ей диверсантами и захватчиками своих преступлений, фальсификации выборов, политическом очковтирательстве, лживой пропаганде, игнорировании обсуждения актуальных вопросов в жизни страны.

3. Деструктивные реформы образования, здравоохранения, законодательства.

4. Снижение научного потенциала, фальсификации исследований, ликвидация научных подструктур, школ и, в целом, упрощение до безопасного для агрессора состояния образования.

5. Нарушение работы многих заводов, ими начинают распоряжаться чужеземцы, заводы и рабочие нищают. Разрушение промышленности и выплата контрибуции, встраивание побеждённой системы в общий алгоритм функционирования победителя.

6. Разорение многих сельских хозяйств, потеря продовольственной безопасности, вытеснение сельчан чужеземцами. Потери территории путём заселения чужеземцами формально оставшихся без населения земель, дискриминация и вытеснение коренных жителей, наличие привилегий для чужеземцев.

7. Бреши в границах, ввоз ядовитых отходов, наркотиков. Вывоз ценностей из страны, полная утечка научно-технических разработок и технологий, вывоз талантов, невест, доноров органов.

8. Материальный ущерб страны и её бывших союзников; обогащение захватчиков. Политическая зависимость от победителя. Выполнение ранее несвойственных стране функций, в том числе обслуживание интересов победителя.

9. Вывод из строя многих видов вооружений и оборонных промышленных комплексов. Скопление иностранных войск у границы. Появление упавших духом, отчаявшихся людей. Дезертирство среди военнообязанных.

10. Потери в численности армии, сокращение армии и милиции и, в дальнейшем, запрет на подобные организации, защищающие интересы народа. Введение полицейских органов. Формирование войск для усмирения населения и снабжение их, необходимой для этого, современной техникой.

11. Убыль коренного населения, превышение смертности над рождаемостью, наличие беженцев из страны, пропаганда отказа от деторождения. Выселение регионов угрозами блокады и подкупом. Проведение пенсионной реформы, направленной на разрушение образа жизни и разрыва связи между поколениями. Падение средней продолжительности жизни, сокращение коренного населения и заполонение страны чужеземцами.

12. Раздражительность по отношению к чужим детям как безсознательная ненависть к детям оккупантов (и взаимно, со стороны чужеземцев). Пропаганда ущербности коренного населения, межнациональное стравливание.

13. Лишение части населения имущества, жилья, свободы. Расправы за агитацию и движение сопротивления оккупационной власти. Клевета на патриотов. Вербовка полицаев. Появление колеблющихся в выборе – чью сторону поддерживать.

14. Появление раненых, то есть больных, которых не могло возникнуть при благополучном состоянии государства. Появление молодых вдов, сирот, детских могил, создание клуба самоубийц среди детей коренного населения, распространения различных религиозных сект, повышение нагрузки на больницы, морги, похоронные службы.

Таким образом, для побеждённых нет особой разницы в какой войне: горячей или информационной, страна потерпела поражение. Для агрессора, в информационно-экономической войне, важна минимизация затрат по отношению к прибылям. Необходимым условием для информационно-экономической агрессии является военное превосходство захватчиков. Умерщвление людей посредством обмана, их грабёжа, крышующегося с позиций силы.

пятница, ноября 9

Учредительное собрание: ПРЕМЬЕРА 15 декабря 2018 года


Режиссер - постановщик: Речкабо Какухонингэн
Продюсер:  Марта Тарасова

В ролях
  • Маршал - женщина в возрасте "баба ягодка опять"
  • Брат - мужчина в возрасте "для тех, кому за 30"
  • Сестра - женщина в возрасте "для тех, кому за 30"
  • Деверь - муж женщины в возрасте "для тех, кому за 30"
  • Тесть - отец деверя с криминальным прошлым.
  • Пришелец - офисный планктоид.
  • Старший официант - мужчина в возрасте "седина в бороду"
  • Вера - официантка.
  • Надежда - официантка.
  • Любовь - официантка.
  • Света - официантка.
АКТ 1

Занавес открывается. Луч прожектора выхватывает стоящее в левом углу авансцены массивное кресло, за которым сидит подобрав одну ногу и что-то пишет Старший официант. На авансцене стоит длинный стол на восемь мест. На экране горит крупная надпись.

БУКМЕКЕРСКАЯ КОНТОРА
ПОРТАЛ ИСПОЛНЕНИЯ ЖЕЛАНИЙ
 ПРОСТО ПОСТАВЬ НА КОН

Закадровый голос озвучивает мысли Старшего официанта.
- Деньги могут добываться, прийти или упасть с неба... Ага... Икар. Все счастливые семьи богаты по своему. Все несчастные похожи в своей нищете.... - А это у нас кто сказал? (ищет что-то в блокноте)..
Раздается телефонный звонок. Узнаваемый мужской голос.
- Алло. Это портал исполнения желаний?
- Да. Это букмекерская контора портала исполнения желаний.
- Я бы хотел на завтрашний бой поставить.
- Извините мужчина, на завтрашний бой ставки уже не принимаются. Хотя постойте (что-то смотрит в блокноте), сейчас.... Вы знаете, есть одна свободная ставочка. Да точно. Вот. Бронь Генерал - губернатора. Судя по голосу, Вы же от Генерал - губернатора?
- (растерянно) .. Я..
- Да. Я сразу так и понял. Итак, что ставите?
- Голос.
- Свой?
- Ну а чей, конечно свой.
- Хорошо. Так и запишем. Один голос на кон. У Вас один голос или сколько?
- Один. Но очень сильный.
- Да нам все равно. Голоса всякие нужны, голоса всякие важны. На что ставите? Черное? Красное? Белое? Или может на зеленое? Его к нам недавно из-за океана привезли - очень говорят для здоровье полезное. Многие рекомендуют.
- А на желтое можно?
- Да хоть на голубое. Это ж ваш голос.
- И на коричневое?
- Нет. Вот на коричневое мы ставок не принимаем. Это вам в рейхканцелярию нужно.
- Мда... А кто победит, Вы не знаете?
- Мужчина, мы солидная контора и договорными матчами не занимаемся. На что ставите?
- А Вы сами на что поставили?
- Я? Я всегда на серое ставлю. Победят черные - я за них. Победят белые - тоже мой флаг.
- Тогда и я на серое.
- Просто на серое ставка уже занято. Я ж Вам говорю. Но есть еще 50 оттенков серого. Вам какой, тот что посветлее или потемнее?
В трубке молчание.
Старший официант. - Алло. Вы меня слышите?
- Да. Я думаю.
- А ну да, ну да. Думать - это правильно. Думать всегда полезно. Серое вещество, оно для того и создано,  что бы в него думать.
- Давайте на светлое. А вдруг....
- На светлое... На светлое давно уже никто не ставил. Давайте попробуем. Вы выигрыш в чем получать будете?
- А в чем можно?
- Можно ум, честь, совесть...
- Э нет, это из прошлой эпохи. Мне бы что-нибудь по современнее.
- Тогда может что-то из вечных ценностей? Здоровье, Счастье, Богатство...
- Давайте Богатство. Здоровье сейчас и купить можно. Без денег счастье в шалаша - климат не тот. Так что да, давайте Богатство. 
-  Хорошо. Ставим на кон ваш голос. Дивиденды в виде Богатства. Ставка принята.    
На экране появляется и звучит ролик с 19 секунды. 


Старший Официант набирает номер телефона. На 45 секунде клипа звук уходит. Загорается еще один прожектор, направленный в центр зала, где за пультом сидит Режиссер.

Режиссер голосом Сталина - Небесная канцелярия. Генеральный секретарь у аппарата.
СО - Это из "Портала Исполнения Желаний". Мне бы Эгрегора Жругора.
Режиссер - Э.... товарищ Жругор сейчас очень занят. Вы собственно по какому вопросу?
СО - Да у нас тут один голос за светло серое будущее появился. Перед самым финалом. Прям и не знаем, что с ним делать. Нужен специалист по  наступательно - оборонительным стратегиям. Вот хотели Маршала Эгрегора Жругора спросить.
Режиссер. Э.... на светло - серое или на серо - светлое?
СО. Простите, не понял.
Режиссер. Цвет на кону какой? Светло серый или серо светлый?
СО. Да вот именно, что светло - серый. По серыми светлостями у нас вообще вопросов нет... А тут вот, такой случай. Мы же забыли когда кто-то на серое, но все же светлое будущее ставил.
Режиссер. Э.... я вас понял. Пусть товарищ Жругор занимается свои делом и готовит место для новобранцев в Раю. Незаменимых Маршалов у нас нет. Я Вам другого Маршала дам. (передает трубку сидящей рядом женщине)
Маршал. Здравствуйте. Я все слышала. Вы когда сможете нофелет прислать по мою душу?
СО. Ой вы знаете, у нас все гравицапы заняты. Завтра ж финал, все в делах, в разъездах...
Маршал. Хорошо. Я сама к Вам спущусь. Только парашют надену.

Женщина кладет трубу, берет лежащий рядом форменный китель и двигается на сцену, одевая его на ходу. Прожектора выключаются. В клипе включается звук. Справа выходят на сцену и занимают места за столом лицом к залу: 
  • Брат в деловом костюме с галстуком и кипой амбарных книг. 
  • Сестра аляпова одета с маленькой собачкой (муляж)
  • Деверь в футболке с постером "ДОМ 3 - детям за 30"
  • Тесть в тельняшке, телогрейке и шапке ушанке. 
На 3.08 секунде клип выключается. Вновь появляется надпись

БУКМЕКЕРСКАЯ КОНТОРА
ПОРТАЛ ИСПОЛНЕНИЯ ЖЕЛАНИЙ
 ПРОСТО ПОСТАВЬ НА КОН

Слышны диалоги сидящих за столом.

Брат - Сестре: ... ну а я тебе говорю, она сначала спала с этим, а как узнала, что он ее не любит, так и ушла к другому. Он как раз к ним на подработку кочегаром устроился...
Сестра: Ты ж говорил, его выгнали.
Брат: Ну да, выгнали. А он снова вернулся. Перелез через забор, переплыл океан и снова к заимке прибился. Ты слушая. слушай что дальше было...

