В Сибири и на Дальнем Востоке – от Тюмени и Ямала до Владивостока, Магадана и Сахалина

Радио Свобода открывает большой интернет-проект, посвященный истории и современности российских зауральских территорий. На страницах сайта "Сибирь.Реалии" вы найдете самую точную и оперативную информацию о том, что происходит в Сибири и на Дальнем Востоке – от Тюмени и Ямала до Владивостока, Магадана и Сахалина.
Вот визитная карточка нового проекта: "Мы рассказываем о жизни Сибири объективно и всесторонне, предоставляя слово и возможность высказаться самым разным людям – героям наших историй. Это не просто название сайта – "Сибирь.Реалии". Мы рассказываем о реальной жизни региона, такой, какая она есть на самом деле, стремясь предоставлять жителям региона информацию, которую они зачастую не могут получить из других средств массовой информации. Наши новости, интервью, репортажи – аргументированный, ответственный, глубокий и спокойный диалог, открытое, честное, без какой бы то ни было цензуры обсуждение проблем региона".
В студии Свободы – журналисты Радио Свобода, родившиеся в Сибири: главный редактор проекта "Сибирь.Реалии" и координатор сети региональных корреспондентов РС Юлия Мучник, редактор отдела видеоновостей Русской службы Свободы и телеканала "​Настоящее время" Мелани Бачина, главный редактор Московского бюро РС Евгения Назарец и иностранный сибиряк, обозреватель Белорусской службы РС Юрий Дракахруст.
– Коллеги, давайте начнем с личных историй. Юлия, что вас связывает с Сибирью?
Юлия Мучник: Меня все связывает с Сибирью, потому что в Сибири я прожила всю свою жизнь. И у меня, думаю, самая распространенная для этих мест семейная история. Мои предки оказались в Сибири не по доброй воле: бабушка и дедушка, мамины родители, были сосланы сюда из Крыма в начале войны. Они были сосланы как немцы, хотя дедушка был немецким евреем (так что, может быть, и хорошо, что его сослали: окажись он в оккупации, судьба бы сложилась понятно как). Их сослали сначала в Казахстан, а после окончания войны не разрешили вернуться в родные места. Позволили переехать только в Сибирь, где они, профессора-медики, и работали. Там выросла моя мама, и я полвека прожила в Сибири, в Томске.
Евгения Назарец: Я родилась в Красноярске – собственно, вот и связь с Сибирью. Мои родители там оказались по собственной воле: они закончили вузы, отец был строителем, поехал на строительный объект, прорабом, уже в Красноярске стал юристом, а мама все это время была учительницей. Я росла в Красноярске, а потом на севере Красноярского края, в Лесосибирске, куда родители уехали за северной надбавкой, то есть, как говорили в советское время, "за длинным рублем".
Мелани Бачина: Я родилась на Западной Украине, а в Сибири прожила большую часть своей жизни. Мои бабушка и дедушка были сосланы в Сибирь в свое время, потом моя мама вернулась на Украину, я там родилась, и мы там жили какое-то время, потому что мой отец был военным. Учиться в университет я приехала в Томск – собственно, куда и были сосланы бабушка с дедушкой – и так в этом городе и осталась.
Юрий Дракахруст: Меня с Сибирью, точнее с Дальним Востоком, с Хабаровском, связывают первые четыре года жизни. Родители туда попали сложными путями: отец ушел на войну из Одессы, потом служил в группе советских войск в Китае, потом работал в армейских газетах во Владивостоке и Хабаровске. Мать окончила Ленинградский университет и поехала по распределению работать во Владивосток, там они и познакомились. Когда мне исполнилось четыре года, родители из Хабаровска переехали в Минск.
Андрей Шарый: Я, кстати, пусть формально, но тоже сибиряк. Моя мама – из семьи алтайских казаков, с Сибирской линии, и волей советских миграций через Казахстан она в 1960-е годы уже вместе с моим отцом, офицером, переехала в Амурскую область. Там в районном центре Белогорск (это бывшее село Александровское на берегах реки Томь) я и появился на свет. В Москву я переехал маленьким мальчиком, за Уралом в своей жизни бывал потом всего пару раз, и разве что за новостями из Белогорска всегда слежу с отдельным вниманием. Поэтому, очевидно, в полной мере разделяю все те стереотипы, которые бытуют о Сибири в европейской России... Итак, скажите, Сибирь – это обычная часть России, особая Россия или не совсем Россия? Если особая, то чем, кроме размеров – а это 77 процентов территории страны всего при 18 процентах населения – особая?
Кто-то говорит, что Сибирь – это азиатская часть России, кто-то говорит, что это, наоборот, европейский форпост, фронтир России в Азии
Евгения Назарец: Сейчас такое слово часто употребляют в России, особенно применительно к большим городам, – "понаехали". С моей точки зрения, Сибирь – это край "понаехавших". По большому счету люди в этот край приехали либо будучи сосланными, либо по какому-то распределению, либо волею судеб, за деньгами, потому что раньше северная надбавка существовала. Больше того, в Сибири даже в махровые советские времена было довольно много нелегалов. Со мной за школьной партой сидел китаец, который плохо говорил по-русски, его родители выращивали капусту где-то на делянке в тайге. В Лесосибирске были и азербайджанцы, и татары, кого там только не было! Сибирь – огромный край "понаехавших". Вот как сказать, кто такой коренной сибиряк? Если кто-то знает за этим столом, я очень удивлюсь.
Один из символов сибирского вольнодумства: новосибирская монстрация
Один из символов сибирского вольнодумства: новосибирская монстрация
Юлия Мучник: Безусловно, Сибирь – особая территория даже географически, в том смысле, что до сих пор продолжаются споры о том, Азия это или Европа, они ведутся чуть ли не с периода освоения Сибири. Кто-то говорит, что это азиатская часть России, кто-то говорит, что это, наоборот, европейский форпост, фронтир России в Азии. Есть еще точка зрения, что Сибирь – это русская Америка. Еще Александр Герцен на эту тему писал, ведь по типу завоевания, по тому, кто туда ехал, по тому, как осваивалась Сибирь, – это и в самом деле такая российская Америка. Ну и в любом случае это особая территория, исторически особая, потому что здесь никогда не было крепостного права, потому что сюда всегда ссылали, потому что это территория ГУЛАГа, наконец, и у очень многих здесь предки – репрессированные. В то же время сюда часто ехали за свободой, за землей. Как говорится, если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции – хоть моря в Сибири и нет. Но благодаря такой удаленности от центра империи, мне кажется, в Сибири в иные времена как-то по-особому, легче, свободнее дышится.
Андрей Шарый: А сибирский характер существует или нет? Или это тоже стереотип?
Мелани Бачина: Тут, скорее, нужно говорить о людях, у которых предки жили в Сибири и которые приняли решение остаться здесь. Это люди в прямом смысле слова выжившие. В Сибирь приезжали люди, которые вынуждены были не жить, а выживать, прежде всего миллионы сосланных и репрессированных. Если говорить о сибирском характере, я бы вспомнила о вольнодумии. Если приводить в качестве примера мой Томск, то это люди, которые так или иначе связаны с высшей школой, потому что очень многие, кого ссылали именно в этот город, – ученые, интеллигенция, профессура. Эти люди формировали не только характер города и области, но и образ мыслей.
Отец служил в армейской газете, и когда у одного из коллег родился сын, мужики заказали полное ведро водки...
