Играющие в игры Япония против игры престолов Запада.


Если вы родились позже 1990 года, возможно, не знаете об одном из наиболее интересных противостояний современности. Это был конфликт двух гигантов восточного рынка, который посеял раздор в семьях по всему миру. Пути друзей разошлись, брат обратился против брата, и были проведены черты, которые никто не переступает даже сегодня. Этот конфликт был известен как консольные войны, и именно он повлиял на развитие как японских, так и западных игр.

Консольные войны: начало

В начале 1980 годов Nintendo выпустили новую домашнюю консоль под названием Nintendo Entertainment System, или просто NES.
Эта серая коробочка положила начало увлечению видеоиграми, масштабы которого росли в геометрической прогрессии.
В противовес успеху Nintendo, в 1985 году на рынок домашних консолей решила выйти компания, известная созданием игровых автоматов. Выпустив Master System SEGA официально начала войну консолей.
Ревнители истории могут утверждать, что подобные конфликты случались и раньше, например, Commodore 64 против ZX Spectrum. И тем не менее с противостоянием NES и Master System не сравнится ничто.
Оно продолжалось более десяти лет, и новые, более мощные системы подключались к нему по мере выхода.
И пока фанаты спорили, чья консоль лучше, пропасть становилась всё более очевидной. Эта пропасть простиралась далеко за пределы споров о консолях как таковых и очень скоро превратилась в культурное явление.
Я, конечно же, имею в виду различия между восточными и западными играми.

Западные RPG против японских

В ранние годы, когда платформеры, файтинги, шутеры и единичные спортивные симуляторы занимали основное место на рынке игр, отличить восточную игру от западной было не так-то легко.
Вместе с тем существовал один жанр, в котором стали проявляться культурные различия, – RPG. На первый взгляд, ролевые игры The Elder Scrolls V: Skyrim и Final Fantasy XV могут показаться похожими, но для тех, кто в них играл, более разных игр быть просто не может.
Если взять Skyrim от Bethesda в качестве примера западной RPG, становится очевидно, что здесь упор сделан на исследовании. В играх такого типа, как правило, присутствует тщательно проработанный открытый мир, который создает у игрока чувство, что можно пойти куда угодно и делать что угодно. Границы подобного мира разработаны так, чтобы у пользователя никогда не складывалось ощущения, что он исследовал всё. В такие игры закладывается цель дать игроку почувствовать, что его решения и действия влияют на происходящее.
Японские игры подобных целей не преследуют. Да, игровые миры могут быть массивными, но сами игры куда более линейны. В отличие от западных, в японских играх упор делается на сюжете, персонажах и том, чтобы провести игрока через необходимые задания.

Восточные игры против западных

Когда речь заходит об эстетике в чистом виде, разница между японскими и западными играми тоже очень хорошо видна.
В целом на японские игры большое влияние оказали манга и аниме – об этом можно судить по большим глазам, мультяшным чертам лица и волосам, отрицающим закон гравитации. Западные игры, с другой стороны, склоняются к более реалистичной графике. Складывается впечатление, что западные игры стараются полностью воссоздать реальность, в то время как для восточных достаточно ее интерпретации, не ограниченной объективными законами.
Боевые действия, как правило, тоже различаются.
Экшен в западных RPG по большей мере происходит в режиме реального времени и зависит от умений и скорости реакции игрока. Японские игры того же жанра зачастую опираются на принцип пошаговой стратегии, где большое значение играют показатели персонажей. Здесь ваша компания искателей приключений противостоит полчищам врагов и вам нужно решать, кто из партии может нанести больше всего урона и кому именно.
Нельзя сказать, что игровой процесс в Skyrim или The Witcher 3 не опирается на показатели персонажей, но вместе с тем в таких играх нужен хороший глазомер и координация. Игра в стиле классической Final Fantasy, в свою очередь, скорее потребовала бы от вас интеллектуальных усилий.
Интересно еще и то, что в большинстве западных RPG вы начинаете в одиночку, а в восточных – вместе с целой партией.
Здесь тоже прослеживается культурное влияние: в западном мире образ волка-одиночки кочует из сюжета в сюжет, тогда как в японской культуре фокус смещен на защиту интересов другого человека или группы людей прежде интересов самого протагониста. Получается образ такого себе самоотверженного героя.

Японские MMORPG против западных

В случае онлайн-игр и MMORPG в частности различий становится еще больше.
В Японии онлайн-игры даже популярнее, чем на западе, а MMORPG превратились в более приятный аналог будней в офисе. Здесь я имею в виду, что восточные онлайн-игры предполагают продолжительную прокачку. В глазах общества заходить в игру каждую ночь, чтобы прокачать своего персонажа, не считается чем-то плохим – напротив, это воспринимается как социализация.
Объясняться это может тем фактом, что в японской культуре гейминг считается абсолютно нормальным видом досуга. И это еще одно отличие от западной парадигмы, где культура гейминга существовала всегда, но относились к ней с куда меньшим пониманием, и это отношение начинает меняться только сейчас.
Японские игры поощряют игроков за коллективную прокачку, и поэтому игровые сессии после работы или учебы становятся способом расслабиться и пообщаться с друзьями, не отрываясь от игры.
Часть пользователей рассматривают такие игры как замену соцсетям. Работа – дом – игра с друзьями вместо посиделок в баре. Таким образом, в культуре, где к усердной работе относятся с благоговением, прокачиваться вместе с друзьями в Final Fantasy  XIV после работы так же распространено, как и смотреть Netflix на Западе.

Встреча Востока и Запада

Мнение, что эти поджанры RPG диаметрально противоположны, достаточно популярно, но на самом деле всё обстоит несколько иначе.
Многие компании на разных концах игрового мира начинают перенимать наиболее популярные черты проектов друг у друга, и таким образом появляются довольно интересные комбинации. Особенно заметно это в сфере мобильных игр.
Проверьте App Store или Google Play, и вы найдете как минимум несколько квестовых игр, RPG или стратегий, которые используют боевую систему Final Fantasy. Даже недавняя Star Wars: Galaxy Of Heroes полностью базируется на боевых механиках.
Как оказалось, в мобильных играх пошаговая боевая система имеет куда больше смысла, чем характерная для западных игр механика, полагающаяся на скорость реакции и мелкую моторику игрока.
С другой стороны, мы всё чаще видим открытые миры по типу Final Fantasy XV – без сомнения, это реакция разработчиков на популярность западных игр во всем мире, включая Японию.
На смену линейным сюжетам с минимумом возможностей выбора приходят комплексные сюжеты с несколькими вариантами концовки. В то же время для прогресса в некоторых западных MMO теперь требуется значительное количество прокачки (хотя это все-таки несколько другая прокачка).
По сути, можно сказать, что некоторые RPG, которые вышли недавно, нельзя назвать ни чисто западными, ни чисто восточными. Большинству поклонников Elder Scrolls Online или  World of Warcraft пришлось хорошенько прокачаться, в то время как фанаты Final Fantasy XV с удивлением обнаружили ряд реальных возможностей выбора.