Тесть (голосом Папанина) Деверю: Все там есть. И гейи, и гойи, и пид@асы.
Деверь Гей и пид@ас - это не одно и то же?
Тесть. Гей - это когда сам, по любви к удовольствию. А пид@ас - это когда тебя, по любви к насилию. Разницу между удовольствием и насилием чуешь?
Деверь. Ничего ты не чуешь, вот там тебе чуйку настроят...
Тесть. Ну папа!!!
Деверь. Не папкай! Я тебе говорил: мало воруешь - много дадут...

Маршал поднимается на сцену
- Добрый день, господа хорошие и дамы. Ну что все собрались. или ждем еще кого?
Брат. - Да можно начинать, чего там. Побыстрее бы, а то у сестринской собачки сегодня эти дни...
Маршал: - И почему я не удивлена? Как у нас учредительное собрание, так у собачки сестры всегда "эти дни"
Сестра - Не надо трогать мои залюпусечку. Бедняжка и так болеет. Да мое счастье? Скажи маме, где у девочки болит? Давай мама полечит мою сладенькую (целуют собаку).
Маршал. Ну ладно, у меня для вас есть одна хорошая новость.
Брат. - Ревизии не будет, ревизор уехал?
Маршал. - Я сказал приятная, а не чудесная. Просто у нас сегодня юбилей фирмы, 25 лет, если кто забыл. И я по такому поводу заказал ресторан. Так что собрались и поехали.
Деверь. - Что, прям вот так? Взяли и собрались?
Маршал. - Да прям вот так. Взяли и поехали. Зал заказан, такси у подьезда.
Брат. - А ревизия? Я же вон всю бухгалтерию за последние пять лет принес (показывает на амбарные книги).
Маршал. - Ресторан рестораном, а ревизия по расписанию. Бери бумаги, там разберемся.
Тесть. Котлетам мухи, нам - гросбухи.

Все поднимаются, спускаются со сцены по правому проходу и идут к левому. Гаснет надпись.

БУКМЕКЕРСКАЯ КОНТОРА
ПОРТАЛ ИСПОЛНЕНИЯ ЖЕЛАНИЙ
 ПРОСТО ПОСТАВЬ НА КОН

На экране появляется новая надпись.

ОТЕЛЬ УТРЕННЕЙ СВЕЖЕСТИ
БРИЛЛИАНТОВЫЙ ЗАЛ
Кто не есть - тот не пьет

По левому проходу в этому время поднимаются официанты. Одна из них толкает как бы спящего Старшего Официанта. Он тоже встает с кресла и начинает помогать. Официанты быстро накидывают на стол белую скатерть и расставляют приборы. Прибывшая бизнес процессия входит на сцену. Официанты выстраиваются в ряд.

Старший официант: - Здравствуйте дорогие гости. Спасибо что выбрали нашу скромную кухню. Я - Старший официант, если будут какие-то нестандартные просьбы и пожелания... (он вглядывается в Маршала и запинается) .. и пожелания... желания... я.... (берет себя в руки) ... мы всегда идем навстречу нашим клиентам.

Официанты подходят и принимают заказы. Слышны обрывки разговоров.

Деверь. Мне бы что нибудь такого, пикантного, остренького.
Любовь: Могу предложить шашлык на шампуре. Он очень острый.
Деверь. Хорошо... И еще..., еще... Знаете, как трудно жить нам, эстетам? "Пить или не пить" - об этом еще король Гамлет вопрошал.
Любовь:. Я поняла. Бутылку водки, картошку фри и салат оливье.
Деверь. Вы прямо читаете мои мысли. Конечно, я бы хотел попросить вас еще об одной услуге... (он гладит девушки по попке).
Любовь: Я поняла. Ждите ответа. Оставайтесь на связи. Наш разговор записывается.... (деверь резко отдергивает руку)

Вера. ... Это все?
Сестра. Да, пока да.
Вера, глядя в записную книжку: Голубые пельмени из лососины и рыбы факел. Белые трюфеля с белужьей икрой.
Сестра. Белой.
Вера: Конечно. Белые трюфеля с белой белужьей икрой. Бутылочку воды "Acqua di Cristallo Tributo a Modigliani" Все?
Сестра. И еще пожалуйста для моей девочки (ласкает собачку) стейк из мраморного мяса, только обязательно с розовой солью. Бедняжка так мучается, ей так трудно в этой жизни...

Брат. - О!! У Вас горбуша за сто рублей! У нас по 140. Давайте мне этой горбуши и еще, еще...
Света. Есть фирменная лапша: "Послешрэковская". В твердой упаковке скидка - 20%, в мягкой упаковке - 3.
Брат.  Да и лапшички  конечно. Мягкой. Деньги, они знаете ли счет, учет и контроль любят. Копейка доллар бережет, а сбереженное конвой сторожит.

Тесть. - А чифирь есть?
Надежда. - Вам какой, черный, красный, зеленый? На паяльнике или на бритвенных лезвиях? Рекомендую чайные кустики монастыря Тяньсинь в литровой баночке.
Тесть. - О!! Вот как! Годиться. И что б сверху рукавичка с кирпичом.

Маршал. - Это ты.
СО - Да, я.
Маршал - Я тебя сразу и не узнала.
СО - Ты тоже изменилась. Что будешь? (раскрывает перед ней меню). Первое, второе, третье, десерт.
Маршал. - Десерта не надо, я на диете.
СО. - Еще что нибудь?
Маршал - У нас тут финансовая отчетность за пять лет. Можно что-нибудь с этим сделать?
СО - Давай я ее отсканирую, переведу в цифру и загоню в облачный пакет. Какого уровня отчеты нужны?
Маршал. Первичного наверно.
СО. Баланс, кэш-фло, отчет о прибылях/убытках и распределении прибыли. Хватит?
Маршал. Ты помнишь сколько лет прошло?
СО. 25

СО забирает гросбухи. Все официанты уходят. Общее затемнение. На экране клип.


На фоне клипа звучит закадровый голос Старшего Официанта.

- 25 лет, четверть века, целое поколение. Звонкое время. Мы учились говорить "Я" вместо "МЫ". Одна главная дорога разбивалась на сто путей и тропинок. Мы оставляли старые берега прошлых достижений что бы увидеть светлые горизонты прекрасного будущего.

Звучит третий куплет песни.


Два прожектора освещают стол, на поверхности которого лицом к другу, очень близко, сидят одетый в фартук Старшего Официанта Брат и официантка Любовь, одетая в китель Маршала. Любовь обнимает в коленях свои ноги и смотрит на Брата влюбленными глазами. В руках у     брата радиоприемник. Он что-то там крутит, но ничего поймать не может.  Брат говорит голосом Старшего Официанта. Любовь - голосом Маршала.

Любовь - Ну хорошо, это если мальчики. А если девочки будут, тогда как назовем?
Брат (не отрываясь от приемника) - Верой назовем.
Любовь - А вторую девочку?
Брат - Вторую.. Надеждой.
Любовь - А третью?
Брат. - А третью, как маму - Любовь.
Любовь. А четвертую?
Брат. - Что четвертую?
Любовь. - Ну четвертую дочку как назовем?
Брат отрывает глаза от приемника - Четвертую.., ну не знаю...
Любовь - Вот видишь ты какой?
Брат - Какой?
Любовь - Безалаберный.
Брат - Ну почему я безалаберный?
Любовь. - Ну а как? Вот у тебя дочка, а ты даже имя ей придумать не можешь.
Брат. - Да я же три имени уже придумал.
Любовь. - И что? У нас не может быть четвертой дочки?
Брат с удивлением смотрит на нее: - Да у нас еще и первой нет... И вообще, ты что, беременная?
Любовь. - Пока нет. А может быть да. А ты хотел бы?
Брат вздыхает. - Вот честно? Честно мне кажется пока не надо. Давай вначале...

В это время приемник как-то булькает и четко говорит человеческим голосом.
- Последние вести с полей. Бригада оленевода Ишаева установила новый рекорд удоев с одной оленьей матки...
Любовь резко крутит приемник, и он снова замолкает.
Брат. - Зачем?
Любовь. - А ты зачем? Тебя, что эти полевые новости так интересны? Этот оленевод Ишаев, он тебе кто? Брат. сват, кум?
Брат. - Да ладно, че ты? Я ж просто приемник настраиваю, видишь. работает же...
В это время приемник опять как-то хрюкает и из него льётся песня... (с 20 секунды)



Брат ставит приемник на стол и протягивает к Любви руки. Она берет его руки в свои. Через 17 секунд музыка переходит в фоновый режим.
Любовь. - Как ты думаешь, о чем он поет?
Брат. - О чем тут думать, итак все понятно.
Любовь. - И о чем же?
Брат. - Он поет о гордом джигите, который высоко в горах встретил красивую как серна девушку. Джигит отдал ей свою тужурку, своего коня и свою шашку. После этого...
Любовь. - А сердце?
Брат. - Что сердце?
Любовь. - Сердце свое он ей отдал?
Брат. - Ну конечно. А что, я не сказал? Он отдал ей свое сердце, руку и левую почку. После этого они жили долго и счастливо, собирая камни в горах, пока у него не отказала правая почка, и тогда она отдала ему свою. И сегодня их потомки с камнями в почках....
Любовь резко выдергивает свою руку. - Дурак. (музыка прерывается, клип выключается).
Брат. - Почему?
Любовь. - Потому что мой папа умер от камней в почек.
Брат. - Ну извини, я не знал (берет приемник и снова начинает его крутить. Приемник включается.
- Последние новости. Чехия и Словакия....
Брат выключает приемник. На экране появляется лента новостей, двигающаяся сверху вниз. 


И т.д.