Евгения Назарец: Наверное, я бы назвала это не столько характером, сколько жизненной школой. Это даже не вполне аскетизм, скорее, практическое умение обходиться тем, что есть, и исходя из этого находить жизненные решения и строить свое будущее. Можно обойтись и без Москвы, если мы говорим о политическом централизме, можно обойтись без тепла, можно обойтись вообще без близости к населенному пункту, ведь это край огромных расстояний. Люди тем не менее в этих условиях принимают решения, они очень самостоятельны, они очень многое умеют.
Юлия Мучник: Все, кто бывает в Сибири, отмечают большую толерантность людей друг к другу в этих краях. Сюда ссылали и высылали всех, и всем приходилось как-то друг с другом уживаться на новом месте. Наверное, поэтому межрелигиозной, межнациональной розни в Сибири все-таки меньше, чем в России в целом, поэтому сюда и до сих пор едут, например, выходцы из Средней Азии или с Кавказа, они предпочитают оседать в Сибири, потому что там им спокойнее. Всевозможных ксенофобских настроений, которые бытуют в Центральной и особенно в Южной России, в Сибири, слава богу, значительно меньше.
Юрий Дракахруст: Добавлю к мнениям коллег субъективные ощущения из истории моей семьи, 50-х годов. По рассказам родителей, и я это многократно слышал с детства, в их кругу царили особенные доброжелательные отношения, притом что время было далеко не самое легкое, а может быть, именно поэтому. Я помню по рассказам родителей одну забавную историю: отец служил в армейской газете, и когда у одного из коллег родился сын, мужики заказали полное ведро водки... Я говорю об этом с большой симпатией, потому что по сравнению с этим теплым миром Москва, скажем, воспринималась как город холодный и жестокий. Москва гордо несет бремя столицы. Прямо скажу, сейчас и в Белоруссии Москва именно так воспринимается.
Андрей Шарый: Юрий, давайте поговорим немного об одном миграционном потоке в Сибирь, о белорусском. Как Сибирь выглядит из Минска?
Если ждать милости из Москвы, то можно и не дождаться, Сибирь от Москвы далеко
Юрий Дракахруст: На территории России есть три заметных центра белорусской диаспоры – Москва, Петербург и Сибирь. Сибирь в восприятии белорусов – это как раз и есть та самая большая бензоколонка, как назвал однажды Россию американский сенатор Джон Маккейн. Понятно, что главные природные богатства России – по ту сторону Урала. При этом сказать, что Сибирь – нечто абсолютно абстрактное для белорусов, будет неправильным, потому что в отношении Сибири в моей стране сформировалась своя национальная память. Есть такое выражение – польские восстания XIX века. Они ведь на самом деле не совсем польские, они захватывали бывшую территорию Речи Посполитой, а Речь Посполитая простиралась от Кракова до Смоленска, и в нее входили все земли нынешней Белоруссии. Когда восстания подавлялись, то многих, в том числе белорусов, высылали в Сибирь. Имена и фамилии некоторых известных российских деятелей культуры – например, Иннокентий Смоктуновский – сразу выдают, "из каких" они. Потом случилась вторая большая волна переселений, времен столыпинской реформы. Наконец третья волна, вернее, несколько волн – советская или советские: репрессии, потом добровольные поездки "на Севера". Белорусы в Сибирь охотно и активно ехали, по финансовым обстоятельствам, поэтому там сейчас и сформировалась относительно большая белорусская община. Несколько лет назад Александр Лукашенко в беседе с Владимиром Путиным даже вежливо попросил: "А вот вы нам какой-нибудь промысел нефтяной небольшой не дадите? Ведь когда-то белорусы ехали, строили вашу нефтяную промышленность, может, теперь дадите пару нефтевышек в аренду?" Лукашенко, понятно, получил отрицательный ответ, но я говорю сейчас не в политическом плане, а как подтверждение простой мысли: память о том, что когда-то и мы в Сибири поднимали общесоюзное хозяйство, в Белоруссии до сих пор присутствует.
Работа актуального красноярского художника Василия Слонова
Работа актуального красноярского художника Василия Слонова
Андрей Шарый: Евгения, я вернусь к одной вашей фразе: вы сказали, что Сибирь могла бы обойтись без Москвы. Мы не говорим о сепаратизме, Россия, понятное дело, это единое большое и сильное государство. Тем не менее давайте применим обратную оптику: как Москва, как европейская Россия в целом выглядят из Сибири?
Евгения Назарец: В моем кругу все еще сохранившихся крепких сибирских знакомств ходит наполовину шутливое выражение: в Москве оказались те, кто хотел бы уехать из России, но добрался только до Москвы. Вот примерно такое отношение к тому, что происходит, что плавится и выплавляется в Центральной России. Довольно-таки, я бы сказала, нелестная оценка, читайте: люди несостоявшиеся, вечно чего-то ждущие, чем-то недовольные...
Есть ли вообще общесибирская идентификация – это большой вопрос
Мелани Бачина: Судя по Томску, Сибирь всегда жила своей жизнью. Люди очень часто говорят: "Москва далеко, а мы – здесь". Для Сибири характерны желание и необходимость решать проблемы здесь и сейчас, своими силами. Если ждать милости из Москвы, решений из Москвы, то можно и не дождаться. Другое дело, что сейчас, конечно, в России все очень централизовано, вертикаль власти выстроена так, что никаких самостоятельных решений в регионах приниматься не может, и в Сибири в том числе. Мне кажется, что дольше всего это именно до Сибири доходило: дольше всего там эта свобода и умение, желание и воля принимать самостоятельные решения и держались. Но, конечно, понятно было, что доберутся и до Сибири.
Андрей Шарый: Юлия, у Сибири, по мнению самих сибиряков, есть столица или эта огромная, протяженностью в пять или шесть тысяч километров территория живет децентрализованно?
Юлия Мучник: Мне кажется, что есть города, претендующие на такую роль. Вот Новосибирск претендует на роль столицы. Но соседние города, по-моему, не относятся к этому очень серьезно, каждый город претендует на что-нибудь свое. Томск, скажем, претендует на роль университетского центра, Красноярск претендует на роль промышленного центра, Тюмень видят себя нефтяной столицей. Единого центра в Сибири нет, но ведь это еще и вопрос самоидентификации. Что общего у жителя Томска с жителем Магадана или с жителем Якутии? Чувствуют ли люди в Сибири вообще свою общность, похожесть? Или жителю Томска Екатеринбург, скажем, гораздо ближе и понятнее, чем Улан-Удэ, например? Есть ли вообще общесибирская идентификация – это большой вопрос. Как мне кажется, если она и есть, то сводится к тому, о чем говорила Мелани: мы далеко от Москвы, до нас Москве часто нет дела. Есть ощущение, что все-таки Сибирь в значительной степени колония, есть настороженное отношение к центру и ощущение, что нас в центре воспринимают как не совсем дееспособных. Потому что мы не можем сами себе выбирать губернаторов, не можем распоряжаться своими налогами, доходами от природных ресурсов, где-то там в центре все решается за нас. Вот это чувство может в больше степени объединяет людей в Сибири.
Евгения Назарец: Жители Красноярского края периодически развлекаются тем, что смотрят на карту, и кажется, им вполне этого осознания достаточно: они живут в самом большом российском регионе – вот уже хорошо, вот уже самоидентификация состоялась...
Сталинский трудовой лагерь в Якутии
Сталинский трудовой лагерь в Якутии
Андрей Шарый: Юрий, а вот если глядеть из Белоруссии, то Сибирь – это такая бескрайняя русская Ойкумена, уходящая за горизонт?
Я думаю, не случайно такой человек, как Денис Карагодин, появился именно в Сибири
