На этом берегу он Чужой - Выходец


Океан также похож на море, как левиафан на китовую акулу. Тоже животное и также плавает, но размер и объемы переводят количество в качество. И да - с морем можно спорить, бороться: океан живых не замечает.
Над волнами летит ни на что не похожий свист - скрип касаток. Они нервничают и кружатся в воде, глядя на лежащего на берегу человека. От звука, мужчина поднимает голову и обводит окрестности блестящим потерянным взглядом. Кто он и где он? Позади - океан, впереди – небольшой пляж сразу за которым скала. Человек встает и пытается отойти подальше от прибоя, но тут же падает, уткнувшись в песок. Сколько лет он не ходил по суше? - Сто? Двести? Тысяча? Две?

На этом берегу он Чужой - Выходец. Может быть Друг, а может быть и Враг местным аборигенам. Если они вообще тут есть.  Мужчина встает на колени и снова начинает двигаться - так у него получается гораздо лучше. Песок сменяется ломкой прибрежной травой. Она шуршит и впивается колючими семенами в нежную кожу колен. С зудящим  звоном  пролетает какая-то шмель - жужелица.
Когда-то эта земля была его родным домом. Тогда он был молод, наивен и ничего толком не умел. И даже не знал, чего бы хотел уметь. Он еще не ценил ни свою жизнь, ни свое время и обладал единственным талантом, за который потом так жестоко и поплатился - способностью видеть в старых обломках новый мир.
Человек снова встает на ноги и осматривает окрестности. Вдали виден кусочек суши – то ли какой-то остров, то ли противоположный берег морского залива.  Скала заросла густым кустарником, среди которого торчат какие-то столбы, кривые балки и перекошенные решетчатые фермы. Цивилизация,  подумал Выходец.  Железная цивилизация. Карабкаясь по скале он приближается к металлической конструкции на которой что-то написано. Отряхнув табличку, он несколько секунд смотрит на нее, пока непонятные знаки не сливаются в понятное слово:
«ГИПЕРБОРЕЯ»
===================
Выходец отряхнул пальцы, присел  на корточки и стал ощущать этот новый - старый, почти забытый мир - мир, который никуда не двигался. Он попытался вспомнить местных жителей, которые были где-то там, за скалой. Город. Он помнил большой грязный город, сбрасывающие в море свои помои. Маленькие глинобитные дома, сросшиеся под одной бесконечной крышей. Много стен и мало окон. Узкие переулки между  домами,  заваленные  отбросами, среди которых копошились домашние животные. Большой ров  и  подъемный  мост.  Но вот люди... Он хотел вернуть память о их лицах, но никак не мог этого сделать. Он помнил только, что их было много и они что-то кричали. А потом была боль...
Выходец встал и начал взбираться на скалу. Упираясь в камень большими  широкими  ступнями, он косолапо и неуклюже лез вверх, постанывая от усилий. Здесь его уже ждали двое.
– Ты кто?
- Я? - местный… - ответил Выходец.
- Что-то ты не сильно похож на местного, - с сомнением сказал Старший. - Документы есть?
- Да утонуло все, вместе с одеждой, - повторяет Выходец слова, которые всплывают откуда-то из глубины его мозга. 
- Ну тогда пошли, - продолжает Старший. – Давай-давай, пошли.
- А Вы прости, кто? - пытается встать в позу Выходец.
- Ну вот, а говорит местный, - Старший смотрит на Второго и улыбаясь, подмигивает ему. - Местный, а Патрульных не узнает, - и он многозначительно похлопывает по кожаной Г-образной сумке на боку.
Спокойствие. Главное - не  торопиться. Время  есть. Собственно говоря,  у  меня  теперь масса  времени.  Вряд ли они ищут именно меня. И пока они не поймут, пока не убедятся  окончательно, пока  не  будут  полностью уверены, кто Я, мне ничего не грозит. Главное я нашел - вот дорога. И она приведет меня туда, куда Ему нужно.
Лес, вначале робкий и редкий, понемногу все смелел подступал  к  дороге. Некоторые деревца взломали старый бетон и росли прямо посредине. Темнело. То справа, то  слева что-то шевелилось,  шуршало и скрипело. Местность явно была запущенной и дикой, так что было удивительно, что здесь была пусть старая, но дорога.  Если бы не она, то в таком лесу можно заблудиться на годик-другой. Выходец чувствовал,  что  вокруг  много жизни, живущей по закону хитрость  против  хитрости, сила против силы. Он думал о том, что увидел за первые два часа своей новой жизни, складывая все случайности в нечто логически непротиворечивое.
- Выходец? Из местных? - повторяет Старший, усаживаясь  за стол и начиная стучать по клавишам чемоданом - ноутбуком. На стене висит карта с значками и цифрами и какая-то схема.
- Ну так, местный. В базе данных Выходца  нет, - продолжает Старший тонким, словно у женщины голосом. Он смотрит на Выходца без всякого интереса, словно видит перед собой не человека, а какое-то докучливое домашнее  животное,  забравшееся,  куда  ему  не  велено.
Второй сидя на краешке скамьи у окна, полирует шеврон и
смотрит, как Старший ищем данные. Здорово у него получается, думает Второй с  некоторой завистью. Экий старый хрыч, двадцать лет в войсках, а на ноуте как программер, в темную печатает. Ну будь  здоров, Старший, больше мы с тобой не увидимся.  Вообще-то как-то даже грустно уезжать - место тихое, спокойное и выслуга опять же неплохая - год за три.
- А Вы как печатаете? - спрашивает гость.  -  Выходец?  Может  попробуете Выхадец?
 - Давай, попробуем, - говорит Старший, продолжая давить клавиши компьютера. - Нам что  Выходец, что Выхадец - разницы нет.  - О! Действительно, есть Выхадец. Так, что там у нас - профессор кибер-социологии, кафедра метапсихических исследований, факультет ARG, ENTP Дон... Дон? - он быстро поднимает глаза и удивленно смотрит на Выходца. Тот кивает.

Сегодня, как и всегда, ставлю все фишки на белое. На белую кость, на белую гвардию, на белое движение и на белый "Стоп - хам",   то есть на себя и свой народ, прыгая головой вниз с обрыва, не зная, какая там глубина и есть ли там вообще вода или одни голые камни.
Сегодня, в Дальневосточной Ограниченной Монархии (ДОМ), я начинаю принимать пост Гуру. До официальной инаугурация еще два дня, но надо еще примериться, посмотреть, что там и как. Поэтому и не сплю. Есть люди жаворонки, которые рано ложатся. Есть совы, которые поздно. А я птица, которые утром ложатся и в обед встают. Так у меня есть ночь для единоличной работы и послеобеденное время для людей.

Какая есть моя программа? Да элементарная, зачем придумывать новое, когда старое неплохо работает? Справедливое судейство, защита прав собственности, рынок земли, сословное общества. Но вообще то, этим занимаются профессионалы, это они реализуют мою стратегию, вырабатывая тактику,как сделать наш ДОМ еще лучше. Это их работа, их кусок хлеба с маслом, икрой и маслинами.

Задача моего предшественника состояла в возобновлении истории нашей страны. Теперь ее все знают и я больше не буду тратить на этот вопрос свое драгоценное время. Моя же миссия - это взгляд в будущее, попытка увидеть в тумане времени какие-то знаки, намеки, символы, которые позволят нам правильно двигаться в настоящем.

Комментариев нет:

Популярные сообщения