30 января. Учредительная собрание «Союза возрождения России»
28 января Президент Клинтон вернул запрета на приём гомосексуалистов в армию.
27 января Иван Кислов совершил покушение на президента России Бориса Ельцина.
21 января. Президент Клинтон отменил запрета на приём гомосексуалистов в армию.
20 Инаугурация Билла Клинтона. Прекращение полномочий Джорджа Буша-старшего.
15 января В США вышла в эфир последняя, 2137-я, серия «Санта-Барбара».
12 января Москва и Санкт-Петербург получили статус город федерального значения.
9 января Чечено-Ингушская Республика разделилась на Ингушскую и Чеченскую республики.
1 января. Граждане России получили возможность свободно выезжать за рубеж.
1 января: Чехословакия мирно распалась на два государства — Чехию и Словакию.

четверг, ноября 8

УЧРЕДИКОТЕРКИ СОБРАНИЕ

УЧРЕДИКОТЕРКИ СОБРАНИЕ
15 декабря 2018 года


ТОЛЬКО В НАШЕМ ТЕАТРЕ
ПРЕМЬЕРА

Феерия в двух актах с контрактом и антрекотами
для поддержанию иллюзии в формате mp3D.

Режиссер - постановщик: Речкабо Какухонингэн
Продюсер:  Марта Тарасова



Роли исполняют
  • Протагонист: Маршал Эгрегор Жругор - женщина в возрасте "баба ягодка опять"
  • Близнец - мужчина в возрасте "для тех, кому за 30"
  • Сестра - женщина в возрасте "для тех, кому за 30"
  • Мужчина - муж женщины в возрасте "для тех, кому за 30"
  • Динозавр - отец мужчины с криминальным прошлым.
  • Пришелец - случайный пришелец. 
  • Лектор - обычный офисный планктоид.
  • Актор - старший официант, мужчина в возрасте "седина в бороду"
  • Вера - пожилая официантка.
  • Надежда - молодая официантка. 
  • Любовь - юная официантка.
АКТ 1

Занавес открывается. Луч прожектора выхватывает стоящее в левом углу авансцены массивное кресло, за которым сидит подобрав одну ногу и что-то пишет Старший официант. На авансцене стоит длинный стол на восемь персон. На экране горит крупная надпись.

БУКМЕКЕРСКАЯ КОНТОРА
ПОРТАЛ ИСПОЛНЕНИЯ ЖЕЛАНИЙ
 ПРОСТО ПОСТАВЬ НА КОН


Закадровый голос озвучивает мысли Старшего официанта.
- Деньги могут добываться, прийти или упасть с неба... Ага... Икар. Все счастливые семьи богаты по своему. Все несчастливые одинаковы в своей нищете.... - А это у нас кто сказал? (ищет что-то в блокноте)..
Раздается телефонный звонок. Женский голос.
- Алло. Это портал исполнения желаний?
- Ага, это мы.
- У меня есть одно заветное желание, ему уже лет как 20. Я бы хотела...
- Минутку, минутку, женщина. Прежде чем озвучивать свое желание, давайте определимся, что Вы хотите поставить на кон. А то звонят, просят, а у самих ни души, ни за душой ничего нет.
- А что можно поставить?    
- Да все что востребовано.
- У меня нет ничего востребованного. Только ум, честь и совесть.
- Э нет, это из прошлой эпохи. Надо что-то по актуальнее. Вон у нас давеча, одна бабушка девственность свою поставила. Так это ж совсем другое дело. На антиквариат нынче спрос....
- И как мне теперь быть? (растерянно)
- Знаете, у Вас очень приятный голос. Поставьте на кон свой голос.
- Голос...?
- Ну да. Вы ж не первая такая. Помню приплыла к нам в гавань одна принцесса. Навороченная вся, нафокстроченная, хвост белуги, ухо севрюги. Хочу грит прынца на белом коне. Тоже голосом рассчиталась...
- Хорошо, я согласна.
- Вооот. А теперь перейдем к Вашему желанию. Что-там у вас такого необычного...   
На экране появляется и звучит ролик с 19 секунды. 


На 45 секунде звук уходит в фон. Старший Официант набирает номер телефона. Загорается еще один прожектор, направленный в центр зала, где за режиссерским пультом сидит Протагонист. Протагонист берет трубку.
ПР - Слушаю Вас (голосом Сталина).
СО - Здравствуйте, это небесная канцелярия?
ПР - Да, Вам кого надо?
СО - Это Вас абонентский отдел "Портала Исполнения Желаний" беспокоит. Нам бы Эгрегора Жругора.
ПР - Сейчас позову. (перекладывает трубку с одного уха к другому, голос мужской, но уже не Сталина)
ПР  - Эгрегор Жругор у аппарата.
ЗГ - Товарищ Маршал.. У нас тут голос один на кон поставили. Прям как Вы заказывали. Прислать нафелет по вашу душу или сами спуститесь?
ПР - Сам спущусь. Только из рая пару дивизий выведу, а то пополнение большое ожидается...

Музыка нарастает. На сцене загорается свет. Справа подходят и занимают места лицом к залу: 
  • Близнец с кипой амбарных книг. 
  • Сестра с маленькой собачкой (муляж)
  • Мужчина в футболке с постером "ДОМ 3 - кому за 30", 
  • Динозавр 
Клип уходит. Вновь появляется надпись Слышны диалоги сидящих за столом.

Мужчина - Сестре: ... ну а я тебе говорю, она сначала спала с этим, а как узнала, что он ее не любит, так и ушла к другому. Он как раз к ним на подработку кочегаром устроился...
Сестра: Ты ж говорил, его выгнали.
Мужчина: Ну да, выгнали. А он снова вернулся. Перелез через забор, переплыл океан и снова к заимке прибился. Ты слушая. слушай что дальше было...

Близнец - Динозавру вполуха, раскладывая книги. - А геи там есть?
Динозавр: И гей есть, и пид@асы есть. Все есть.
Близнец замерев. - А разве гей и пид@ас - это не одно и то же?
Динозавр. Гей - это кто сам, для своего удовольствия. А пид@ас - это кого изнасиловали. Разницу между любовью и насилием чуешь?
Близнец. Чую.....

Маршал поднимается на сцену (женщина с мужским голосом)
- Добрый день, господа хорошие и дамы. Ну что все собрались. или ждем еще кого?
Близнец. - Да можно начинать, чего там. Побыстрее бы, а то у Сестры сегодня эти дни...
ПР: - И почему я не удивлен? Как у нас учредительное собрание, так у нее всегда "эти дни"
Сестра - Не надо трогать мои священные скрепы и астральные стяжали.
ПР. Ну ладно, у меня для вас есть одна приятная новость.
Сестра. - От нас уехал ревизор?
ПР - Я же сказал приятная, а не волшебная. Нет. Дело в том, что у нас сегодня юбилей фирмы, 25 лет, и я по такому поводу заказал ресторан. Так что собрались и поехали.
Мужчина - Что, прям вот так? Взяли и собрались?
ПР. - Да прям вот так. Взяли и поехали. Зал заказан, официанты построены, кто не пришел, тот опоздал.
Близнец. - А отчетность? Я же вон всю бухгалтерию за последние пять лет принес, показывает он на амбарные книги.
ПР. - Отчетность...? Давай сюда, по дороге посмотрим. Будем сочетать приятное с полезным.

Все поднимаются, спускаются со сцены по правому проходу и идут к левому. На экране гаснет старая надпись, появляется новая.

ОТЕЛЬ УТРЕННЕЙ СВЕЖЕСТИ
БРИЛЛИАНТОВЫЙ ЗАЛ
Кто не есть - тот не пьет

По левому проходу в этому время поднимаются официанты. Одна из них толкает как бы спящего Старшего Официанта. Он тоже встает с кресла и начинает помогать. Официанты быстро накидывают на стол белую скатерть и расставляют приборы. Прибывшая бизнес процессия входит на сцену. Официанты выстраиваются в ряд.

Старший официант: - Здравствуйте дорогие гости. Спасибо что выбрали нашу скромную кухню. Я - Старший официант, если будут какие-то нестандартные просьбы и пожелания... (он вглядывается в Маршала и запинается) .. и пожелания... желания... я.... (берет себя в руки) ... мы всегда идем навстречу нашим клиентам. 

Официанты подходят и принимают заказы. Слышны обрывки разговоров.

Мужчина. Мне бы что нибудь такого, пикантного, остренького.
Любовь: Могу предложить шашлык на шампуре. Он очень острый.
Мужчина. Хорошо... И еще..., еще... Знаете, как трудно жить нам, эстетам? "Пить или не пить" - об этом еще король Гамлет вопрошал.
Любовь:. Я поняла. Бутылку водки, картошку фри и салат оливье.
Мужчина. Вы прямо читаете мои мысли. Конечно, я бы хотел попросить вас еще об одной услуге... (он гладит девушки по попке).
Любовь: Я поняла. Ждите ответа. Оставайтесь на связи. Ваш разговор очень важен для нас....

Вера. ... Это все?
Сестра. Да, пока да.
Вера, глядя в записную книжку: Голубые пельмени из лососины и рыбы факел. Белые трюфеля с белужьей икрой.
Сестра. Белой.
Вера: Конечно. Белые трюфеля с белой белужьей икрой. Стейк из мраморного мяса с розовой солью. Бутылочку воды "Acqua di Cristallo Tributo a Modigliani" Все?
Сестра. Да.

Динозавр. - А чифирь есть?
Надежда. - Вам какой, черный, красный, зеленый? На паяльнике или на бритвенных лезвиях? Рекомендую чайные кустики монастыря Тяньсинь в литровой баночке с рукавичкой.
Динозавр. - О!! Вот как! Годиться.

Маршал. - Это ты.
СО - Да, я.
Маршал - Я тебя сразу и не узнала.
СО - Ты тоже изменилась. Что будешь? (раскрывает перед ней меню). Вот первое, вот второе, вот третье, это десерт.
Маршал. - Не хочешь говорить?
СО. - Да что сейчас говорить? Сколько лет уж прошло. Это что за гросбухи?
Маршал - Это наша финансовая отчетность. За пять лет.
СО - А почему в таком виде?
Маршал - А как?
СО - Давай я тебе быстренько все отсканирую, переведу в цифру и загоню в облачный пакет. Тебе какого уровня отчеты нужны?
Маршал. Первичного наверно.
СО. Поняла. Баланс, кэш-фло, отчет о прибылях/убытках и распределении прибыли. Хватит?
Маршал. Да.
СО. - Отчеты будут часа через два, а сейчас извини, мне пора работать. 