Совмещение западных и японских RPG

Чем хороша эта тенденция, так это возможностью добавить в игры того, чего им не хватало. Смешение поджанров приводит к созданию новых со своими захватывающими особенностями.
В играх вроде Stardew Valley, которая, по сути, является доработанной Harvest Moon, мы видим симулятор фермы/жизни, укомплектованный парой западных механик для лоска. Сейчас игра занимает первое место в рейтинге по количеству скачиваний на Switch за всё время – невероятное достижение в год, когда вышла новая игра Mario.
Таким образом, вместо того, чтобы рассматривать различия двух игровых культур как противостояние, в котором нужно выбрать сторону, лучше посмотреть на них с точки зрения взаимодополняемости.
Когда одна из сторон делает ход, вторая это замечает и двигается следом. Аналогично, если кто-то ошибается, остальные делают всё, чтобы этого не повторилось. С учетом того, как мало по-настоящему нового появляется на игровом рынке в последнее время, попытки комбинирования жанров, поджанров и культурных особенностей стоит поощрять.
В мире, который становится теснее, смешение культур – это явление, которое мы будем наблюдать чаще и чаще. Идет ли речь о киноиндустрии (посмотрите только на успех Studio Ghibli на западном рынке и популярность Гарри Поттера в восточных странах) или об индустрии игр, слияния культур не избежать, и лично мне это по душе.

7 закон потомкам Ноя - обязанность создать справедливый Суд



В «Показателе Террористических Деяний» не упомянуто преступление, совершенное подсудимым. Акт, совершенный им, несмотря на его тяжесть, не является из ряда вон выходящим или экстремистским. С учетом вышесказанного, релевантным остается вопрос, без ударения на специфический акт террора - станет ли в описанных обстоятельствах лишение гражданства сдерживающим фактором для предотвращения других террористических актов? Как мы опишем ниже, истец (МВД) не смог обосновать необходимость лишения гражданства в качестве сдерживающенго фактора, что, с моей точки зрения, не может оправдать использование такой крайней меры, как аннулирование гражданства”.

Это текст из решение судьи Варды Мероз, по поводу отказа в лишении израильского гражданства Мухаммада Мафарджа, отбывающего сейчас наказание в одной из тюрем Израиля. Какое же такое преступление совершил этот гражданин, которое не упомянуто в «Показателе Террористических Деяний»? Может быть Мухаммад шел по улице, увидал машину с ключом зажигания, прыгнул в нее, что бы прокатиться до ближайшего магазина, а его вдруг поймали? Ну что еще может не является чем-то из ряда вон выходящих или экстремистским в Израиле? Или Мухаммад не заплатил налога с чаевых, заработал себе на два гамбургера, а его за их поеданием и поймали, посадили на 15 суток, а теперь еще хотят прибегнуть к такой крайней мере, как аннулирование гражданства? Согласитесь, если человек не совершал ничего из ряда вон выходящего и экстремистского, то наказывать его за какой-то проступок лишением гражданства - ну это не есть правильно, даже, или тем более в Израиле.

Это было бы смешно, если бы не было так печально. 21 ноября 2012 года в Тель-Авиве, Мухаммад Мафарджа взорвал с понедельниками пассажирский автобус. От бомбы, которую он оставил в автобусе, пострадало 24 человека. Сейчас он отбывает 25 летний срок. И я не знаю, как судьи Варда Мероз оценивает жизнь в израильской тюрьме, но очень сильно сомневаюсь, что аннулирование гражданства Мухаммад воспринимает как крайнюю меру, и именно от этого мучается и страдает. Крайняя мера в таких случаях одна - смертная казнь. Хотя мы точно не знаем, огорчит она  Мухаммада или обрадует. 

Что же касается сдерживающего фактора для предотвращения других терактов, то он есть. Это аннулирование израильского гражданства у всех родственников Мухаммада, к которым он и приехал воссоединяться на территорию Израилю. Не досмотрели, не остановили вовремя, не захотели связываться и промолчали - так можно делать, если близкий - родной человек, например, наркоман, который сам себя убивает. Но если это существо хочет рвать в ошметки чужую плоть, то тут должен быть совсем другой спрос. И с Мухаммада, и с тех, кто рядом.

PS А что касается судьи Варды Мероз, то в этом случае мне на ум приходит одна старая поговорка: «Если ты плюнешь на общество - оно утрется. Если общество плюнет на тебя - придется вызывать водолаза».  

Мудрец из народов мира,
согласно концепции Бней Ноах. 

Желаю получить дословный перевод «7 законов потомкам Ноя»


Перевод текста подобен работе трансформационного портала. При этом нужно четко понимать, что это не обязательно трансформация букв и знаков, ибо в основе разных языков может лежать один алфавит. Но это всегда трансформация смыслов. «Точный перевод» - это симулякр, мираж, призрак, он не возможен в принципе. Любой текст всегда существует в контексте времени и места написания, личности его автора, взаимосвязи личности автора с этим самым временем и местом на момент написания. То же самые факторы значимы и для личности переводчика, который всегда является соавтором автора. Чаще всего перевод подобен порталу в пространстве, между двумя современными цивилизациями. Возьмем простейший пример - четверостишье Гейне и переводы его современников на русский язык.

Четверостишье Гейне 
Ein Fichtenbaum steht einsam 
Im Norden auf kahler Höh'; 
Ihn schläfert; mit weißer Decke 
Umhüllen ihn Eis und Schnee

Перевод Ф. И. Тютчева: 
На севере мрачном, на дикой скале 
Кедр одинокий под снегом белеет, 
И сладко заснул он в инистой мгле, 
И сон его вьюга лелеет.

Перевод М.Ю. Лермонтова
На севере диком стоит одиноко 
На голой вершине сосна. 
И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим 
Одета, как ризой, она.

Перевод А.А. Фет:
На севере дуб одинокий 
Стоит на пригорке крутом; 
Он дремлет, сурово покрытый 
И снежным, и льдяным ковром.

Какое именно дерево имел в виду автор? - Кедр, сосну, дуб? А может быть это была пихта или ель? С точки зрения современной ботаники, вероятнее всего это была сосна, но уж никак не дуб. И где стоит это «хвойное дерево»? - На дикой скале, на голой вершине, на пригорке крутом? - Можно много спорить об этом сейчас, но ясно одно - Истину мы уже не узнаем никогда, ибо Генрих Гейне умер 17 февраля 1856 года в Париже.  

Иногда перевод - это портал во времени, когда речь идет о переводе текста в границах одного языка. Пример из русского языка: Когда алкаешь - брандыхлыст не в тему, будь ты один или вместе с сарынь. Словно фифик ококеваешь без епитрахля и уткель в секасе - полный хухрей. Это не странь, когда цавлюги деплоируют твое тело, каким ты не будь капрызой. Источник. 
Вряд ли кто-то из сегодняшних русскоговорящих поймет о чем речь, хотя на интуитивном уровне можно догадаться, что если «Гло́кая ку́здра ште́ко будлану́ла бо́кра и курдя́чит бокрёнка», то что то не так в бокровском королевстве. 