Юрий Дракахруст: Ну, конечно, для Белоруссии Сибири скорее не существует в качестве актуального фактора, расстояния и размеры скрадывают все. Я помню один свой разговор с бывшим главой Белоруссии Станиславом Шушкевичем после его возвращения из научной командировки в Новосибирск. Он прилетел в местный аэропорт, и там был указатель: от Новосибирска, который в Белоруссии воспринимается как город где-то около океана, ближе до Парижа, чем до Владивостока...
Андрей Шарый: При царском режиме в Сибирь было сослано не менее миллиона человек, в их числе и преступники, конечно, но и множество лучших или выдающихся в разных смыслах людей – от декабристов, поляков, петрашевцев и Достоевского до народовольцев, большевиков и Ленина. Сталинский Советский Союз построил за Уралом гигантскую систему трудовых лагерей, в Сибири неволей оказались и кулаки, и немцы, и прибалты. Юлия, как считаете, в Сибири есть какая-то отдельная, своя память о ГУЛАГе?
Юлия Мучник: Эта память прежде всего семейная. Почти в каждой сибирской семье есть своя история репрессий, своя боль по этому поводу. Я думаю, совсем не случайно такой человек, как Денис Карагодин, появился именно в Сибири. Не случайно человек, который так последовательно и так страстно ведет расследование гибели своего прадедушки, – сибиряк. Для человека из Сибири очень важно выяснить, очень важно понять, как было такое возможно, что случилось с твоим прадедом. Но в то же время я хочу сказать, что, к сожалению, последние громкие истории с попытками поставить памятник Сталинупочему-то тоже зародились в Сибири – в Новосибирске и Сургуте. И это тоже правда. Хотя и трудно понять, как можно в этих местах, где повсюду в общих могилах так и лежат безымянные жертвы ГУЛАГа говорить о памятниках Сталину.
Бюст Сталина в Сургуте
Бюст Сталина в Сургуте
Андрей Шарый: Что представляют собой средства массовой информации в Сибири? Существует сильная региональная журналистика или она соответствует общероссийскому пейзажу?
Евгения Назарец: В Сибири, как мне кажется, только региональные СМИ и существуют. По большому счету, здесь нет интереса отражать федеральную повестку дня, да и возможности такой нет. Если газета или телеканал принадлежит властям (а таких сейчас большинство), то оно освещает федеральную повестку дня через призму того, как ее воспринимают местные чиновники. Если это средство массовой информации, поддерживаемое какой-то промышленной единицей, олигархом, то, скорее всего, оно тоже будет аффилировано властью. А вот если вдруг образуется независимое СМИ, то оно совершенно точно ориентировано на местную повестку дня, и такие СМИ власти, к сожалению, убивают. Я думаю, достаточно привести пример томской телекомпании ТВ-2.
Андрей Шарый: Мелани, вы занимались не один год региональной журналистикой, работали в Томске в компании ТВ-2. "Слушайте Москву!" – это не про вас? То есть вот сейчас посмотрим выпуск новостей из Москвы, а потом решим, как будем верстать свою программу на завтра?
Если посмотреть федеральные СМИ, то можно подумать, что вся страна должна жить геополитическими проблемами
Мелани Бачина: Нет, конечно, такого не было. ТВ-2 изначально появилась для того, чтобы рассказывать в том числе и о том, что произошло в стране, – шел 1991 год, случился путч. Но потом мы быстро поняли, что при условии существования в Москве независимых СМИ с честной информационной повесткой местным томским телекомпаниям нужно развиваться по-другому: мы старались быть как можно ближе к людям, которые живут, фигурально говоря, на соседней улице. Уникальность региональных независимых СМИ в первую очередь была именно в том, что их повестка была близка людям, нужно рассказывать о том, что происходит рядом с ними и как эти события отражаются на их жизни. Собственно эта близость к зрителям и доверие зрителей журналистам и стало причиной популярности телекомпании ТВ-2. На митинги в нашу защиту выходили люди, которые иногда были не согласны с редакционной политикой, но говорили: мы хотим знать, что происходит, от журналистов, которым мы доверяем. И сейчас остаются очаги независимой журналистики в Сибири, но их совсем мало. Ну вот есть телекомпания ТВК в Красноярске, которая что-то себе позволяет, хотя далеко не все уже. Но поэтому и этот телеканал так популярен: он дает людям возможность узнавать, что происходит у них за окном.
Андрей Шарый: В этой связи: зачем нужен проект "Сибирь.Реалии"? Какие пробелы он должен закрыть? Юлия, вопрос к вам как к главному редактору.
Юлия Мучник: Если посмотреть федеральные СМИ, то можно подумать, что вся Россия должна жить геополитическими проблемами, обсуждать только их. И всех должно больше волновать, что там происходит на Украине, в Сирии или, скажем, в Америке. А это ненормальная ситуация. Потому что на самом деле человеку должно быть важно и интересно прежде всего то, что происходит у него дома, в его городе, в его регионе. Есть реальные проблемы региона, о которых вообще никто не говорит – о них не говорят федеральные СМИ, потому что им до этой региональной жизни дела нет. И местные СМИ о реальных проблемах говорят все меньше, потому что задавлены цензурой. А это очень прозаические проблемы – скажем, межбюджетных отношений. Например, хорошо ли, что с каждого собранного рубля в регионе 72 копейки уходят в Москву? Эти межбюджетные отношения можно как-то пересмотреть, скорректировать? И это совсем не значит, что регион стремится к сепаратизму, просто люди вообще-то должны быть хозяевами на своей земле и чувствовать, что от них тут что-то зависит и они могут принимать какие-то самостоятельные решения. Сейчас же деньги из регионов уходят в столицу, возвращаются в виде трансфертов, но только если регион "хорошо" проголосовал на выборах. Может быть, лучше обсудить эту тему, чем бесконечно спорить о том, надо ли устанавливать памятник Сталину? Или можно еще обсудить, например, тему транспортной доступности: почему из Томска, чтобы долететь до Благовещенска, надо сначала прилететь в Москву? Можно обсудить, что там с "Силой Сибири", как этот проект скажется на жизни каждого сибиряка. И вот таких реальных проблем, от которых зависит в регионе сегодняшняя жизнь и будущее каждого, очень много. Но о них мало говорят, они не становятся предметом общественных, политических дискуссий. Мы не слышим внятный, экспертный разговор на эти темы.
Митинг в поддержку томской телекомпании ТВ-2. 2014 год
Митинг в поддержку томской телекомпании ТВ-2. 2014 год
Прозаические темы куда важнее для человека, живущего в Сибири, чем геополитические изыски
Если уж говорить о каких-то геополитических вызовах: когда я недавно была в Благовещенске, то подошла к берегу Амура и этот вызов увидела своими глазами – на той стороне Китай. Для Сибири этот вызов более чем актуален, но никто эту тему по сути серьезно также не обсуждает. Как и не обсуждаются и перспективы развития Сибирского региона, вопрос о том, что с ним будет дальше. Мы все больше говорим о прошлом, а о будущем вообще не говорим. Но и об истории Сибири мало кто что знает, как и о том, о чем мы только что говорили: что общего у сибиряков, что связывает Томск с какой-нибудь Якутией, что должно вообще связывать? Сибирские областники сто с лишним лет назад выступали против строительства Транссиба, они говорили: "С центром-то нас свяжут, но важнее связать регионы друг с другом". Так сибирские регионы и не связаны между собой до сих пор! Вот эти прозаические, реальные темы куда важнее для человека, живущего в Сибири, и мы будем их обсуждать. Мне нравится название нашего сайта – "Сибирь.Реалии", потому что пора уже говорить о реальной жизни, такой, какая она есть на самом деле, чем мы и будем заниматься.
Материалы сайта "Сибирь.Реалии" читайте здесь!