Затемнение секунд на 10. На экране изображение часов, которые быстро прокручиваются и зритель понимает, что прошло два часа. 

Маршал (слегка подвипивший) ... 25 лет, четверть века, новое поколение. Звонкое тогда время было. Старое ушло, а новое еще только начало появляться. Нам разрешили говорить "Я", а не только "МЫ". Вместо одной главной дороги появилось сто путей и тропинок. Мы оставляли старые берега прошлых достижений и готовились увидеть светлые берега прекрасного будущего.

Общее затемнение. На экране появляется ролик с 1.07 секунды.


Звук затухает к 2.08. Два прожектора освещают стол, на котором спиной друг к другу сидят как бы помолодевшие на 25 лет Маршал и Старший официант. На голове у Старшего официанта шапочка и не видно седых волос. Как за одну минуту омолодить на 25 лет женщину - Маршала, вопрос агромадной сложности. Они оба укутаны в белые простыни, из под которых торчат босые ноги. Создается впечатление, что под простынями ничего нет. В руках у Старшего официанта небольшой приемник типа Спидолы. Он крутит и ловит разные радиостанции. 

среда, ноября 7

ПЬЕСА Учредительное собрание

Виртуальный роман для театров и кинотеатров, поддерживающих иллюзию в формате mp3D.


РОЛИ
  • Протагонист - Маршал Эгрегор Жругор (учредитель)
  • Сестра - женщина в возрасте "баба ягодка опять" (учредитель)
  • Близняшка - женщина в возрасте "баба ягодка опять" (учредитель)
  • Мужчина - муж женщины в возрасте "баба ягодка опять"
  • Динозавр - отец мужчины с криминальным прошлым.
  • Прохожий - случайный прохожий. 
  • Лектор - обычный офисный планктоид.
  • Вера - пожилая официантка.
  • Надежда - молодая официантка. 
  • Любовь - юная официантка.
  • Света - официантка. 
  • Актор - старшая официантка.
Темнота в зале, и только один луч прожектора выхватывает стоящее в правом углу авансцены массивное кресло - трон. Раздается телефонный звонок. Закадровые голоса (ЗГ).
- Алло. Это "Портал Исполнения Желаний"?
- Да. 
- У меня есть одно заветное желание, ему уже лет как 20.
- Очень интересно, продолжайте пожалуйста....
Звучит песня "Мани - мани - мани" квартета ABBA. На экране загорается крупная надпись:

ТОВАРИЩЕСТВО НА ВЕРЕ
 СТРОЙБАТ - НЕДВИЖИМОСТЬ
На авансцене стоит длинный стол на восемь персон. К нему подходят и занимают места лицом к залу: 
  • Сестра, держа в руках кипу амбарных книг,
  • Мужчина в футболке постером "ДОМ 3 - кому за 30", 
  • Прохожий, все время оборачивающийся.
  • Динозавр 
Прожектор направленный на пустой трон гаснет. Загорается другой прожектор, направленный в центр зала, где за режиссерским пультом сидит Протагонист. Звонок. Протагонист берет трубку.
ЗГ - Здравствуйте, это куда я попал?
Протагонист. - А куда Вы хотели попасть?
ЗГ.  - Да мне все равно. Мне Эгрегор Жругор нужен.
ПР.  - Эгрегор Жругор у аппарата.
ЗГ. - Товарищ Маршал, это Вас абонентский отдел "Портала Исполнения Желаний" беспокоит. У нас тут одно миротворческое желание появилось, как раз по вашу душу. Не могли бы Вы к нам спуститься?
ПР. - Ну наконец-то. А то все война, да война. Сейчас буду.  Протагонист, сопровождаемый лучом идет на сцену. В это время раздаются диалоги сидящих за столом.

Мужчина - Сестре: ... ну и эта как узнала, что он любит не ее а другую, пошла к той и стала там ревновать. А тут как раз появился этот, который ее раньше любил...
Сестра: Так ты ж говорил, его выгнали.
Мужчина: Ну да, выгнали. А он снова вернулся. Перелез через забор, переплыл океан и снова к острову прибился. Ты слушая. слушай что дальше было...

Прохожий - Динозавру. - А геи там есть?
Динозавр: И гей есть, и пид@асы есть. Все есть.
Прохожий. - А разве гей и пид@ас - это не одно и то же?
Динозавр. Гей - это кто сам, для своего удовольствия. А пид@ас - это кого изнасиловали. Разницу между сексом и насилием чуешь?
Прохожий. Чую.....

Протагонист, поднявшись на сцену.
- Добрый день, господа хорошие и дамы. Ну что все собрались. или ждем еще кого?
Сестра. - Да можно начинать, чего там. Близняшки не будет. у нее сегодня эти дни.
ПР: - И почему я не удивлен? Как у нас учредительное собрание, так у нее всегда эти дни. Ну ладно, у меня для вас есть одна приятная новость.
Прохожий. - От нас уехал ревизор?
ПР - Я же сказал приятная, а не волшебная. Нет. Дело в том, что у нас сегодня юбилей фирмы, 25 лет, и я по такому поводу заказал ресторан. Так что собрались и поехали.
Мужчина - Что, прям вот так? Взяли и собрались?
ПР. - Да прям вот так. Взяли и поехали. Зал заказан, столы накрыты, кто не пришел, тот опоздал.
Сестра. - А отчетность? Я же вон всю бухгалтерию за последние пять лет принесла, показывает она на амбарные книги.
ПР. - Отчетность...? А отчетность мы там и посмотрим. Будем сочетать приятное с полезным.

Все поднимаются, спускаются со сцены по правому проходу и идут к левому. На экране загорается надпись

ОТЕЛЬ УТРЕННЕЙ СВЕЖЕСТИ
БРИЛЛИАНТОВЫЙ ЗАЛ

По левому проходу в этому время поднимаются официанты, быстро накидывая на стол белую скатерть и расставляя приборы. Процессия входит на сцену. Официанты выстраиваются в ряд.

Старшая официантка: - Здравствуйте дорогие гости. Спасибо что снова выбрали нашу кухню.
Мужчина - Как понять "снова"? Мы что раньше здесь были? А почему я ничего не знаю?
ПР. - Давно это было. Вы в те времена с Сестрой еще в песочницах играли. Ладно, давайте пока меню закажем, а потом за все остальное поговорим.
Официанты подходят и принимают заказы. Слышны обрывки разговоров.

Сестра. А что Вы мне посоветуете?
Надежда - молодая официантка. А вот смотрите, первое, второе, третье и десерт.
Сестра. Хорошо, только десерта не надо - я на диете....

Мужчина. Мне бы что нибудь такого, пикантного, остренького.
Света - официантка: Могу предложить шашлык на шампуре. Он очень острый.
Мужчина. Хорошо... И еще..., еще... Знаете, как трудно жить нам, эстетам? "Пить или не пить" - об этом еще король Гамлет вопрошал.
Света - официантка:. Я поняла. Бутылку водки, картошку фри и салат оливье.
Мужчина. Вы прямо читаете мои мысли. Я хотел бы вас попросить еще об одной услуге...
Света - официантка: Я поняла. Ждите ответа. Оставайтесь на связи. Ваш разговор очень важен для нас....

Прохожий. - О!! У Вас горбуша за сто рублей! У нас в магазине по 140. Дайте мне этой горбуши и еще, еще...
Вера - пожилая официантка. Фирменная лапша: "Послешрэк". В мягкой упаковке - скидка 20%.
Прохожий. Да, да и лапшички  конечно.

Динозавр. Чифирь есть?
Любовь - юная официантка. Вам какой, черный, красный, зеленый? На паяльнике или на бритвенных лезвиях?
Динозавр. О!! Вот как! Тогда чайные кустики монастыря Тяньсинь в литровой баночке с рукавичкой пожалуйста.

Старшая Официантка. Вам, как обычно, товарищ Маршал?
ПР: Да, как всегда.
СО глядя в записную книжку: Голубые пельмени из лососины и рыбы факел. Белые трюфеля с белужьей икрой.

ПР. Белой.
СО: Конечно. Белые трюфеля с белой белужьей икрой. Стейк из мраморного мяса с розовой солью. Бутылочку воды "Acqua di Cristallo Tributo a Modigliani" Все?

ПР. Да. Хотя нет. Вот еще что. У меня к Вам маленькая просьба. Мы тут бухгалтерию с собой привезли. Не могли бы Вы быстренько все отсканировать, сбросить в облако и сформировать отчеты?
СО. Отчеты какого уровня?
ПР. Да первичного наверно пока хватит.
СО. Поняла. Баланс, кэш-фло, отчет о прибылях/убытках и распределении прибыли. Хватит?
ПР. Да за глаза.
СО. Все сделаем в лучшем виде, не как у штатских. СО подходит к Свете и что-то шепчет ей на ухо. Та подходит к Сестре и тоже что-то шепчет ей на ухо. Та смотрит на ПР. Он кивает головой и Сестра отдает гросбухи Свете. Все официанты уходят.

ПР. Ну а пока нам несут настоящую еду, давайте вспомним прошлое. 25 лет, четверть века, новое поколение. Звонкое тогда время было. Старое ушло, а новое еще только начало появляться. Нам разрешили говорить "Я", а не только "МЫ". Разрешили быть разными, а не одноцветными. Разрешили зарабатывать не только руками, но и головой. Мы потеряли из виду старые берега достижений прошлого и стремились к новому берегу Свободы. Вы знаете что такое Свобода? Ее вкус, цвет, запах?
Прохожий. Я знаю. Я на острове Свободы как-то по путевке отдыхал. Море, солнце, пляж...
ПР. Ну да, ну да.... остров Свободы, ага конечно.
Динозавр. Я не знаю что такое Свобода. Но я знаю, что такое не Свобода.
ПР. И...?
Динозавр. Рай начинается за воротами Ада.
ПР. Согласен. Впрочем и Ад начинается за воротами Рая. Все относительно того, откуда мы идем. Если из Рая, то впереди будет только Ад. А вот если из Ада, то нас всех ждет Рай.
Мужчина. Где-то я это уже слышал. Что нас всех Рай ждет. Море, солнце, пляж...