Самый сложный перевод - это когда мы сталкиваемся с пространственно - временной трансформацией, то есть нужен перевод с древнего языка одного народа, на современный язык другого. Допустим, речь идет о переводе «7 законов потомкам Ноя» с иврита на русский. Существует несколько вариантов решения этой задачи.
  • В Израиле одним из официальных языков является идиш, который по своей семантике занимает промежуточное положение между ивритом и русским. Можно взять официальный перевод «7 законов потомкам Ноя» на идиш и уже его переводить на русский. Это сравнительно легкий вариант, но при всем при том, он уводит нас от первоначального сакрального смысла. Это подобно изучению Торы по Таурату.
  • Взять «7 законов потомкам Ноя» на иврите, и переводить текст, ниспосланный Богом, на русский язык буквально, не глядя на какие либо его дальнейшие трактовки и интерпритации где бы то ни было, включая Тору, Талмуд, Маймонида ets.  
Второй путь гораздо сложнее и требует определенной духовной смелости, но он единственно верный, если принять, что распространение «7 законов потомкам Ноя» именно в том варианте, как их дал Бог,  и является одной из главных миссий еврейского народа. А дальше все пусть идет своим чередом, ибо у каждого народа своя Вера и Надежда.


10 колено Израиля в Японии




ИССЛЕДОВАНИЕ ДЛИННОЙ В ДВА С ПОЛОВИНОЙ ВЕКА
Итак, сперва факты. Они общеизвестны: в 722 году до н.э. Салманасар V, царь Ассирии, захватил Северное царство и разорил его, а его преемник Саргон II угнал в плен население, расселив его на востоке своей империи. С этого момента начинается одна из главных загадок истории — судьба десяти потерянных колен Израилевых.
Далее следуют бесчисленные вопросы. Где они, покоренные ассирийцами израильские племена? Растворились ли они в хаотическом водовороте, поглотившем десятки древних народов? Ушли ли, покинув развалины Ниневии, на поиски своего дома, до которого так и не добрались? Воплотились ли в других народах, переняв их культуру, религию и даже внешность?
Версиям, возникшим за две с половиной тысячи лет, нет числа. Как не счесть и исследователей всех мастей, бравшихся за эту тему. Та, что приводится здесь, одна из них. И едва ли не самая фантастическая. Ибо суть ее в том, что прямые потомки Потерянных колен Израилевых… — нынешние японцы.
Согласно этой гипотезе, потерянные колена, кочуя с Запада на Восток, прошли по Шелковому пути, пересекли Поднебесную империю, вышли к Корейскому полуострову, и оттуда перебрались в Японию.
Верить или не верить, скептически ухмыляться или поражаться — ваш выбор. Я привожу доказательства как японцев (Авраам ИкуроТесимо, Авраам Котсуджи, Аримасу Кубо), так и евреев — известных всему миру «собирателей» потерянных колен раввина Элиягу Авихайль, у которого мне довелось брать интервью в его доме в Иерусалиме, и раввина Марвин Токайро из Токио, с которым мы встречались в том же Иерусалиме во время его кратковременного визита в Израиль.
А теперь можно начать наше путешествие через историю и пространство…
ЯПОНЦЫ ПОД БЕЛО-ГОЛУБЫМ ФЛАГОМ
Наибольший вклад в обоснование гипотезы о принадлежности японцев к Потерянным коленам внес лидер сионистского христианского движения «Макуа» в Японии Авраам Икуро Тесимо.
В 1948 году японский христианин, бизнесмен из Комамута, профессор Авраам Икуро Тесимо отправился на гору Асо. В течение двух недель он находился в уединении, и ему открылось Божественное явление, во время которого Всевышний призвал Тесимо создать движение, поддерживающее евреев и их государство. В мае того же года профессор воплотил своё видение, создав движение «Макуа».
«Макуа» возникла и сформировалась по образу и подобию христианских фундаменталистских течений в Америке и Западной Европе. Как и эти движения, она обращается к Ветхому Завету и черпает в нем силы. А поскольку Ветхий Завет — это рассказ о Завете между Богом и евреями, то и свою любовь к Творцу движение воплотило в служение… евреям. И, возвращаясь к обету Авраама, члены движения назвали себя «Оэль моэд» («Шатер завета») — место встречи между Богом и человеком; место, где Авраам впервые услышал глас Божий. В переводе на японский «Оэль моэд» — «Макуа».
«Нас часто спрашивают, почему мы преданы государству Израиль, — писал Авраам Икуро Тесимо, основатель движения «Макуа». — Они не понимают, что наша любовь к Государству Израиль проистекает из нашей страстной любви к Библии. Нас называют иногда иудео-христианами. Но ведь в действительности иудаизм и христианство — не две различные религии; это две ветви, растущие из одного ствола — религии Библии».
Свое преклонение перед евреями Тесимо объяснял не только верой, но голосом крови. Он утверждал, что японцы и есть часть Потерянных десяти колен Израилевых. «Уже обнаружено, что по своему генетическому строению японцы ближе всего к обитателям Эрец-Исраэль. Возможно, именно из-за кровного родства мы чувствуем такую любовь и притяжение к народу Израиля».
Бизнесмен, комментатор Библии и плодовитый писатель, Тесимо всю жизнь проявлял непостижимое тяготение к иудаизму и удивительно глубокое понимание еврейской традиции и истории. По словам своих учеников, он источал удивительную энергию и был наделен аурой, привлекавшей к нему людей.
Ядро движения составляла поначалу пара десятков человек. Сегодня не только в Японии, но и в других дальневосточных государствах, а также в США, Мексике, Бразилии насчитываются десятки тысяч последователей Авраама Тесимо. В пятидесятых годах первые японские «халуцим» устремились в Израиль.
Сам Тесимо, впервые приехавший в Израиль за десять лет до Шестидневной войны, поселился в кибуце Нир-Давид около горы Гильбоа. Спустя несколько лет он создал так называемый «отряд Хефциба», ставший своего рода «японским Сохнутом» по отправке молодых японцев в Израиль, и кибуц с одноименным названием».
Когда началась Шестидневная война, Тесимо создал Чрезвычайный комитет японской помощи Израилю. «Насер уйдет, пораженный смертельным ударом с небес», — заявил глава «Макуа». Спустя несколько дней к нему пришел потрясенный посол Израиля в Японии. «Он сказал, что мои слова оказались пророческими», — вспоминал Тесимо в своей книге.
Осенью 1973 года Тесимо и его сподвижники прошли с бело-голубыми флагами из конца в конец Токио и организовали демонстрацию напротив здания ООН, генеральным секретарем которой, был тогда двуличный и малодушный У Тан.
Члены «Макуа» не ограничились дипломатией, призывами и пропагандой. В 1967 году газета «Джерузалем пост» опубликовала фотографию перебинтованного Шломо Оно — в качестве добровольца он отправился на иерусалимский фронт и был ранен, когда спасал из-под обломков рухнувшего дома жителя Северного Тальпиота. Оно стал одним из многих членов «Макуа», которые готовы были принести себя в жертву во имя спасения Израиля.