Украина


Украи́на (укр. Україна [ukrɑˈjinɑ]) — государство в Восточной Европе. Население по итогам переписи 2001 года составляло 48 240 902 постоянных жителя и 48 457 102 человека наличного населения, по данным государственной службы статистики Украины на 1 апреля 2017 года — 42 353 130 постоянных жителей и 42 522 767 человек наличного населения, территория в рамках конституционного устройства страны — 603 549, при этом часть её властями Украины де-факто не контролируется. Занимает 32-е место в мире по численности населения, 44 (47)-е по территории. Украина обладает самой большой территорией из государств, целиком находящихся в Европе.

Столица — Киев. Государственный язык — украинский; также на разных уровнях официально закреплён статус региональных языков, языков национальных меньшинств и некоторых других. Бо́льшая часть верующих исповедует православие.

Украина — унитарное государство и парламентско-президентская республика. С 7 июня 2014 года пост президента занимает Пётр Порошенко. Премьер-министр Украины — Владимир Гройсман (с 14 апреля 2016 года). Страна подразделяется на 27 административно-территориальных единиц, 24 из которых являются областями, 1 — автономной республикой и 2 представляют собой города государственного подчинения (Киев, Севастополь).

Граничит с Белоруссией на севере, Польшей, Словакией и Венгрией — на западе, Румынией и Молдавией — на юго-западе, Россией на востоке и северо-востоке. На юге и юго-востоке омывается Чёрным и Азовским морями, имеет морские границы с Румынией в Чёрном море и с Россией в Азовском. 

Объём ВВП за 2016 год, рассчитанный по паритету покупательной способности составил $353 миллиарда ($8272 на душу населения). Номинальный ВВП в том же году составил $176,31 миллиарда ($3 867 на душу населения). Денежная единица — гривна (UAH), усреднённый курс за 2015 год — 22 гривны за $1.