И тут появляется Критик....

Годы несбыточных надежд. 2013-2014.



Итак, всё только начинается. Отбушевал шторм 2012 года: 6 мая, Болотная площадь, волна выступлений за честные выборы и против «партии жуликов и воров». В протест потянулись совершенно новые люди, ранее не ангажированные политикой, хотя, возможно, и интересовавшиеся ей. Как правило, это были студенты последних курсов либо молодые квалифицированные специалисты.

Казалось бы, все эти события должны вдохнуть жизнь в ту самую привычную оппозицию, которая существовала уже очень давно, но не была особо заметна, находясь в «андеграунде» политики. Протесты 2011-2012 годов дали очень мощный толчок политизации российского общества. На ключевых должностях в оппозиционных движениях даже сейчас, в конце 2018 года, находятся практически все те же люди, которые появились именно тогда, выйдя на улицы по зову сердца. Это были абсолютные авантюристы, люди, которые не знали, куда шли, но чётко осознавали, что их ждёт большое приключение. Приключение довольно опасное, полное подводных камней и целых айсбергов. Людей в политику потянуло, они в ней остро нуждались. Это было поколение тех самых нынешних «тридцатилетних» — тогда ещё девчонок и парней, которые мечтали, что 2018 год, следующие выборы президента станут важной, даже судьбоносной точкой для всей страны. Волна протестов вселяла оптимизм.
    Многие, кто пытался развивать тогда свои движения и ячейки, участвовать в партийной жизни, возможно и парламентской оппозиции, не смогли закрепиться в политике и были выброшены с этого поля, а их следы пропали. Но была и та часть людей, для которых политика стала смыслом жизни, вторым домом и кораблем всех мечтаний. Люди стремились к своей мечте — к 2018 году, когда всё должно было измениться, когда мы должны были показать результат, к которому долго и упорно шли. Мы были настоящими романтиками с большой дороги, которые бросили вызов системе и самим себе.
    Я не надеялся сделать политическую карьеру. Для меня это была возможность выйти из жизненной фрустрации, обрести себя, потому что профессия юриста не вселяла в меня никаких эмоций. Я видел, что страна нуждается в переменах, что нужны реформы, что у нас даже уже есть гражданское общество, про которое мы так много слышали и читали. Поколение тридцатилетних – это поколение стыка, людей, заставших и поздний «совок», и ельцинские «лихие 90-е», и бесконечные пертурбации, и ту деформацию и выгорание людей, которые не смогли приспособиться к новым российским реалиям — «не вписались в рынок». Мы были переходным поколением. Нам хотелось реализовываться, хотелось идти в политику, потому что в нашей жизни её еще не было. В 90-е годы политика была от нас далека в силу возраста, и вот сейчас мы как раз подходили к тому рубежу, когда нужно было наверстывать упущенное.
    Особый толчок мне дали президентские выборы 2012 года. Тогда мне нравился Михаил Прохоров. Это был не классический политик, которыми было перенасыщено электоральное поле, — это был большой предприниматель, хоть и из девяностых, но, как говорится, у каждого свои недостатки. Мне казалось, что Прохоров  — «президент мечты», которому можно и нужно помогать, если вы связываете своё будущее с Россией и хотите, чтобы страна стала лучше для всех. Но, как и многие мечты, идеализация Прохорова оказалась большим заблуждением: он стал яркой, но короткой вспышкой на политическом небосклоне. А ведь 2013 году думалось совсем иначе: что Прохоров вот-вот пойдёт на выборы мэра (а затем и выше), что у него будет партия, которая навяжет конкуренцию Партии Жуликов и Воров, что партия привлечет ощутивший свои интересы креативный класс и тех самых рассерженных горожан. Но уже на открытии избирательного офиса Прохорова в Москве, где я присутствовал, всё было как-то скупо, отсутствовал масштаб. Было ощущение, что передо мной больше декорация, а не долгосрочное планирование. Интуиция меня не обманула и партия, к сожалению, оказалась пустышкой. На выборы мэра Прохоров не пошёл, сославшись на какие-то явно выдуманные причины. Как мне тогда представлялось, это был крах большого политического проекта, который навязывал бы конкуренцию текущей власти и создавал плюрализм мнений на застоявшемся оппозиционном пространстве.
    Алексей Навальный в разговорах критически относился к Михаилу Прохорову, ревновал и воспринимал его как потенциального конкурента в протестной среде. Впрочем, у Навального не было какой-то предметной критики в адрес Прохорова: в основном это были эмоциональные выпады в духе «посмотрите, какой он жулик, он всех вас обманул». Затем такую же риторику Алексей будет использовать в отношении многих своих оппонентов, что из оппозиции, что от власти. Это важная причина, что у Навального не случилось хоть какого-то сотрудничества ни с Прохоровым (хотя на это надеялись многие из актива новой молодой оппозиции), ни с другими сопоставимыми по величине политиками.
    Тем не менее, в начале 2013 года еще не казалось, что Прохоров и его партия «Гражданская платформа» — это полностью провальный проект. Активистам уличного уровня нужна была «своя» партия, ведь даже на фоне юношеских симпатий партия Навального «Народный альянс» не вызывала особого энтузиазма. Средний возраст протестных активистов тогда не был таким юным, как в 2018 году, это были достаточно зрелые люди, которые приобрели уже жизненный опыт и имели устоявшееся мировоззрение и понятные политические позиции. Партия успешного бизнесмена была для них предпочтительнее очередного проекта под руководством вчерашнего блогера.
    Навальный именно в контексте появления потенциального идеологически близкого оппонента в лице Прохорова и взял курс на единоличное правление большим оппозиционным кораблём. Его целью было стать королем оппозиции, человеком с непререкаемым авторитетом. Человеком, которому никто не рискнёт кинуть вызов, и человеком, который мог бы победить любого на оппозиционном поле. Забегая вперёд, замечу, что к 2018 году примерно так и случится: в оборот войдёт даже термин «выжженная земля», которым оперирует Леонид Волков и все ближайшее окружение Навального. Эту «выжженную землю» мы создавали себе сами, начиная с 2013 года, когда формировалась новая конфигурация оппозиции. Мы сами вокруг себя всё выжигали, часто сами не до конца понимая простую истину: ломать — не строить. Как представляется, такой подход к политике в своих сторонниках Навальный с тех давних пор культивировал сам или, во всяком случае, не препятствовал этому. Есть только «мы» и «они», причём если «мы» — понятие узкое, включающее Алексея, его проекты и сторонников, то «они» — это легион, состоящий не только из чиновников из «партии жуликов и воров», но даже и коллег по оппозиционному движению, не согласных признавать Навального единственным и безальтернативным кандидатом от протестных сил. Впрочем, обо всём этом будет рассказано дальше.

    Пока же, возвращаясь в 2013 год, вспомним, что вместе с крахом «Гражданской платформы» в лету канули и все пост-президентские обещания Михаила Прохорова, оставив фрустрированных сторонников у разбитого корыта. Хотя «Гражданская платформа» и провела в Москве федеральный съезд с большим апломбом: люди с разных регионов, разных национальностей, со сцены Станислав Кучер рассказывал о больших планах «Гражданской платформы». Я был на том съезде и даже задал вопрос Кучеру: есть ли у них планы развивать какие-то молодежные движения в рамках партии, идти в ногу со временем и навязывать свою повестку на улицах? Тогда я больше концентрировался на уличной деятельности, видимо, в силу эксцессов юношеского максимализма, либо мне казалось, что будущее России должно решиться именно на улицах. Сейчас, конечно, это выглядит глупо, сейчас вообще многое выглядит глупо по сравнению с пиком протестной активности в начале 2010-х годов. Станислав Кучер резко отрезал, что «комсомола», как он выразился, в «Гражданской платформе» «нет и не будет». И нет у партии таких целей — развивать уличные активности. Весьма странно для протестной политической силы.
    Мой вопрос во многом был связан ещё и с тем, что в то же время я общался со многими активистами, волонтёрами. Хотя тогда еще понятие «политический волонтёр» было достаточно диковинным и по сути появилось только в мэрскую кампанию. Это сейчас сформировалась такая традиция, что в штабах волонтёром называют любого, кто проявляет хоть какую-то маломальскую активность, фактически любой сторонник автоматически становится волонтёром, что придаёт больший вес структуре и создаёт у внешнего наблюдателя впечатление, что всё грандиозно и массово. Сегодня слово «волонтёр» уже, наверное, стало словом-паразитом, которое употребляется по поводу и без. А в начале 2013 года были сторонники, были активисты и были неопределившиеся. Люди в уличной политике больше делились, как мне кажется, на два лагеря: старая «демшиза» и что-то совершенно новое, свежее, перспективное и лишённое тяжёлого наследия «лихих 90-х». Демшизой называли ту самую привычную оппозицию, которая выходила «винтиться» (умышленно задерживаться) на все несогласованные мероприятия вроде «Стратегии-31» как на праздник. Ещё не было жестких правовых норм, и люди часто отделывались только символическими штрафами. Был пласт привычных оппозиционеров, многих уже не в первом поколении, достаточно взрослых и даже ещё советских диссидентов. Это были такие субтильные дядечки с толстыми линзами в очках, в старых пальтишках, с длинными волосами и бородой в духе Карла Маркса — или в духе известного по интернет-мемам персонажа Соломона Хайкина. И до 2011-2012 годов городские сумасшедшие и «демшиза», с некоторыми проблесками нацболовской молодёжи, которую «демшиза» побаивалась, были основой всей оппозиции.
С 2012 года это, конечно, изменилось. Тогда большую силу стали набирали движения наблюдателей за выборами. Казалось, что эти группы станут мощным флагманом независимого гражданского общества. Огромное количество новых людей, прежде всего молодёжи, записывались мониторщиками, считая, что таким образом они участвуют в общем протесте, при этом отстаивая простую, базовую демократическую ценность — честные и прозрачные выборы. Впрочем, резкий взлёт движений наблюдателей также быстро пошёл на спад уже через год, а то и меньше. Сложно сказать, с чем это связано: то ли обстановка изменилась, то ли люди разочаровались, что система слабо реагирует на выявленные нарушения, то ли сами организации стали превращаться в бюрократические структуры, с которыми активисты изначально приходили бороться. Кроме того, очевидно, что многим идеалистам не понравилось, что мониторинговые миссии стали принимать уродливую форму «грантоедов»: «Голос», «Гражданин наблюдатель» — работали на грантах. Причём «Голос», что пикантно, был на кремлевском гранте, а про «Гражданин наблюдатель» была информация, что тот имеет иностранное финансирование. Для части людей наблюдение стало способом очень неплохо зарабатывать и ездить по всему миру, разумеется за счёт и западных фондов. В обиход вошёл термин «электоральный туризм».

    К весне 2013 года я, всё ещё продолжая искать себя, заинтересовался деятельностью Фонда борьбы с коррупцией, мне нравился и сам Алексей Навальный. Он казался сильным политиком, который не лезет за словом в карман. Политиком новой формации: очень открытым, европейским человеком, который сам первым тянет руку своему стороннику. Немаловажную роль играл его возраст: моё поколение привыкло к тому, что политик в России – это старый грузный дядька, который существует в политике с тех пор, когда мы еще не родились. Он ходит в черном пыльном костюме, ездит на «Волге», был замешан в каких-то  «мутных» историях в 90-е годы и работал в государственных структурах. Навальный, конечно, был совсем другим, и это подкупало. Было очевидно и его отличие от старого «каспаровского» пула или более ранних оппозиционеров: Навальный демонстрировал свежую перспективу в том, что касалось формирования гражданских институтов. В то время многие «олд-скульные» оппозиционеры рассчитывали, что за счет стариков можно провести пару-тройку одиночных пикетов и тем самым отбить грант у иностранного инвестора или «засветиться» в иностранной прессе, что всегда было особым поводом для гордости в той среде. У Навального же был совершенно другой подход: он строил свою структуру с невиданным для нас форматом — Фонд борьбы с коррупцией. ФБК — это некоммерческая организация, которая, используя квалифицированных специалистов, трудится каждый день, проводит самые резонансные расследования и достигает немалых высот, выходя на новую, активную в он- и оффлайне аудиторию.
    В то время многие хотели попасть к Навальному, в его проекты. Новый, простой, одетый в модную клетчатую рубашку, джинсы, в кроксы или кеды — Навальный представлял собой эталон для зарождающего креативного класса: дизайнеров, айтишников, менеджеров среднего и низшего звена, студентов. Навальный умел нравиться своей аудитории, у него стал пропадать этот «крайне-правый» бэкграунд, которым пропаганда всех пугала. В 2013 году Навальный перестал быть правым или левым. Причём многим это нравилось: мол, Алексей вырос, он больше не в коротких штанишках красно-коричневого националиста, а «Русский марш», на котором он однажды побывал, был просто способом заработать свою аудиторию. Все подумали, что для построения настоящей федеральной карьеры и выхода на новую аудиторию Навальный должен меняться, сдвинуться справа к политическому центру. Тогда это выглядело невинным политическим зигзагом.
Сегодня, в 2018 году, становится очевидно, что Алексей на протяжении пяти лет постоянно менял свою идеологическую платформу, а уже ближе к 2016 году стало ясно, что у Алексея ее вообще нет. Его нельзя назвать ни левым, ни правым, ни центристом. Он популист. Популист, чья партия существует без внятной программы и «заточена» только на него персонально. Навальный — человек, у которого нет долгосрочного плана, политик, который может быть и леваком, и дружить с «фашиствующими» элементами, а назавтра сидеть с радикальным антифашистом Алексеем Гаскаровым и пить чай. Навальный в этом плане — человек всеядный. Не было ни одной резонансной темы, которую Алексей не пропустил бы через себя, через какие-то кейсы, через свой блог в Живом журнале. Уже в 2013 году Навальный умел лавировать между политическими интересами различных группировок, включая властные, при этом ни имя никакой ярко выраженной идейной платформы, кроме борьбы с коррупцией. Эта борьба осталась единственной твердой валютой Алексея Навального, которой он очень удачно спекулировал на протяжении многих лет. И, несомненно, останется в этом бизнесе и в будущем. Как никуда не денутся политические амбиции и личностные особенности.
Кстати, об особенностях. Любопытная встреча произошла у меня в апреле 2013 года с Ильёй Пономаревым, на тот момент депутатом Госдумы от «Справедливой России». Речь, конечно, зашла и об Алексее Навальном, который на тот момент был для меня практически непререкаемым авторитетом. Пономарёв на той встрече, первой и единственной, которая у нас была, сказал совершенно пророческие вещи, которые у меня до сих пор не выходят из головы. На вопрос о том, как он относится к Навальному, он задумался на несколько секунд, взяв мхатовскую паузу, и выдал как на духу и, как мне показалось, совершенно искренне: «Вы знаете, я, конечно, считаю Алексея Навального своим политическим другом, но в нём сидят задатки абсолютного тирана. Если этот человек возьмёт власть, то свободы больше не станет, он будет очень императивным вождём и никому спуску не даст, он будет укреплять прежде всего себя».
Тогда мне показалось, что Илья лукавит или, может быть, обижен на Алексея. Но Пономарёв был прав. Императивность сопровождала все кампании Навального. Алексей всегда ставил и будет ставить цель быть единоличным вождём. В то время Пономарёв выдвигал гипотезы, что Алексей будет узурпировать оппозицию, всю деятельность будет выстраивать только вокруг своих структур, а любая другая более уязвимая сила в оппозиции будет либо подчинена, либо развалена Навальным.

Позже, как все знают, Илья Пономарёв был вынужден уехать из России. Он, кстати, в момент разговора с Навальным считался популярным площадным трибуном и перспективным протестным политиком. Пономарёв был потрясающе начитан и эрудирован, был депутатом, и по сути его голубые фишки были выше, чем у Алексея Навального. Тем не менее режим «съел» именно Илью Пономарева, вынудив его покинуть страну. Хотя Пономарёв имел более позитивную повестку: пытался участвовать в выборах, взаимодействовать с КПРФ. А Алексей Навальный проводил более радикальную и бескомпромиссную линию, что нас, его сторонников, собственно говоря, и подкупало. Вот такая удивительная жизненная вилка произошла: когда один более позитивный политик вынужден покинуть страну, а более агрессивный, наоборот, продолжил свою деятельность. Но это вопрос уже, конечно, к тем большим людям, которые определяют политику в России.

Глава 2. Маниакально-депрессивное состояние, или Вагон-ресторан с Навальным

Весной 2013 года начиналась кировская кампания — то самое пресловутое дело «Кировлеса», которое тянется до сих пор. Первый уголовный процесс против Алексея Навального, обвинительный процесс, который казался судьбоносным, но неясно, стал ли таким на самом деле. Тогда казалось, что режим Навального по-настоящему боится, поэтому и фабрикует дело. Многие действительно верили, что Алексея посадят, что дело «Кировлеса» станет для него последним, а режим восторжествует. В целом такое «маниакально-депрессивное» состояние, когда настроение варьируется от «режим на грани коллапса» до «нас всех посадят вместе с Навальным», стало характерным для сторонников Алексея на том этапе.
Тогда, в апреле, казалось, что все прогрессивные и не очень политические силы страны, от мала до велика, собирались в Киров на первое заседание, которое должно было начаться против Алексея. С тех пор я ни разу не видел большей консолидации и концентрации разных политических сил вокруг одного человека. В том поезде в Киров в плацкартном вагоне я встретил очень многих людей, значительная часть которых впоследствии станет бомондом протестного движения. Представители мелких незарегистрированных партий и движений, левых, правых, любых, все ехали в Киров с одной целью — поддержать человека, в котором все признавали наиболее подходящего лидера. Позже этот же человек будет топить все эти маленькие движения, они пропадут и их размоет как следы на песке. Впрочем, у них будет альтернатива — стать лоялистами Навального, войти, даже на ролях бесплатных волонтёров, в его проекты и потом в них раствориться.
Поездка в поддержку Навального напоминала лихой молодёжный выезд ни какой-то рок-фестиваль, когда вы заходите в поезд, и в каждом вагоне едет по несколько групп единомышленников, которые говорят о об одном и том же, да и по символике на одежде понятно, что они все едут на одно и то же мероприятие. Таким политическим фестивалем весной 2013 года стал первый суд по делу «Кировлеса». Я ехал тогда со своей группой политических романтиков, которые затем, к сожалению, завязали с «политотой» и ушли в быт.
Как раз в поезде Москва-Киров и состоялась моя первая личная встреча с Алексеем. До этого я его пару раз видел на улицах, подходил к нему на митинге 6 мая 2012 года, и он говорил, что мы молодцы, хоть и сторонники Михаила Прохорова. Было видно, что ему чертовски не нравится Прохоров, но ему нравятся люди, которые ему симпатизируют и которые является его потенциальными сторонниками. Такая сугубо политическая позиция, казавшаяся нам тогда человеческой.
У Алексея, когда я его встретил в коридоре вагона, была забинтована рука, какой-то порез на кисти. Он ехал в отдельном купе, а не в плацкарте, как все. В плане бытовых благ у Навального всегда были четкие границы со своими ближайшими помощниками и уж тем более с массой сторонников. Алексей всегда оставался абсолютным VIP, хотя поначалу казался «своим парнем». В коридоре поезда мы не без теплоты поздоровались:
— Алексей, едем вас поддерживать.
— Да, ты все правильно сделал, спасибо большое, сейчас очень важно сплачиваться вокруг меня. Вы сделали правильный шаг.
Тогда Алексей был гораздо более открытый, хоть и со своим политическим интересом, в нем не было той фальши, поверхностности и этого не очень приятного взгляда как бы сквозь собеседника. В то время он заглядывал тебе в глаза пристально. У Алексея глаза расположены не симметрично в горизонтальной плоскости, и это придает его взгляду особый, даже страшноватый шарм, с тяжестью и глубиной. Многие тогда шутили, что у него взгляд как у терминатора, и когда он на тебя смотрит, то буквально сканирует. Сейчас взгляд Навального потускнел, но в 2013 году его глаза еще горели, это был взгляд человека, который был обязан взять от жизни всё, зажечь огонь в любой душе.
И вот мы с ним поговорили, пожали руки. Он пригласил нас в вагон-ресторан, где уже собиралась вся компания. Там действительно оказалась вся профессиональная оппозиция: были журналисты «Дождя», Тимур Олевский, Илья Барабанов, который уже тогда ходил хвостиком за Навальным, фотограф Евгений Фельдман — те люди, которые являются главными адептами Навального сейчас. Я стал наивно что-то спрашивать, откровенно говорить с ними о том, что чувствую достаточно заметный разрыв между обычными россиянами, людьми, не интересующимися политикой, и вами, вот этим оппозиционным бомондом. Это уже потом у меня замылился глаз, и я перестал замечать, что они другие — и я другой. А тогда, перейдя этот барьер и попав в пул профессиональных политиков и журналистов, я остро чувствовал эту вопиющую разницу, хотя и не мог четко сформулировать, откуда берется это различие между «нами» и «ими».

Многие перед поездкой мне говорили: ты рискуешь, едя в Киров, тебя уволят с работы, ты потеряешь всех клиентов, у тебя будут проблемы с полицией. Я и сам, честно говоря, «параноил» на этот счет. Особенно после дела по событиям 6 мая 2012 г., когда людям, участвовавшим в событиях на Болотной площади, дали реальные сроки. В те дни все это еще воспринимали очень близко к сердцу: каждого узника знали поименно, знали, где они сидят, на какой стадии находятся их дела, кем они до этого были, где работали. Это, конечно же, заслуга тех, кто занимался их делами, информировал сторонников, привлекал людей, собирал деньги. Позже этого и в помине не будут: мало кто будет знать жертв с мероприятий Навального и их дальнейшую судьбу.
У лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова тогда тоже были большие проблемы. Вся «тусовочка» его на тот момент уже забыла, его считали сбитым лётчиком. Забвению, кстати, также поспособствовал и Алексей Навальный. Несмотря на то, что Удальцов был в большой беде, он говорил: «Ну да, а что? Он левак, а я не левак. Он пока сидит, а я на свободе и продолжу борьбу». Навальный совершенно не стеснялся заявлять о своих идеологических противоречиях с человеком, который очевидно уже скоро сядет в тюрьму. У Алексея в то время таких проблем не было. Никто в силу его тогдашнего авторитета даже не мог подумать, что он какой-то поп Гапон, и многие процессы вокруг него могли быть искусственно подстроены. Никто Навального всерьёз не осуждал за это кулуарное уничижительное отношение к Удальцову.
Во время поездки в Киров все пили. Алексей тоже пил, и хотя это было все внешне бомондово и даже богемно, мне казалось, что это очень здорово — такая настоящая тусовка. Конечно, тогда не было той критической массы сторонников, которая есть сейчас. Имелся небольшой пул его политических фанатов, знакомых между собой, и мало кому было меньше 25, люди сами себе покупали билеты, с ними не нужно было «сюсюкаться». Ехало много маленьких политических субъектов, один-два человека от движения. В общей сложности в Киров на заседание поехало человек 40-50. Было видно, что Навальный расстроен, даже когда он сидел в вагоне-ресторане, он внимательно смотрел, сколько людей едет его поддержать, спрашивал. На тот момент, я думаю, он рассчитывал, что за ним поедет несколько сотен, а то и какая-нибудь тысяча. Гигантомания была тогда, и сейчас никуда не делась. Навальному уже казалось, что он заслуживает более серьёзной поддержки.
В то время всей организованной поддержкой Алексея в Кирове рулил Николай Ляскин. Николай занимался тогда, как и сейчас, уличными движухами. Тогда же впервые появилось его персональное изобретение — агитационный куб — конструкция, которая скоро станет легендарной и которую будут использовать все, включая политических оппонентов. Агиткуб представляет собой металлический каркас, на который вешаются баннеры. Надо сказать, баннеры на кубе были практические всегда не в поддержку Навального, а содержали обструкции государственных чиновников, например Игоря Шувалова. Казалось бы, как связаны дело «Кировлеса» и Шувалов? Я думаю, под общий шумок кировского процесса отбивались гранты и явно проплаченные темы по Шувалову. Киров стал средоточием прессы, и такие действия были очень заметны.
В Кирове все эти 40-50 человек из навальновского пула сконцентрировались у собранного Ляскиным куба, который расположился очень символично — между кукольным театром и судом. Тогда я первый раз увидел манеру Ляскина заводить людей: признаюсь, он мне показался абсолютным клоуном. Николай кричал такие бравурные, площадные лозунги, достаточно пустые по содержанию, но заводящие: «Они нас боятся! Нас не остановить!» Ляскин всё повторял и повторял эти фразы в микрофон. Не сказать, что действо выглядело естественно, но толпе нравилось — и полиции, и журналистам, и провокаторам. Мне это показалось глупым, моё нутро еще отвергало подобные лозунги и скандирования, все воспринималось как какое-то нелепое скоморошничество. Но пройдет несколько лет, и я сам буду устраивать подобные встречи и выкрикивать аналогичные лозунги. Это и есть пропаганда, которая незаметно впитывается в тебя.
Киров не был похож на большой московский митинг, где можно было раствориться в толпе. Здесь тебя оценивали, ведь присутствовали только избранные. Мне вообще показалось, что в толпе все друг друга знают, а я единственный, которого никто не знал. Это была та самая «тусовочка», которая выбрала Алексея Навального в лидеры, отсюда же сформировалось его ближайшее окружение, которое до сих пор определяет всю жизнь на оппозиционном пространстве.
Вся эта толпа, которая собралась между судом и кукольным театром, не пошла в суд. Хотя казалось бы, Алексей Навальный находился в суде, ему нужна была поддержка, и именно затем все и ехали. Но политика устроена по-другому. В зале суда все достаточно строго, приставы не дали бы разгуляться, а на улице активисты могли выразить себя, пообщаться с журналистами, попасть на фотографии иностранной прессы. Поэтому все остались на улице, а Навальный с большим пулом адвокатов пошёл в суд. Даже я, тогда еще совсем никому не известный «салага», умудрился раздать десятки интервью разным СМИ, начиная от BBC, заканчивая какими-то неизвестными скандинавскими радиокомпаниями. Я понял, какие большие перспективы открываются одним нахождением в «тусовочке». Так я уже стал патентованным оппозиционером, просто пообщавшись с западной прессой. Действительно, стать модным тру-оппозиционером из «тусовочки» было совершенно элементарно: достаточно иметь подвешенный язык, мало-мальски разбираться в политике и быть образованным человеком, а также не выглядеть отпетым маргиналом. Плюс, наверное, было заметно, что я буквально «горел» тем, что вокруг происходило, и такая энергетика располагала ко мне многих людей. Я нашёл то, что долго искал: это было внимание, маленькая популярность и реализация пока еще зарождавшихся амбиций и расчёт на большие планы. Поездка в Киров сподвигла меня окончательно перейти в стан «навальнистов», попытаться интегрироваться в какие-то его проекты. Было не особо важно, в какие именно, — тогда всё воспринималось как единое целое, как «движ».
Было видно, что люди из окружения Алексея, — и Николай Ляскин, и Владислав Наганов (Гаганов), и Любовь Соболь и Георгий Албуров — стоят особняком, ощущая себя неким бомондом. Они вели себя, за исключением Ляскина, гораздо более надменно, чем сам Алексей, видимо, близость к «телу» кружила им головы. Особо выделялись Албуров и Наганов, эта парочка тогда еще друзей. Наганов казался монстром «навальной» политики: человеком со строгим взглядом, которой смотрел на тебя как комиссар на потенциальную «контру» — ему действительно не хватало только нагана, а кожаный плащ Нео из «Матрицы» у него уже был. Позже Наганов будет изгнан из Фонда борьбы с коррупцией и официально признан лузером. В кулуарных разговорах Алексей Навальный уже 2016 году обронит фразу: «Посмотрите на Наганова, даже он, полное посмешище и неудачник, умудряется мутить какие-то союзы в Подмосковье, о нем еще пишет пресса». Вот так спустя годы люди из топов окружения лидера становились пугалом для менее опытных и перспективных политиков.
Георгий Албуров, несмотря на свой молодой возраст, вел себя под стать Наганову, чувствовал свою уникальность, но спустя годы никто так и не поймет, в чем же его уникальность заключается, и почему его так ценит Навальный. Понятное дело, что он был посвящен во все тайны, очень многие заказные расследования проводились через него: пиар-акция против МТС, против того же Шувалова. Расследование против Чайки, которое якобы проводил Албуров,  на самом деле было неизвестно откуда взято уже в готовом виде, а над формой подачи просто поколдовали другие отделы ФБК. В отличие от того же Наганова, обладавшего хоть какой-то породой, Албуров казался этаким «позолоченным буддой», почесывающим своё пузико, человеком, которой садится на подоконник и болтает ножками. И при этом никто не мог сказать, сколько Албурову лет, было понятно, что он еще совсем молодой и неопытный, но по своему пафосу думалось, что ему уже лет пятьдесят, из которых тридцать он провел в топе политики.
Самую яркую характеристику, которой можно его охарактеризовать, я услышал позже от одного из сотрудников ФБК: если ты идешь о чем-то спрашивать Албурова либо даже здороваешься, то тебя не покидает ощущение, что ты у него в долг просишь. Говорят, что раньше таким Албуров не был, что до Кирова, до мэрской кампании он был простым жизнерадостным студентом из Уфы, который почти случайно оказался в Москве и внезапно стал одним из ближайших сподвижников Навального. А «забронзовел» он уже от общения с Алексеем.
Албуров был настоящий антиперсонаж, который не обладал никаким особенным талантом, но имел покровительство Навального. Тот всегда на публике хвалил Албурова, добавляя, что, мол, Жора звезд с неба не хватает, у него даже нет высшего образования, зато он хорошо делает свою работу. Это потом, кстати, перерастет в мем, постоянно всплывающий на летучках: «Жора, ну у тебя же нет высшего образования, получи ты хоть какое-нибудь в самом захудалом ВУЗе, хоть в заборопокрасочном. Чтобы мы писали хоть что-то в твоих профайлах, когда ты будешь кандидатом». Абсолютная лояльность Навальному с младых ногтей сыграла в плюс Албурову: какие бы перестановки ни сотрясали ФБК, Албуров всегда оставался священной коровой, которую никогда не трогали и против которой никто не смел высказываться. Он всегда стоял особняком, предпочитал даже не общаться с большей частью сотрудников Фонда, да и его кабинет располагался в отдельной комнате.
Наганова и Албурова тогда критиковали, и было за что. Впрочем, уже в то время было модно любые неприятности протестного движения сваливать на «кровавый режим», хотя в большинстве случаев коллективный режим просто пользовался неграмотностью и раздолбайством самих оппозиционеров. И вот в Кирове Албуров как раз и подставил Навального. На Албурове еще были некоторые организационные функции, которые впоследствии с него снимут, потому что Навальный поймёт, что в этом он полный ноль и лучше держать его в золотой клетке за запертой дверью ФБК.
В Кирове по поручению Навального Албуров снял помещение, которое должно было стать долгосрочным городским штабом, где бы могли останавливаться все эти туристы-активисты и сторонники, где мог бы сам Навальный общаться с прессой или проводить тимбилдинги. Албуров  сделал из рук вон плохо, жутко напутав с арендой, впутавшись в серую схему оплаты, что привело к череде обысков в этом помещении. Не думаю, что это был «распил», суммы за аренду штаба там фигурировали незначительные, скорее, ситуацию можно объяснить абсолютной безалаберностью Албурова.

Всеми уличными процессами занимался Николай Ляскин, справлялся с задачей он достаточно талантливо. Потом я уже понял его феномен, впервые ощутив на площади у кукольного театра. Ляскин показался мне позже достаточно идейным, человеком слова, никогда не зазнавшимся и по праву занимавшим свое место. Человеком, которого можно было уважать. Про Николая, одного из немногих, можно сказать, что он никого не кидал, он, что называется, ходил по земле. Если Наганов был абсолютно фантасмагоричным и комичным персонажем, а Албуров — необъяснимым блатом, то Ляскин был простой парень, который понимает, как разговаривать с провокаторами, как успокоить полицию, как разъяснить сложные вещи простым языком. Это такой мужик, который сварит кашу из топора и с которым не пропадешь. Он был находкой для Фонда. Но Навальный вел себя с ним невнимательно, не оказывая ему должной поддержки, которую он оказывал своим конъюнктурным фаворитам: Албурову, позже Леониду Волкову, Ивану Жданову и другим.

Троица Албуров-Наганов-Ляскин определяла «движ» вокруг Навального, периодически подключалась еще и Любовь Соболь. Но она всегда была в чём-то антропофобкой, социопаткой и ей было достаточно сложно участвовать во всем этом. Соболь выглядела девочкой-отличницей, закончившей МГУ, которая влюблена в Алексея и пытается эту любовь амортизировать в деятельность. Тогда она казалась чертовски перспективным расследователем, политиком, думалось, что на ней одной всё держится в Фонде, что она — некий интеллектуальный центр около Алексея. Потом я понял, что Соболь — действительно очень неплохой человек, но она, конечно, не была никаким интеллектуальным центром, она была лишь традиционным активистом, которого Алексей так и не решился «отбрить». Потом, уже после мэрской кампании, случатся моменты, когда от Любови Соболь попытаются избавиться: её будут занижать и она потеряет все свои котировки. Но она останется с Алексеем. Мне кажется, это вообще последний человек в мире, который предаст Навального. В этом плане у нее есть моральный стержень, которого нет у других. Для Соболь весь «движ» — это личная война, за Алексеем она пойдет в огонь и воду. Это безусловно верный, въедливый и очень идейный человек, просто ее идейность не политическая, а личностная.

Остальные люди вокруг — маленькие оппозиционные чиновнички из ФБК или ближайшие партнёры Навального. Владимир Милов, экс-лидер партии «Демократический выбор», хоть и находился в орбите у Алексея, был менее заметен. Ильи Яшина из «Солидарности» и ПАРНАСа тогда и в помине не было. Сама «тусовочка» считала Яшина вечным мальчиком оппозиции, который будет вести свои кампании где-то под Немцовым, и всерьёз рассчитывать на него не стоит. Возможно, этот «мальчик в тельняшке» где-то и присутствовал, но чтобы его можно было заметить, надо было хорошенько присмотреться к тому месту, где он мог стоять.

Вот такой получилась моя поездка в Киров, мои первые эмоции и впечатления, многие из которых впоследствии подтверждались. Это был втягивающий момент, момент, когда я определился, что нужно быть с Алексеем, и тут будет развиваться новая политическая вселенная. Несмотря на странности и пафос его команды, я уже многое стал понимать. И мне это нравилось, черт побери!

7 ноября - праздник коммунистов, а не КПРФ


7 ноября - это священный праздник моей комсомольской и коммунистической молодости. Это праздник страны, исчезнувшей под гимн «И вновь продолжается бой….». И не потому что на страну напали злые враги - о нет! Советское оружие и сегодня, спустя 30 лет пишется с приставкой «современное». Все произошло чисто как у классика: «Как вредим себе мы сами, враг вредить нам не решиться». Страна рухнула, а фантом ее прошлого остался, превратившись из «коммунистического призрака, бродящего по Европам», в какого - то недоношенного мымрика, машущего красными флажками в уютных апартаментах Государственной Думы. Да и пусть себе бы махало, чудо чудное,  беда в том, что это существо присвоило себе слово, политое океаном народной крови - КОММУНИСТ.   

Из Зюганова такой же «коммунист», как из Владимира Владимировича «сторонник свободной прессы» - это симулякры, копии, не имеющая оригинала в реальности. В «коммунизме» они понимаю столько же, сколько «интернет гуру Д. Медведев» в «троичных компьютерах».  Нынешним птенцам «Папы Зю»  нужно только одно: теплые депутатские места. Именно за ними в сегодняшнюю КПРФ идут люди, которых совершенно не волнуют народные надежды и чаянье. Сколько раз партия КПРФ вставала на защиту народа? Когда молодежь и дети по всей стране шли под нагайки и дубинки, что в это время делали их старшие, умудренные политическим опытом товарищи? Вся поддержка «Навальнистов» сводилась к единичным случаям, к инициативе отдельных не равнодушных членов на местах. Да и то, те зачастую решали одну задачу: как бы так прошмыгнуть, что бы и политические очки набрать, и в то же время подальше дистанцироваться от этих активистов реального протеста и их лидера.  

Мне, седому коммунисту, бывшему члена бюро райкома «Коммунистической Партии Советского Союза», это было известно всегда. После Губернаторских выборов в Приморье 16 сентября 2018 года об этих политических штрейкбрехарах знает все Приморье и не только. Осенью 2018 года недовольство существующим положением вещей воплотилось здесь в форме «протестного голосования» и в Приморском крае мог появиться новый, народный, «красный» Губернатор - А Ищенко. Мог. Но не появился. Ибо КПРФ слило народный выбор, равно как и своего ставленника в унитаз. «Мы обратились официально, я отправил [обращения] и в МВД, и в Следственный комитет, и в прокуратуру, чтобы расследовали и дали нам официальный ответ; мы не получили ответа и не видим расследования преступлений» - булькает из этого септика что-то. Так и хочется спросить: ты что такое есть, господин Геннадий Андреевич? Лидер парламентской фракции, за которую голосовали десятки миллионов людей, или шелкопер на выданье?  «Я пишу, они не отвечают...». Это они мне могут не отвечать, а перед тобой должны по стойке смирно стоять при полном парадном обмундировании. Ибо ты - Власть. Или нет? Вопрос риторический. И вот наступила пора очередного открытие глаз: «мы то думали, что КПРФ, оно того, а оно-то на самом деле того..» И все...
Весть летит во все концы:
Вы поверьте нам, отцы, —
Будут новые победы,
Встанут новые бойцы!

Только не про «зюгановцев» эта песня. Не будет у них больше ни новых бойцов, ни новых побед. Стоять им во время Страшного Суда у стенки рядом с другими растлителями и предателями Родины. А пока ребята, прошу Вас, разделите в своих головах понятия КПРФ и КОММУНИСТ. Посмотрите вокруг себя - эти дороги, дома, канализации, электростанции и аэропорты построили под руководством коммунистов. Послушайте тех, кто был и видел, Китай. Он прет и развивается, развивается и прет. Как раз под руководством коммунистов. Вспомните, кто может, годы коммунистического «застолья» Л. И. Брежнева - никогда не было у этой страны и ее народа лучшего времени, никогда!  И это - Правда.  

С неба милостей не жди!
Жизнь для правды не щади…
Нам, ребята, в этой жизни
Только с правдой по пути!

С праздником 7 ноября, дорогие мои сверстники и ровесники! С днем Великих Свершений, которые у нас отобрали! Но те, у кого есть память, те помнят: «Не каждая рыба - селедка. Каждая селедка - рыба. Рыбы - немы. Рабы - немы! Мы - не рабы! Победа будет за нами!!»


.