…Каждый год весной, в один и тот же день, в Иерусалиме можно увидеть странное зрелище: тысячи людей в традиционных японских одеяниях или вполне светских костюмах проходят по центру города с израильскими флагами. Символика на плакатах сюрреалистична: иероглифы вплетаются в узор меноры, золото древнееврейских букв озаряется сиянием красного восходящего солнца на белом полотнище.
Центр «Макуа» в Иерусалиме расположен в районе Гива Царфатит и больше похож на частную виллу, принадлежащую человеку из обеспеченного среднего сословия. Внутреннее убранство необычайно просто и строго. Доведенная до крайности первоначальная суровость ранних христианских общин. На стенах — портреты Авраама Тесимо. О «японском происхождении» дома напоминают только замысловатые восточные узоры на картинах и резные, под цвет бамбука, перегородки. Здание это может служить не только офисом, но и молитвенным домом, хотя здесь нет ни христианской, ни иудаистской символики. «Макуа» безразличны внешние религиозные атрибуты. Для обращения к Творцу не нужно ни амвонов, ни молельных залов, ни икон, ни тем более роскоши. Главное — внутренний смысл и духовная наполненность.
Трудно представить себе, как здесь можно молиться. Еще труднее называть еврейскими именами находящихся здесь людей и разговаривать с ними на иврите.
В интервью, данным мне несколько лет назад, выдержки из которого приводятся ниже, председатель «Макуа» в середине 1990-х годов Ханох Фуджи — немногословный, приветливый, сохраняющий дистанцию, тщательно подбирающий слова, — рассказывает о своем движении. Иврит стал вторым его родным языком. Он постоянно ссылается на Авраама Тесимо, как бы подчеркивая, что находится в тени его авторитета.
— Вы верите в гипотезу о том, что японцы — потомки одного из десяти «потерянных колен Израилевых», дошедшего до Японии и оставшегося там?
— Профессор Тесимо исследовал этот вопрос и обнаружил много свидетельств того, что версия, о которой вы говорите, подкреплена научными данными. Но главное, что связывает нас с этой землей, — сознание, что здесь зародилось христианство. Его создали евреи, они написали святые книги, подарили миру божественное откровение. За две тысячи лет христианская церковь ушла от своих корней. Отвернулась от тех, кому обязана своим существованием, — от евреев. Можно ли быть христианами, не принимая ТАНАХ, пророчества, не благословляя народ, заключивший союз с Богом? Мы считаем, что нет, и потому приезжаем сюда, чтобы почувствовать атмосферу этой земли, чтобы здесь, в Израиле, выучить иврит, изучить Библию, чтобы вместе с евреями приблизить исполнение обещаний Господа.
— Каким вы видите современный Израиль?
— Для нас современный Израиль — продолжение еврейской истории. Он — исполнение божественного обета собрать всех евреев из изгнания и привести их сюда, на землю отцов.
— Сколько японцев — членов движения «Макуа» живут здесь?
— Пятьдесят-шестьдесят. В основном студенты.
— Мне пришлось наблюдать демонстрацию «Макуа» в Иерусалиме. Там было несколько тысяч человек.
— Почти все они приехали из Японии, США, чтобы принять участие в праздновании трехтысячелетия Иерусалима. Вообще мало таких, кто живет здесь постоянно. Люди сменяют друг друга. Завершают учебу, возвращаются домой. Те же, что остаются здесь навсегда, как бы выполняют роль гидов для новоприбывших. Японцы почти ничего не знают об Израиле. Всю информацию об этой стране они черпают из сводок новостей. Им кажется, что здесь идет непрерывная война, что израильтяне постоянно третируют арабов. Мы же стараемся давать им истинную, а не превратную информацию, подлинное представление об истории этой страны, о ее связи с прошлым.
МАГЕНДАВИД НА КИМОНО
А теперь — к собственно версии Авраама Тесимо. Тесимо доказывает: японцы — потомки потерянных десяти колен Израиля, к которым он относит племя хада или хата (Тесимо расшифровывает это название, как Иегуда).
Согласно японской исторической традиции, хада перебрались на острова с материка в 3-4 веке н.э. по приглашению японского императора (то, что хада пришли из глубин Азии по Великому Шелковому пути, подтверждается многочисленными исследованиями) и вскоре превратилось в ведущую силу на Японских островах, дав новую ветвь императорской династии.
Это племя располагало 11 тысячами вооруженных воинов и превосходило жившие в Японии племена не только в военном искусстве, но и в уровне цивилизованности. В частности, указывает Тесимо, хада принесли с собой на Японские острова секрет производства шелка.
Тесимо сравнивает древнееврейский фольклор и культуру с пассажами японских мифологических текстов «Койики» и «Нихонги» (большая часть которых принадлежит племени хада) и обнаруживет многочисленные общие черты между ними.
В частности, он подчеркивает сходство в эмблемах древнееврейского колена Звулуна и племени хада — лодка или парусная шлюпка. Пишет, что морская стена возле Факуока в Японии имеет каменную кладку, практически идентичную той, что использовали древние евреи.
Он обращает также внимание на весьма своеобразный гребень Кагоме на куполе одного из храмов Шинто (религиозная святыня Японии), выполненный в виде шестиконечной звезды.
Тесимо утверждает, что племя хада перестало существовать как обособленная группа в ходе бесконечных межплеменных войн, оно ассимилировалось среди множества остальных народностей островов. Тем не менее вклад хада, по его утверждению, в значительной степени определил характер японского народа и его культуру.
По словам Тесимо, еще до Второй мировой войны в Японии была традиция, согласно которой новорожденному ребенку дарили кимоно: белый — мальчику и красный — девочке. На внутренней стороне кимоно вышивалась шестиконечная звезда — еврейский «магендавид». После войны, когда традиции уступили место современной европейской одежде, этот обычай дарить кимоно прекратил существование, но, пишет Тесимо, пожилые люди хорошо помнят о кимоно с вышитой на нем шестиконечной звездой. Более того, традиционно, продолжает Тесимо, на звезде вышивалось 12 стежков. Тесимо увязывает это с 12 коленами Израиля.
Он пишет и о других сходствах в ритуалах между двумя народами, в частности, подчеркивает, что могилы хада очень похожи по своей конструкции на еврейские захоронения.
Он находит и этимологическое сходство в названиях двух народов. Так, старая часть Киото — Хейан, что означает на японском «мир». «Город Хейан» по-японски — «Хейан-кио» («Город мира»). Это совпадает с еврейской расшифровкой Иерусалима — «Город мира».
СПАСИТЕЛЬ ЕВРЕЕВ — ПРОФЕССОР АВРААМ КОТСУЖИ