Независимость страны от СССР, союзной республикой которого Украина была с декабря 1922 года, провозглашена 24 августа 1991 года. Продолжательница государственно-национальных традиций и правопреемница УНР, государство-продолжатель УССР, соправопреемница СССР по международным договорам, соучредитель ООН, СНГ, ГУАМ, ОЧЭС и других международных организаций, находится в ассоциации с Европейским союзом.

Новости России онлайн: политический прогноз погоды на 14 дней


Меня иногда спрашивают - что же дальше? Что же будет с Родиной и с нами? Ну, что будет, что будет… Давайте повангуем.

Что мы имеем сейчас? - Нефть в районе пятидесяти, война в Сирии, новая прохладная война с Обама-чмо, Трамп дурак, ползучее сокращение пенсий, бюджета, зарплат, денег и перманентный геноцид населения за пределами МКАД. У страны был уникальнейший шанс стать действительно одним из ведущих государств мирового сообщества, ей были предоставлены все возможности, открыли все двери и пустили во все общества, ей улыбались и жали руки, но она все профукала, просрала, пустив посыпавшиеся с неба деньги на дворцы, олимпийские игрища, мерседесы, военные парады, шубохранилища и вопли о величии и опережающем развитии по сравнению с Северной Нигерией и Верхней Вольтой. России был дан шанс, но она всему миру показала только одно - что уже не в состоянии иметь современное управление, технологии, экономику, стабильность, развитие и безопасность. Русское ментальное самоосознание застряло где-то в средневековом феодализме, и с тех пор научилось только одному: генерированию Царьков в их различных модификациях. А такие абсолютные монархии весь цивилизованный мир предпочитает держать на расстоянии вытянутой руки, вежливо посмеиваясь из-за запертых дверей  над их дикостью и дуростью. Тирании хороши только в переломные, революционные периоды, когда зажатая социальная энергия освобождается и дарит миру новых ученых, художников и прочих талантов. Дальше ген свободолюбия, вольнодумства, предприимчивости, трудолюбия, инакомыслия, самостоятельного мышления, критического восприятия информации вновь душится и к власти приходят очередные самодуры "не пущать" и самодурши "кабы чего не вышло".


За последние сто лет, в гражданскую, в сталинских лагерях,  в штрафбатах Второй мировой, в подвалах и голодомрах постоянно уничтожалось все, что хоть на вершок возвышалось над бутылкой "Жигулевского". Но Путин, как профессиональный лжец, шантажист и провокатор пошел еще дальше и не просто достал из людей всю мразь, а стал активно взращивать самый поганые, самые низменные, самые черные черты человеческой природы. Такого не было даже при Сталине, диктатура которого во многом обуславливалась реальным идеологическим противостоянием социалистических и капиталистических систем. Формально декларируя пролетариат как класс-гегемон, в СССР на практике делали этим гегемоном трудовую интеллигенцию, инженеров, учителей, врачей и прочих физиков и лириков. Путин же поднял со дна и сделал классом-гегемоном обычных люмпенов и гопников,  превратив государственную службу из работы в сборище "лично преданных". Страной стали править не профессионалы, а прокуроры с наколками, те, кого удалось поймать и завербовать на компромате и кто готов на любую подлость, ложь и обман, лишь бы была команда сверху. Круговая порука, своих не бросаем, мочилово в сортирах - идеология урок стала политическим кредом. Произошла конголизация страны. В конце-концов мракобесный террор достиг такой стадии, при которой нечто светлое и доброй вырасти уже просто не в состоянии. Гражданское общество как социальный инструмент уничтожено - пассионариев убивают быстрее, чем они успевают появляться на свет. Идеологию талантливых малолеток забивает милитаризированное быдло, имеющее воевать лишь мотыгами. 



Нынешний мракобесный маразм погубило одно - игры в солдатиков зашли слишком далеко и встали миру в слишком дорогую цену. И теперь с российской властью будут говорить по-взрослому. Когда компрадорское жулье ворует и продает невосполнимые природные богатства своей страны в обмен на бусы, гламур и блескавый шмурдяк - в принципе это всех очень даже устраивает. Но когда фюрерчик-самодур разрушает итоги Второй Мировой Войны - такую деспотию будут валить. А режимы сегодня валят не танковыми колоннами, а экономическим коллапсом всего народонаселения, обрушением экономики всей страны. И она, безусловно, будет обрушена. Курс на выдавливание России с поля мировой экономики принят и Путин как никто ускорил это решение и приблизил конец углеводородной эпохи. Каменный век закончился не потому, что кончились камни. И нефтяная эпоха подходила к концу совсем не потому, что кончалась нефть. Но вместо того, чтобы, обладая этой нефтью, всячески затягивать процесс перехода на новые энергоносители, всячески замедлять разработку новых видов энергии и высоких технологий, продавая нефть как можно дольше, больше и дешевле, кланяясь и благодаря, что покупают, самому используя это время и эти нефтедоллары для перевода экономики на технологические, а не сырьевые рельсы - господин Путин, возомнив себя начальником бензоколонки, властелином времени и монополистом энергетических ресурсов планеты, придал такое ускорение научно-техническому процессу в области разработки альтернативных источников энергии, которое не снилось никакому Гринпису. Для появления ториевых реакторов на инфракрасных лазерах он за год сделал то, что экологи не могли сделать полвека.

Цена вопроса этой власти измеряется трупами. Из Сирии ли, из новой Чечни ли, из Украины ли - в России война теперь будет всегда, пока у власти будет Путин и меняться будет лишь театр боевых действий. И если в Сирии что-то пойдет не так и эта война перестанет решать задачу отвлечения населения от внутренних проблем, театр боевых действий запросто может быть перекинут обратно на Донбасс. С каким-нибудь новым наступлением на Харьков. Не надо искать в этом тактические и стратегические смыслы. Эта война решает совсем другие задачи - какие угодно, но не военные. И в один прекрасный момент - котел с 90% нарисованным рейтингом народной любви рванет. Сразу, полностью, моментально и везде. Как говориться, - кирдык будет коротким, но полным.


Достаточно пары сотен вооруженных организованных человек, чтобы погрузить в хаос стотысячный Славянск. Чтобы погрузить в хаос такую страну, как Россия, достаточно десяти банд по тысячи человек. А столько тут наберется в первую же минуту. Описывать этот период подробно не имеет смысла - он и так у всех перед глазами, в прямом эфире в новостях из ДНР и ЛНР. Все будет точно так же: одна большая война всех со всеми на шестой части суши - от моря и до моря. С алкоголиками на блокпостах, отрезанными головами в речке, пытками в подвалах, исчезновением бизнесменов и публичными казнями у позорного столба. В этом хаосе из темноты полезут совсем уж дистиллированные упыри. Уже совсем конченное зло. Эталонное. Смесь КГБ и Гестапо. Помесь попа Смирнова, Чаплина, Мильчакова, Стерлигова, Охлобыстина, Проханова-Лимонова-Дугина, Тесака и Безлера. Вождя тихонько придушат на задворках Кремля - или наоборот, радостно повесят на памятнике Дзержинскому на Лубянке - эти же самые девяносто влюбленных в него процентов и повесят же, и в первых рядах будут именно те, кто сейчас громче всего орет про его величие и незаменимость - а на следующий день свалят и памятник. И империя в очередной раз начнет разваливаться. Римская империя разваливалась триста лет, Российской хватит и ста.

Изначально православный ИГИЛ найдет свой конец в Башкирии и Татарстане. Мусульманская религия наконец-то сможет выйти из-под подполья и закрепить свой господствующий статус, как это де факто произошло в Чечне. Потомки Чингиз-хана, вооруженные идеями Салладина, быстренько присоединят к себе Оренбургскую область и окончательно волнуются в соседний стан кипчаков-казахов. Образовавшийся северный отросток халифата окончательно разрубит бывшую российскую империю на Европейскую Московию и Азиатскую Сибириаду.     

В Московии все будет идти по уже накатанному сценарию: Царька с веревки снимут, в постамент Дзержинского воткнут звездные флаги, привезут гуманитарку, население будет радостно махать руками в телекамеры CNN и BBC, говорить, как оно всегда в глубине души ненавидело Путина и по настоящему светло и чисто любило только Хиллари Трамп. Внешним управляющим, после демократических открытых честных и законных выборов - а в Москве выборы, в общем-то, всегда можно проводить честные и открытые, она честно, искренне и открыто проголосует за того, кого ей покажут по телевизору, так что зачем нужен Чуров, я, надо признать, не понимаю - так вот, внешним управляющим будет назначен условный Алексей Навальный. Или даже не условный, а сам - если не пропадет без вести в лагерях НКВД и переживет ДНР. Или еще кто-нибудь примерно такого же уровня либеральности, более-меннее устраивающий всех в своей компромисности. В общем, этакий российский Хамид Карзай. Или Джаляль Талабани. Это президент Ирака после Саддама. Карзай-Навальный модернизировать ничего не будет - и потому что в принципе модернизировать нечего: нефти в Московии нет, а другой экономики кроме сырьевой нет. И потому что денег хватит и так: будет создан Международный трибунал, который с легкостью докажет, что предыдущий компрадорский режим проводил политику геноцида относительно собственного населения. Лозунг "Что Путину хорошо, то русскому смерть" получив свое документальное подтверждение в ООН, приведет к массовому изъятию преступно нажитых активов по всему миру. И если "золото партии" прятали очень глубоко и профессионально, то валютные офшорные залежи разных мэров, сэров, губеров и вициков легко просвечиваются и конфискуются.


Прокушав 200 миллиардов, Карзай-Навальный просидит два срока после чего с триумфом уйдет в отставку. После на его место придет какой-нибудь совсем уже серенький и слабенький преемник, имени которого никто так и не запомнит, и на этом период Третьего Рима окончательно закончится.  Больше никаких дворцов и собянинской плитки на улицах. Никакого Сочи и Красной поляны. Никакого вставания с колен и отжимания лежа. Ничего этого уже не будет. Россия окончательно уйдет с мировой арены, ядерную дубинку постепенно со временем утилизируют, к соседям она лезть перестанет - а что там будет происходить внутри, особо никого волновать и не будет.


В Ростове, Краснодаре, Ставрополе - вообще на юге - появится какая-нибудь Южная Народная Казацкая Республика. Там будут пороть нагайками, пить, пилить на металлолом оставшиеся шахты, воевать с чеченцами-ингушами-дагестанцами и петь песни про коня и атамана. Время от времени в приграничные районы будет заходить украинская армия и пытаться навести порядок хотя бы рядом со своей границей - как Израиль время от времени заходит в неконтролируемые приграничные районы Ливана - но никакого эффекта это также иметь не будет.

А от Владивостока до Татарбашкирстана возможно будет Китай. До самого Северного полюса. Население Благовещенска, Красноярска и поселка городского типа Тикси будет вступать в китайскую коммунистическую партию, ездить по многополосным магистралям и думать, как им повезло ассимилироваться и растворяться в великой Поднебесной. Хотя тут возможен и другой вариант, ибо такой китайский хоккей Америке не нужен. Сами янки конечно сибирскими холодами не прельстятся, в этом плане им хватает и канадского экстрима, но и наблюдать молча, как юань шагает по планете они не будут. Так что у Сибириады есть шанс принять на свою территорию пару военных звезднополосатых баз и построив мост дружбы, стать громадной префектурой в Стране Восходящего Солнца.     

Как долго все это продлится? Не знаю. Может, два года, а может, и двадцать два: опыт Северной Кореи показывает, что свет Солнца Нации может светить в одной отдельно взятой стране долго и очень долго, вполне себе демократически переходя от Отца к Сыну и дальше, дальше...  Обнищание населения режимы компрадорско - коллаборационистской клептократии абсолютно не подрывает. Наоборот: такая власть тем устойчивее, чем более нищие в материальном и духовном плане ее население. Нищета, внешний враг и активная пропаганда  - все что нужно для безбедной жизни великих кормчих на галерах власти. Так что дети по подворотням с голоду пусть умирают - главное, что бы зомбивизор работал и рассказывал, как треклятые супостаты ночью выпили весь керосин и съели все десять мешков стратегического запаса семочек. И все же, если мы вангуем, то ответ на вопрос "когда" есть - "Сирия ещё не пала, но победитель окажется не тот". Значим ждем, пока Сирия падет и смотрим, кто какую цену будет за это платить.

По мотивам Живого Журнала Аркадия Бабченко: Что же будет с Родиной и с нами?


Игорь Малашенко об амбициях политика Ксении Собчак

Мумин Шакиров: Известный тележурналист Ксения Собчак приняла решение баллотироваться в президенты Российской Федерации. В настоящий момент она собирает команду, которая должна помочь ей зарегистрироваться, собрать подписи, чтобы стать кандидатом в президенты. Мой гость – Игорь Малашенко, человек в своем роде знаковый, 20 лет назад вместе со своими партнерами создавший уникальную телекомпанию НТВ и талантливый журналистский коллектив. Репортеры НТВ в то время стали настоящими звездами массмедиа. Другая сфера деятельности Игоря Малашенко – политтехнология. Он когда-то работал в аппарате президента СССР Михаила Горбачева, затем в 1996 году был одним из тех ключевых игроков, которые привели Бориса Ельцина к победе. Сегодня, можно сказать, Игорь Евгеньевич, на мой взгляд, возвращается в большую политику. Если это так, то ответьте на следующий вопрос: что подтолкнуло вас вернуться в большую политику, только ли предложение Ксении Собчак стать членом ее команды?
Игорь Малашенко: Во-первых, я начну сразу с несогласия. Вы сказали, что Собчак – это тележурналист, коим она, безусловно, является. Уже на сегодняшний день Ксения Собчак – это не просто тележурналист, это политик. Это очень просто доказать. Вы открываете сайты месячной давности и читаете там, что все безнадежно скучно, что тасуется одна и та же колода, ничего не происходит, ничего не произойдет и так далее. Появление Ксении Собчак на этой арене и ее заявление о том, что она будет баллотироваться в президенты, изменило ситуацию. Во всяком случае, та часть нашего общества, которой не наплевать, реагирует на это очень живо, кто положительно, кто отрицательно, но это уже политический эффект. Разумеется, это самое начало, но это означает, что она вступила на эту тропу. По моему убеждению, с этого пути она долго не сойдет. Политика – это вообще такое дело, которым можно заниматься всю жизнь. Я думаю, что для нее это длинная дистанция.


8% голосов на старте. И это только начало


Здравствуйте. Это Ксения Собчак. 

Прошло 2 недели с момента объявления, что я буду участвовать в президентских выборах в марте 2018 года, — и благодаря вашей поддержке, я уже на втором месте. 
По данным ВЦИОМ, сегодня уже 8% избирателей будут голосовать за меня, а 75% поддерживают мое решении баллотироваться. 

По данным ФОМ на 22 октября 2017 года был проведен телевизионный опрос: 
«За кого бы проголосовали, если бы выборы проходили в следующее воскресенье?»

  • 67% — Путин, 
  • 7% — Жириновский 
  • 3% — Зюганов. 

Остальные 23% - это столько нас.

ПОДЕЛИТЕСЬ этой новостью в соцсетях

Email Vkontakte Facebook Telegram Twitter Odnoklassniki

ПОДПИШИТЕСЬ на страницы кампании






Ксю, думала что она одна такая: молодая, красивая, умная. И тут появилась Катя Гордон..


Сверкнув очками и махнув хвостом, смелая Ксюша пошла в Президенты. Весть об этом мигом облетела не только МКАД, но и всю Солнечную систему. И тут, как кета на нерест пошли другие. Первой, оглядевшись по сторонам, выпорхнула некто мадам «Гордон». Выскочила из коробки, почистила перья, отряхнулась, вскочила на ветку – писать предвыборную программу и показаться избирателям во всей красе. И все, начался переполох в женском отделении нашей психбольницы. Крики, визги, сопли, слезы. Всем надо, все пошли:
  • личные массажистки и педикюрши глав госкорпораций и заместителей министров.
  • блоковские незнакомки со всякими «неозаренными туманами» на интеллигентных лицах,
  • тургеневские девушки – голоногие студентки в рваных шортах, без макияжа и с незабудками в волосах и богатым внутренним миром и духовной жизнью
  • бальзаковские дамы- хозяйки торговых центров на белых AUDI, тоже желающие забаллотироваться, причем не по одному разу, а как следует, 
  • тонкие одухотворенные нимфы с грустными и влажными, как у жирафов, глазами в пол-лица, легкие, как тени, гремя костьми, занимают очередь в Избирком,
  • безрукая и безголовая Венера – тоже здесь, тоже хочет поучаствовать в марафоне,
  • малинки-малинки, такие вечеринки – Маша Малиновская тут как тут, тоже желает стать Президентом. А как же - всю жизнь мечтала и готовилась. Как готовилась? Прочитала почти две страницы «Маши - растеряши» и еще больше надула губки,
  • малоодетые звезды шоу-бизнеса. Звезды на голове, в ушах, в носу, в губах, в ногтях, на ресницах и на других интимнейших частях туловища, одетые в бтяжку-облипку
Выборы по требованию кандидаток были перенесены на 8-е Марта. Главный Избирком вывесил на Красной площади банер: «Рады приветствовать в наших рядах дорогих и не очень женщин и девушек!» Все тут, собрались, регистрируются. Ставят печати в документ. И Катя, и Тина, и Нюша, и Божена, и Лолита, и Валерия. «ТаТу», «Виагра», «Блестящие», «Бурановские бабушки»- так те вообще в полном составе. Есть конечно и матерая гвардия: Андреева с Первого, Скабеева со Второго, Зейналова с НФТ, Чапман с плоской земли - а куда ж без нее. По коридорам туда-сюда бегают курьеры, по громкой через каждые пять минут: "Товарищи свободные женщины, сдаем фотографии на анкету! И в купальнике, да и без купальника тоже! Грамотно, без ошибок все заполняем и сдаем вместе с анализами в окошко!"

Конечно, все это радует глаз и за этим интересно наблюдать со стороны. В преддверии праздника мужики нарезают сало, открывают рыжики, разбавляют спирт водкой и наблюдают. А вдруг проканает? Давно же говорят, для тонуса нормальные женщины нужны. Надоели эти плешивые карандаши, квадратные ряхи и взгляды - стробоскопы. А тут такие куклы...

Политико-коммуникативные технологии в избирательной практике России и Франции (на примере президентских выборов 2007-2008 гг.)

Введение к работе
Актуальность темы исследования. Исследование сущности политико- коммуникативных технологий и определение их роли в избирательной практике значимо и в теоретическом, и в практико-политическом плане для развития демократических процессов в современном мире. Обозначенная проблематика актуализируется в связи с осуществляемой модернизацией политической системы России. Преобразования, произведенные в России на рубеже 1980 — 1990-х годов, создали условия для формирования открытого демократического общества с высокой долей информированности и участия граждан в политической жизни страны, где особое значение приобретает политическая коммуникация, призванная обеспечивать взаимодействие политической системы и гражданского общества посредством постоянного обмена информацией.
Кульминационным моментом, как для политического коммуникационного пространства, так и для политико-коммуникативных технологий, несомненно, являются выборы органов власти и проводимые в этой связи избирательные кампании с их насыщенной информационной составляющей. Выборы являются источником и способом легитимации власти в демократическом обществе, а избирательные кампании представляют собой конкурентную борьбу различных политических сил, в ходе которой возникает возможность сравнения и выбора тех или иных кандидатов и их предвыборных программ. Существенная роль в данном процессе принадлежит демократически организованному процессу применения политико-коммуникативных технологий, которые позволяют обеспечить достаточно высокий уровень конкурентности избирательных кампаний в целом, предоставляя гражданам возможность объективно оценить расстановку политических сил в обществе, а также способствуют формированию субъектов политической активности.
Российской избирательной практикой накоплен определенный опыт проведения избирательных кампаний и применения политико- коммуникативных технологий. Однако президентские выборы в России в 2008 и в 2012 годах проходили в условиях низкой конкурентной борьбы и достаточной предсказуемости результатов. Это привело к заметному спаду активности применения политико-коммуникативных технологий, вызвало нарастание в обществе политической апатии, незаинтересованность граждан в участии в выборах и волну недовольства официальными итогами парламентских выборов в декабре 2011 года и президентских выборов в марте 2012 года. Обозначенная динамика политического поведения и настроений граждан актуализируют исследование политико-коммуникативных технологий, их результативности как инструментов выборов, как необходимого условия обеспечения прав и свобод граждан, расширения участия широких масс в политическом процессе, формирования механизма общественного контроля за деятельностью органов власти.
Эффективность научного поиска и достоверность сделанных на его основе выводов возрастает при использовании сравнительного метода. Именно поэтому проблема, избранная в качестве предмета исследования, рассматривается на материале Французской Республики, где также существует проблема определения результативности политико-коммуникативных технологий как инструментов выборов, их использования в избирательных кампаниях. Франция, где выборы традиционно проходят в условиях жесткой конкуренции, существуют высокие стандарты гражданского участия, что подтверждается и избирательными кампаниями последних лет (2007 и 2012 годов), и результатами этих выборов, где механизм организации избирательного процесса и применения политико-коммуникативных технологий отлажен, тем не менее, также обеспокоена степенью вовлечения граждан в выборный процесс, необходимостью усиления политического взаимодействия населения с институтами власти, формирования уважения к государственным институтам и повышения уровня ответственности граждан.
В связи с этим, существует потребность сравнительного изучения политико-коммуникативных технологий, применяемых в рамках избирательных кампаний России и Франции, определения их роли в избирательной практике и особенностей их использования в различных политических пространствах, что актуализирует заявленную тему, ее научную и практическую значимость.
Степень научной разработанности проблемы. Выделение коммуникативистики в самостоятельную отрасль научного знания принято связывать именно с началом исследований политических явлений и политической пропаганды, которые нашли свое отражение в классических работах Г. Лассуэла, П. Лазарсфельда, Б. Берельсона, Г. Годэ, Л. Фестингера, У Липпмана, Дж. Гербнера и других.
Проблемы анализа политических систем и определения места и роли в их функционировании информационно-коммуникационных процессов были изучены в трудах зарубежных авторов Д. Истона, Г. Алмонда, Дж. Коулмана, И. Винера, К. Дойча и в работах отечественных ученых М.Г. Анохина, М.Н. Грачева, М.С. Вершинина, Л.Н. Тимофеевой и других.
К работам теоретико-методологического плана, в которых авторы определяют сущность и природу коммуникации как результат общественного развития, разрабатывают категориальный аппарат данного феномена, выявляют специфику самого процесса коммуникации в политической сфере, можно отнести труды таких отечественных исследователей, как Н.В. Анохин, В.П. Конецкая, O.A. Малаканова, Л.Р. Посикера, А.И. Соловьев и других.
Отдельно следует выделить исследования, которые рассматривают в качестве предмета коммуникации современные средства массовой информации. Авторы, работающие в этом формате, определяют роль и место СМИ в политическом пространстве в условиях переходного периода политической системы. Это работы Е.Г. Дьяковой, Я.Н. Засурского, Г.С. Мельника, Е.П. Прохорова и других. Эти исследователи рассматривают также эволюцию информационных технологий, которая определяет новые векторы развития и новые возможности для политической коммуникации. В этой связи следует отметить, прежде всего, работы Ю.А. Нисневича, М.С. Вершинина, A.B. Чугунова, М.Г. Анохина и других.
Накопленный в последние годы отечественный теоретико-практический опыт основан на изучении практики проведения большого количества избирательных кампаний разных уровней. К таким работам можно отнести труды Е. Малкина и Е. Сучкова, А. Мирошниченко, которые представляют собой системный подход к исследованию полного спектра технологических аспектов избирательных кампаний.
Для данной диссертационной работы особенно важными оказались исследования, рассматривающие избирательные технологии как одну из форм политического маркетинга. Исследования маркетинговых технологий в политической сфере отражены в работах А.И. Ковлера, Ф.Н. Ильясова,
Е.Г. Морозовой Ю.С. Коноплина, В.В. Лобанова и других.
Различные аспекты политико-коммуникативных технологий были изучены в рамках исследований, посвященных политической рекламе. Ряд работ зарубежных авторов связан с анализом общих законов функционирования рекламы и специфических черт политической рекламы. В этом формате выполнены работы таких авторов, как: Д. Огилви, А. Дейян, И. Ротцолл, К. Бове, У. Арене. Из отечественных ученых в разработку данной проблематики наибольший вклад внесли Э.Е. