«Азбука знаков» - сюрреализм искусственного интеллекта в эпоху Антихриста

«Азбука знаков» - виртуальный групповой роман.
Автор: Речкабо Какухонигэн
Русский перевод и издание: 
Борис Дмитриевич Яровой.
Поддержать издание: Счет рублевой карточки в Сбербанке: 63900250 9009493647.
Получатель: Boris Yarovoy


ПРЕДИСЛОВИЕ

  • Я хочу говорить то, что я думаю.  
  • Я хочу, что бы мои дети жили лучше, чем жил я
  • Я хочу. что бы в моем доме был уют и мой порядок
  • Я хочу смотреть интересные фильмы и читать интересные книги
  • Я хочу играть в «Civilization» и другие 4X игры
  • Я хочу, что бы мои близкие и окружающие уважали меня
  • Я хочу чувствовать себя счастливым, выходя на улицу
  • Я хочу делать дела, которые нравиться мне и приносят пользу людям
  • Я хочу, что бы не знакомые мне люди ценили мои дела
  • Я хочу Нобелевскую премию за технологию прогноза землетрясений
  • Я хочу жить как можно дальше от неприятные мне людей
  • Я хочу жить в меритократическом государстве
  • Я хочу, что бы мои предки и потомки гордились мной
  • Я хочу, что бы Боги помогли мне исполнить мои желания
ПРОЛОГ

Океан также похож на море, как левиафан на китовую акулу. Тоже животное и также плавает, но размер и объемы переводят количество в качество. И да - с морем можно спорить, бороться: океан живых не замечает.

Над волнами летит ни на что не похожий свист - скрип касаток. Они нервничают и кружатся в воде, глядя на лежащего на берегу человека. От звука, мужчина поднимает голову и обводит окрестности блестящим потерянным взглядом. Кто он и где он? Позади - океан, впереди – небольшой пляж сразу за которым скала. Человек встает и пытается отойти подальше от прибоя, но тут же падает, уткнувшись в песок. Сколько лет он не ходил по суше? - Сто? Двести? Тысяча? Две?

На этом берегу он Чужой - Выходец. Может быть Друг, а может быть и Враг местным аборигенам. Если они вообще тут есть. Мужчина встает на колени и снова начинает двигаться - так у него получается гораздо лучше. Песок сменяется ломкой прибрежной травой. Она шуршит и впивается колючими семенами в нежную кожу колен. С зудящим звоном пролетает какая-то шмель - жужелица. Когда-то эта земля была его родным домом. Тогда он был молод, наивен и ничего толком не умел. И даже не знал, чего бы хотел уметь. Он еще не ценил ни свою жизнь, ни свое время и обладал единственным талантом, за который потом так жестоко и поплатился - способностью видеть в старых обломках новый мир.

Человек снова встает на ноги и осматривает окрестности. Вдали виден кусочек суши – то ли какой-то остров, то ли противоположный берег морского залива. Скала заросла густым кустарником, среди которого торчат какие-то столбы, кривые балки и перекошенные решетчатые фермы. Цивилизация, подумал Выходец. Железная цивилизация. Карабкаясь по скале он приближается к металлической конструкции на которой что-то написано. Отряхнув табличку, он несколько секунд смотрит на нее, пока непонятные знаки не сливаются в понятное слово:

Выходец отряхнул пальцы, присел на корточки и стал ощущать этот новый - старый, почти забытый мир - мир, который никуда не двигался. Он попытался вспомнить местных жителей, которые были где-то там, за скалой. Город. Он помнил большой грязный город, сбрасывающие в море свои помои. Маленькие глинобитные дома, сросшиеся под одной бесконечной крышей. Много стен и мало окон. Узкие переулки между домами, заваленные отбросами, среди которых копошились домашние животные. Большой ров и подъемный мост. Но вот люди... Он хотел вернуть память о их лицах, но никак не мог этого сделать. Он помнил только, что их было много и они что-то кричали. А потом была боль...

Выходец встал и начал взбираться на скалу. Упираясь в камень большими широкими ступнями, он косолапо и неуклюже лез вверх, постанывая от усилий. Здесь его уже ждали.
– Ты кто?
- Я? - местный… - ответил Выходец.
- Что-то ты не сильно похож на местного, - с сомнением сказал Старший. - Документы есть?
- Да утонуло все, вместе с одеждой, - повторяет Выходец слова, которые всплывают откуда-то из глубины его мозга.
- Ну тогда пошли, - продолжает Старший. – Давай-давай, пошли.
- А Вы прости, кто? - пытается встать в позу Выходец.
- Ну вот, а говорит местный, - Старший смотрит на Второго и улыбаясь, подмигивает ему. - Местный, а Патрульных не узнает, - и он многозначительно похлопывает по кожаной Г-образной сумке на боку.

Спокойствие. Главное - не торопиться. Время есть. Собственно говоря, у меня теперь масса времени. Вряд ли они ищут именно меня. И пока они не поймут, пока не убедятся окончательно, пока не будут полностью уверены, кто Я, мне ничего не грозит. Главное я нашел - вот дорога. И она приведет меня туда, куда Ему нужно.

Лес, вначале робкий и редкий, понемногу все смелел подступал к дороге. Некоторые деревца взломали старый бетон и росли прямо посредине. Темнело. То справа, то слева что-то шевелилось, шуршало и скрипело. Местность явно была запущенной и дикой, так что было удивительно, что здесь была пусть старая, но дорога. Если бы не она, то в таком лесу можно заблудиться на годик-другой. Выходец чувствовал, что вокруг много жизни, живущей по закону хитрость против хитрости, сила против силы. Он думал о том, что увидел за первые два часа своей новой жизни, складывая все случайности в нечто логически непротиворечивое.

- Выходец? Из местных? - повторяет Старший, усаживаясь за стол и начиная стучать по клавишам чемоданом - ноутбуком. На стене висит карта с значками и какая-то схема.\
- Ну так, местный. В базе данных Выходца нет, - продолжает Старший тонким, словно у женщины голосом. Он смотрит на Выходца без всякого интереса, словно видит перед собой не человека, а какое-то докучливое домашнее животное, забравшееся, куда ему не велено.

Второй сидя на краешке скамьи у окна, полирует шеврон и смотрит, как Старший ищеn данные. Здорово у него получается, думает Второй с некоторой завистью. Экий старый хрыч, двадцать лет в войсках, а на ноуте как программер, в темную печатает. Ну будь здоров, Старший, больше мы с тобой не увидимся. Вообще-то как-то даже грустно уезжать - место тихое, спокойное и выслуга опять же неплохая - год за три.

- А Вы как печатаете? - спрашивает гость. - Выходец? Может попробуете Выхадец?
- Давай, попробуем, - говорит Старший, продолжая давить клавиши компьютера. - Нам что Выходец, что Выхадец - разницы нет. - О! Действительно, есть Выхадец. Так, что там у нас - профессор кибер-социологии, кафедра метапсихических исследований, факультет ARG, ENTP Дон... Дон? - он быстро поднимает глаза и удивленно смотрит на Выходца. Тот кивает.

§ 1 Имперская форма правления в бедных местах обреченна