Один из ведущих исследователей данного вопроса — профессор Авраам (Сетсу-со) Котсуджи. Котсуджи родился в Киото и происходил из древнего аристократического рода священнослужителей, который восходит к племени хада. Закончив Монмоутский колледж в Нью-Джерси , он начал изучать семитские языки, в том числе — ивритские манускрипты, и стал ведущим специалистом в этой области в своей стране. В конце 1930-х годов он публикует ряд статьей, доказывающих, что часть японских племен происходит от перебравшихся на острова потерянных колен израилевых.
В 1939 году Котсуджи был приглашен в качестве советника по еврейским делам ведущей железнодорожной компании Японии, прокладывавшей дорогу в покоренной Маньчжурии (в то время в тех местах проживало много евреев, и среди них было немало инженеров). Изучение иврита и древнееврейской истории вызвало у Котсуджи глубокие симпатии и интерес к еврейству. Вернувшись на родину из Маньчжурии, он начал активно помогать евреям, бежавшим из оккупированной нацистами Европы, используя свое влияние, чтобы добиться для них разрешения на въезд и продления виз (визы предоставлялись японскими властями на несколько месяцев, после чего беженцев депортировали из страны, что фактически обрекало их на верную гибель). Используя собственные сбережения, Котсуджи подкупал имперских чиновников и добивался таким образом продления виз на месяцы и даже годы, спасая тем самым жизни сотням людей. Одновременно он выступал в защиту евреев, противопоставляя себя правящему режиму, который, как известно, был союзником нацистской Германии и перенимал антисемитскую пропаганду. В книге «Истинный характер еврейского народа» он разоблачал нацистскую пропаганду и доказывал, что евреи — избранный Б-гом народ. «Высшее Проведение пригнало к нашим берегам гонимых беженцев, и мы обязаны дать им убежище, дабы они нашли здесь мир и безопасность. Это — наша миссия. Мы не можем предать ее», — провозглашал он с университетской трибуны.
За свои выступления он был объявлен предателем, чья цель — передать страну под вражеский контроль, и брошен в тюрьму, где подвергся пыткам. Спас Котсуджи один из высокопоставленных офицеров, хорошо знавший его и по воле случая посетивший тюрьму, где он содержался. Для Котсуджи это спасение стало проявлением божественного вмешательства и он еще более укрепился в правоте своих взглядов.
В 1959 году 60-летний Сетсусо Котсуджи приехал в Иерусалим и принял иудаизм, взяв себе имя Авраам. Он умер в 1973 году, выразив в посмертном завещании желание быть похороненным на Святой земле. Котсуджи утверждал в своих исследованиях, что племя хада — древние евреи, угнанные в плен ассирийцами, и по Шелковому пути пришедшие в Китай, а оттуда — в Японию.
ИССЛЕДОВАНИЕ АРИМАСУ КУБО
Еще одно детальное исследование, доказывающее происхождение японцев от потерянных колен, принадлежит Аримасу Кубо. Он родился в префектуре Хоуго, закончил Колледж по изучению Библии и является ведущим автором христианского религиозного журнала, в том числе исследования «Исраэлиты приходят в древнюю Японию». Его книги, написанные на японском, переведены на английский и корейский языки. Его статьи по этому вопросу публикуются в разных изданиях Японии уже более десяти лет.
«Японский христианин, живущий в Японии, я изучал библейские тексты, и обнаружил необычайное сходство между японскими традиционными ритуалами и церемониями, которые практиковались в древнем Израиле, — пишет Кубо в предисловии к своей книге. — Я полагаю, что многие обряды, существующие у японцев, были переняты ими у древних евреев, которые могли добраться до Японских островов».
В ответе на мое письмо, Кубо рассказал, что поначалу эта тема не привлекала его внимание, и, более того, он весьма скептически относился к данной версии. «Япония расположена слишком далеко от Израиля. Японцы крайне не похожи на евреев. Как я мог утверждать, что исраэлиты могли быть частью прародителей нынешних японцев? — вопрошает он. — Но позднее я познакомился с книгой еврейского исследователя Джозефа Эйдельберга «Японцы и десять потерянных колен Израиля». В книге утверждалось, что исраэлиты пришли в древнюю Японию. Это исследование открыло мне глаза.
Далее я прочел книгу «Евреи и японцы: тайная история», написанную по-японски раввином Марвином Токайером в Токио, который живет здесь уже много лет. Это еще больше убедило меня в данной версии. Я был поражен тем, что много вещей в Японии выглядят так, словно берут начало от древних израильтян. Позднее я узнал, что Япония упоминается в Еврейской энциклопедии, изданной в 1901 году, как возможная земля, где нашли пристанище потерянные колена».
Аримасу Кубо находит удивительные подтверждения своей гипотеы. Например, указывает он, традиционный японский фестиваль «Онтошаи», который на протяжении столетий (или тысячелетий) отмечался в национальной религиозной святыне, знаменитом Храме Шинто Сува-Таиша в округе Нагано на Японских островах 15 апреля, по сути дела, является иллюстрацией библейской истории о жертвоприношении Ицхака (Исаака) Авраамом. Гора, возле которой проходят празднества, называется… Мориа-сан. Как известно, гора, где Авраам собирался принести в жертву Исаака, и где позднее был воздвигнут Храм, также называлась Мория.
Во время японского фестиваля возле Мориа-сан на бамбуковый ковер клали мальчика, привязанного веревкой к деревянном столбу, после чего к нему подходил священник с ножом. Он срезал часть столба, заносил нож над мальчиком, однако в этот момент к нему приближался другой священник, и мальчика освобождали. Это почти в точности воспроизводит знаменитую историю об Исааке, который должен был быть принесен в жертву Авраамом, но был спасен в последнюю минуту появившимся с Небес Ангелом.
Более того: на фестивале «Онтошаи» приносились жертвоприношения — 75 оленей, и среди них олень с расщепленным рогом. Как известно, согласно библейскому преданию, олень, принесенный в жертву вместо Исаака, также имел расщепленный рог, и потому запутался в ветвях деревьев.
Ни в Японии, ни в других дальневосточных странах никогда не существовало обычая жертвоприношений. «Во время посещения Израиля мой друг наблюдал праздник жертвоприношения у самаритян на горе Гризим. Он спросил у самаритянского священника, сколько овец должно быть принесено в жертву. По словам последнего, число жертвенных животных должно составлять 75. Мы обнаруживаем совпадение между количеством жертвоприношений в Храме Шинто и в древнееврейской традиции». Почему приносят в жертву не овец, а оленей? Только потому, что в Японии не разводили овец, отвечает Кубо.
Жертвоприношение 75 оленей был отменено, пишет Кубо, около ста лет назад. Сегодня вместо реальных животных используются их манекены. Отменен и спектакль с приношением в жертву и освобождением ребенка. Остался только ритуал срезания верхней части столба, который так и называется: «онийе-басира», или же «столб пожертвования». Кубо подчеркивает, что ни в одной стране не существует подобных обрядов, почти в точности воспроизводящих историю Авраама и Ицхака.
ЯПОНСКИЕ ФИЛАКТЕРИИ, ШОФАР ИЗ РАКОВИНЫ И СУККОТ ПО-ЯПОНСКИ
Японский христианин, изучавший связь между японцами и потерянными коленами, Аримасу Кубо указывает на то, что существует несомненное сходство в древнееврейских и старояпонских обрядах. Японский религиозный священнослужитель ямамбуши традиционно одевает на лоб во время молитвы маленькие черные коробочки («токин»), почти в точности воспроизводящие филактерии, которые надевают религиозные евреи во время молитвы. Обычай этот существует с древнейших времен и возник до прихода буддизма в Японию в седьмом веке новой эры. Ни в одной из стран Дальнего Востока подобного ритуала не существует. Размер «токин» соответствует размеру филактерии, но отличается по форме и цвету — он круглый и выполнен в форме цветка.
Во время религиозной церемонии ямамбуши дует в рог, напоминающий еврейский шофар. Евреи делают шофар из рога барана, а японцы, за неимением овец, — из морской раковины.
Кубо указывает, что, как и иерусалимский Храм, храмы Синто разделены на три секции: первая — доступная для всех молящихся, вторая — сакральная — для священников, и третья — «святая святых», куда разрешается вход исключительно представителям высшего духовенства. Так же было и в иерусалимском Храме.
Он пишет, что в храме Синто есть, как в иудейском Храме, подобие Ковчега Завета — «омикоши». Как и древнееврейский Ковчег, «омикоши» снабжен ручками для переноса, похож на него по форме и украшен фигурками херувимов.
Перед храмами Синто можно увидеть статуи двух львов, которых японцы называют «комаину». Подобные статуи традиционно устанавливались в древнем Израиле и, в частности, о них рассказывается в «Млахим» при описании входа во дворец царя Соломона. Совпадение? Кубо подчеркивает, что в Японии никогда не водились львы, тем не менее статуи эти были установлены сотни лет назад.
Во время празднований в Иерусалимский Храм приносились дары — в частности, фрукты, — а при внесении Ковчега в Храм священнослужители традиционно исполняли танец, подобный тому, который исполнял царь Давид. Подобные обычаи практикуются и во время фестиваля в синтоизме: танцы при внесении в храм Синто омикоши и раздача сладостей традиционно являются частью фестиваля. Кубо отмечает, что священники Синто в праздники, как и жрецы еврейского Храма, одеваются в белые полотняные и подчеркнуто простые одежды. Эта традиция уникальна. Во всех остальных буддистских странах священнослужители облачаются в роскошные цветные одеяния. Кубо ссылается на раввина Марвина Токайера, написавшего: «Полотняные одежды, которые надевают священнослужители в Синто, имеют такую же конфигурацию, как у древних жрецов Израиля». Еще более интересно то, что на одеждах японских священнослужителей есть шнуры длиной 20-30 сантиметров, похожие на те, что носили древние израильтяне и те, что присутствуют на еврейском талите (покрывале для молитвы) сегодня.
Кубо обращает внимание и на другие сходные черты в ритуалах двух народов. Например, размахивание веткой дерева во время празднований: Суккот — у евреев, на церемонии освящения чего-либо — у японцев. У японцев эта традиция называется «хараинуса». Возможно, речь идет о случайном совпадении? Трудно утверждать что-либо категорично. Кубо приводит впечатление японки, присутствовавшей на праздновании евреями Суккот в США. Прежде она была уверена, что «хараинуса» — не более чем «языческий пережиток», но увидев евреев с ветками в руках, не могла сдержать волнения и воскликнула: «Это — то же, что делает японский священник!».
Кубо находит и другие многочисленные сходные черты в ритуалах и традициях двух народов: например, использование соли при различных обрядах, законы ритуальной чистоты. Для подтверждения своих выводов он ссылается на записки исследователей, купцов и путешественников. Например, на заметки шотландского купца Макклойда, который в книге «Воплощение японской истории» пишет, что летний праздник Тион в древней столице Японии Киото очень напоминает ему еврейские праздники.
Кубо, как и Тесимо, указывает на редкостное совпадение структуры крови у евреев и японцев и ссылается на профессора Танемото Фурухата из Токийского университета, подтвердившего этот факт. Кубо обнаруживает немало других совпадений в обычаях и традициях обоих народов. Так, рис («мочи»), приготовленный для японского Нового года без использования квасного, дрожжей и активантов, похож на мацу, употребляемую евреями на праздник Песах. Как и у евреев — мацу, «мочи» предписывается есть семь дней вместе с горькими травами. Как и евреи в Песах, японцы перед Новым годом тщательно убирают свои жилища.
Праздник Обон в честь сбора урожая празднуется в Японии в конце июля — начале августа. По лунному календарю он всегда выпадает на 15-й день восьмого месяца. В древнем Израиле праздник сбора урожая также праздновался на 15-й день восьмого месяца по лунному календарю, и в подтверждение этого Кубо приводит распоряжение одного из царей Израиля Иеровама. В этот праздник японцы традиционно строят шалаши, собираются в них семьями и едят плоды нового урожая.
Он находит также общее между символическим обрядом искупления у древних израильтян и японцев. У древних иудеев существовал, как известно, обряд «козла отпущения» — каждый год главный священнослужитель Храма возлагал на козла символические грехи народа и отпускал его в Иудейскую пустыню. Сходный обычай существует и в Японии. Только роль «козла отпущения» выполняет лодка. После специального ритуала, проводимого императором, который олицетворяет весь японский народ, его полотняные одежды складываются в лодку и она пускается по течению, увозя с собой «грехи» народа.
Также Кубо отмечает и традиционный обычай омовения ног японцами перед входом в дом — так, как это делали древние евреи. Подобного рода традиции не существуют, подчеркивает он, ни у одного из дальневосточных народов.
ЕВРЕЙСКИЕ «ВОЛНЫ», ЗАТОПИВШИЕ ЯПОНИЮ
Заинтригованный поразительными исследованиями Аримасу Кубо, я написал ему письмо с просьбой ответить на мои вопросы, и неожиданно для себя получил быстрый и обстоятельный ответ. Ниже привожу мое виртуальное интервью с Аримасу.
— Есть у вас единомышленники и последователи в Японии?
— Я участвую в работе христианской организации Библейский и Японский Форум и являюсь там преподавателем. Форум — христианская ассоциация, занимающаяся изучением влияния Библии на древних японцев.
— Какова реакция в общественных и академических кругах Японии?
— В научных кругах эта тема не обсуждается. Но в обществе растет число людей, проявляющих интерес к данной теме. Некоторое время назад я принял участие в японской телепрограмме под названием «Тайна Японии: есть ли корни у японского Израиля?». Программа вызвала очень большой интерес.
— Может ли связь с древними евреями сохраниться в коллективной памяти японского народа? (Раввин Авихайль пишет, что некоторые беженцы из нацистской Германии и Восточной Европы во время Второй мировой войны рассказывают, как некоторые японцы встречали их возгласами «Мы — ваши братья, мы — Израиль!»).
— Еще около ста лет назад в Японии были люди, верившие в то, что японцы являются потомками древних израильтян. Люди, приветствовавшие беженцев возгласами «Вы — наши братья», — явно из них. Эти люди, конечно же, не составляют большинство. Нам необходимы более веские доказательства, чтобы убедить японцев в том, что исраэлиты пришли на Японские острова и создали значительное культурное наследие.
— Вы выдвинули версию, что древние исраэлиты перебирались в Японию несколькими волнами, в разные периоды истории. Расскажите об этом подробнее, пожалуйста.
— Да, я полагаю, что прибытие потерянных колен на Японские острова происходило в три этапе. Первая волна сформировала религию Синто. Вторую волну составляло племя Хада, укрепившее и развившее синтоизм. Согласно многим версиям, Хада принадлежало к потерянным коленам Израилевым. Третью волну представляли собой несториане, среди которых были исраэлиты (несториане — одно из ранних движений в христианстве, утверждавшее, что Иисус был человеком, наделенным божественной искрой, но не богочеловеком, как полагает ортодоксальное христианство. — (Прим, автора). В отличие от западного христианства несторианство сохраняло еврейские традиции и культуру. Оно было распространено среди евреев в первые века нашей эры. Несториане говорили на древнееврейском и давали своим детям еврейские имена: Авраам, Иегошуа, Биньямин, Дан, Йосеф и т.д. Они сохраняли еврейские ритуалы, в том числе и храмовые, отмечали еврейские праздники, и, прежде всего, — Песах, делали обрезание детям на восьмой день, не употребляли запрещенную евреями пищу. У них был, как предписано Торой, «город-убежище» для людей, совершивших непредумышленные преступления.
Несторианство получило широкое распространение на Востоке в первые века новой эры. Династия Танг в Китае (VII-Х века н.э.) исповедовала несторианство. Я полагаю, что среди исраэлитов потерянных колен было много таких, которые, не видя противоречия между своим еврейством и представлениями несториан, переняли их. Та к утверждает, например, специалист Токийского университета по литературе и науке Йоширо Саеки. В качестве одного из доказательств он приводит погребальную маску типичного представителя Хада, привезенную этим племенем из Центральной Азии в Японию. На маске выгравирован ангел, подобный тому, который археологи находят на древнееврейских украшениях. Маска имеет отчетливый семитский профиль. Авраам Тесимо также поддерживает данную версию.
— Если эта версия верна, то как христианство несториан сочетается с синтоизмом и почему мы не встречаем упоминаний об Иисусе в японской мифологии?
— Японская мифология упоминает трех богов, которые появились первыми. Они называются Зока Сан-Шин, что переводится как три бога творения. Первый — Аме-но-минака-нуши, который создал Небеса. Это — высшее божество, подобное Богу-отцу. Второй — Таками-мусухи, он, согласно божественной генеалогии, содержащейся в Храме синто Комо-Джинджа в Киото, является его сыном Аме-но-минака-нуши. Он подобен Ииусу. И третий — Каму-мусухи — дух, заложенный в людях. Он подобен Святому Духу.
В Храме Каико-но-Яширо , который клан Хада (Хата) построил в Киото, можно увидеть предмет, похожий на треножник в пруду. Он — символ троичности. Я обнаружил влияние на синтоизм не только со стороны иудаизма, но и христианства.
БУКВЫ НА ИВРИТЕ, «ИЗРАИЛЬ» В ИЕРОГЛИФАХ И ТАЙНАЯ КОМНАТА МИКАДО
Кроме Кубо, Тесимо и Котсуджи, есть немало других исследователей и свидетельств, косвенно подтверждающих версию о принадлежности японцев к потерянным коленам. Указывается, что праздничные шатры, которые разбивают японцы, похожи на еврейские шалаши («сукки»). На традиционных японских рисунках можно найти изображения алтаря с чернобородыми священнослужителями, верблюдов, пастухов со стадами и царя верхом на муле. Все эти образы и животные совершенно не типичны для Японии. Верблюды и ослы, например, никогда не обитали на Японских островах.
По утверждению раввина Элиягу Авихайля, в одном из японских храмов Синто есть три священные книги с текстами, напоминающими древнеперсидские, древнеассирийские и вавилонские тексты.
Историки, занимающиеся изучением ранней японской живописи, указывают на интересные параллели. На картине VII века первый король Японии из племени Хата, Дзимо-Тана, изображен на барже с гребцами с веслами в руках и в окружении своего войска, приближенных и рабов. Исследователи обратили внимание на оружие, которым вооружен король и его знать — оно в точности воспроизводит то, которое носили воины в границах Ассирийской империи. Подобные мечи и кинжалы не встречаются на японских миниатюрах, но в изобилии присутствуют в ассирийских хрониках. Это, с точки зрения историков, несомненное свидетельство того, что войско, пришедшее в Японию, вышло из глубин Азии (хотя, заметим, это вовсе не означает, что оно является одним из потерянных колен).
Профессор Джозеф Эйдельберг в своей книге «Японцы и потерянные колена Израиля» указывает на лингвистическое сходство еврейского и японского языков. Некоторые японские слова, по его мнению, имеют отчетливое сходство с дренееврейскими.
Тот же Эйдельберг пишет, что один из залов в храмах Шинто японские священнослужители называют «Хондан», что переводится как «Зал Книги». Хотя известно, что здесь никогда не было ни одной книги. Это заставляет вспомнить, пишет Эйдельберг, описания «святая святых» Храма, где хранились свитки Торы.
Необычайно любопытный исторический факт: во время Второй мировой войны один из принцев императорский семьи пришел к еврейскому резнику в Харбине (Маньчжурия) и попросил найти еврейскую женщину, которая научила бы его невесту законам семейной чистоты.
Раввин Авихайл, исследовавший версию о принадлежности японцев к потерянным коленам Израиля, подтверждает сходство с древнееврейскими старо-японских ритуалов и традиций, о которых пишут Тесимо, Кубо и Котсуджи: структура храмов Синто, обычаи и одежды священнослужителей, священнодействия с использованием соли и вина, законы ритуальной чистоты, удивительные совпадение в обрядности, лингвистические параллели и т.д. Он также приводит воспоминания беженцев из Литвы во время Второй мировой войны, которых японцы встречали со словами: «Мы — братья, мы — часть Израиля» и заголовки газет того времени: «Народ Бога прибывает в Японию». Авихайль, тщательно исследовавший эту тему, обнаружил статью в газете «Гаарец», написанную в 1930-е годы. В ней рассказывалось о священной комнате во дворце императора — микадо. В ней находились предметы с отчетливо выраженными еврейскими символами: в частности, разбитые Скрижали Завета и миниатюрный Ковчег Завета. В других статьях того времени рассказывалось о зеркале, на задней стороне которого было написано имя еврейского Бога.
Авихайль пишет, что в часе езды от Киото, на маленьком острове Оаги, находится сооружение, похожее на Ковчег Завета, с надписями на иврите. В самом Киото, столице племени Хада, японскими буквами написано слово «Израиль».
Авихайль приводит пророчество Исайи (49): «Вот, одни придут издалека; и вот, одни от севера и моря, а другие из земли Синим». (Син — по-древнееврейски «Китай»).
ТАЙНА, ОСТАЮЩАЯСЯ ТАЙНОЙ
Если раввин Авихайль посвятил жизнь поискам потерянных колен, то раввин Марвин Токайр никогда не ставил перед собой подобной задачи. Напротив, ироничный, немного насмешливый, рассудительный, со светскими манерами, он производит впечатление заядлого скептика. Уроженец Венгрии, он перебрался в Америку и там примкнул к хабадникам. В 1960-х годах Любавический ребе обратился к нему с просьбой поехать в Японию, поскольку в этой стране и на всем Дальнем Востоке не было ни одного раввина. «Почему он выбрал именно меня? — улыбается Токайер, рассказывая о себе в иерусалимском отеле «Мелех Шломо». — Очень просто! Потому что я знал, кроме английского, несколько языков, включая иврит, а еврейскую общину на Дальнем Востоке составляли выходцы из европейских стран».
В послевоенное время в Стране Восходящего Солнца существовала небольшая группа евреев, двести-триста человек. Это были как беженцы из Европы в годы Второй мировой войны, так и выходцы из Маньчжурии. После разгрома нацистов и советского вторжения в Маньчжурию они перебрались из Харбина в Шанхай, а после победы Мао — на Японские острова. Сегодня от этой общины осталась только одна пожилая женщина с русским корнями по имени Ася.
Токайер по-прежнему остается единственным раввином на всем Дальнем Востоке. Он не задумывался о происхождении японцев, пока его не привлекли несколько любопытных моментов. В качество характерного примера он приводит заметки уже упомянутого выше шотландца МакКлойда, написавшего книгу о Японии. «Он был пьяница, но глаз у него был наметанный», — смеется Токайер.
Ради любопытства Токайер начал интересоваться изысканиями собственно японцев. «Современному поколению японцев уже абсолютно безразлично, от кого они происходят и каковы их корни. Все, что их интересует, это — деньги. Но до войны эти вопросы их необычайно притягивали и будоражили. Известно, что современные японцы — потомки переселенцев, пришедших сюда более тысячи лет назад. Но кем были эти переселенцы? Вопрос оставался без ответа. В Японии не существовало хроник, как в средневековой Европе, не было письменной традиции. И тогда начали появляться материалы, свидетельствующие, что японцы по своей обрядности, ритуалам, традиции, культуре ближе к евреям, чем к китайцам или соседним корейцам. И в этих утверждениях много логичного».
Например, подчеркивает Токайер, у японцев, в отличие от других дальневосточных народов, нет статуй бога. Их храмы Синто действительно очень похожи на строение еврейского Храма. Алтарь храмов Синто обращен не на восток, как в местных религиях, а на запад.
Одежда священнослужителей, включая шнурки; похожие на цицит, белые цвет и льняное производство, почти в точности воспроизводит одежду еврейских жрецов и не имеет ничего общего с одеждой ни корейцев, ни китайцев. В древнем храме Синто возле города Нагоя свечи зажигают в подсвечнике, сделанном в форме Магендавида.
В Киото, продолжает он, есть священный источник, на котором написано «Эдо исурай», «Эдо» — означает «источник», «Исурай» по-японски… Израиль. Эта надпись присутствует здесь с древнейших времен. Кто и почему оставил ее? Неизвестно… В том же Киото на фасадах многих домах есть маски с явно семитскими чертами лица.
— Как относятся к этим гипотезам в академическом мире Японии?
— Никак. Есть множество подобных свидетельств и фактов, но они требуют доскональной проработки и подтверждения, этим должны заниматься профессиональные историки, а они не проявляют к данному вопросу никакого интереса. Все исследования на эту тему сделаны христианами — приверженцами Израиля, как Кубо или Тесимо. Но они — не профессионалы.
— Котсуджи был профессиональным историком…
— Да, но он лишь выдвигал предположения… Я знал его лично, он умирал на моих руках.
— Как вы относитесь к рассказам о тайнах комнаты микадо?
— Есть истории с описаниями зеркала микадо и еврейских буквах на нем, но материальных подтверждений тому до сих пор нет.
— А описание Кубо ритуала, похожего на жертвоприношение Авраама на горе Мория?
— То, что такая традиция уходит в века, нет сомнений. Но откуда она — не понятно. Одни исследователи предполагают, что она был перенята японцами у христиан. Но возникла она значительно раньше появления здесь миссионеров. Интересно, что японцы крайне придирчивы в соблюдении ряда деталей, что характерно, скорее, для евреев. Например, олени для жертвоприношений выбирались исключительно с расщепленным рогом, как принято в еврейской традиции,
— Как вы сами относитесь к этой версии? Она выглядит совершенно неправдоподобной…
— Почему? Мы можем предположить, что сравнительно небольшая группа выходцев из Эрец-Исраэль дошла до Дальнего Востока и перебралась в Японию. Имея намного более развитую культуру, она оказала большое воздействие на примитивные племена, жившие здесь, и повлияла на их развитие. В истории такое происходило очень часто.
— Американские или израильские историки пытались заняться этим вопросом?
— Нет. Главная проблема — язык. Японский очень сложен для европейцев. В Израиле есть такие энтузиасты, как Джозеф Эйдельберг, но он опять-таки не историк.
— А археологические раскопки?
— Японские законы категорически запрещают вскрывать могилы, захоронения и надгробные памятники.
— Как сегодняшние японцы относятся к евреям?
— С уважением и некоторой долей настороженности. Еврей для японца — человек необычайно способный, умный, образованный. Наиболее известные евреи в Японии — Фрейд, Маркс, Киссинджер. Им интересны вещи, связанные с евреями. Некоторое время назад я издал книгу на японском «Хохмат Талмуд» («Мудрость Талмуда»). Вначале никто не обращал на нее внимания, а теперь она быстро расходится.
— Одно время в Японии были популярны антисемитские мифы…
— Да, арабы оплачивали выпуск книг типа «Заговор сионских мудрецов». Эти издания распространялись по баснословно низкой цене и были нерентабельны. Сперва они имели успех, но затем интерес к ним прошел и сейчас они непопулярны. Недоверие к евреям связано с недоверием ко всем белым, которое у японцев в крови. Но об антисемитизме здесь не может быть и речи.

.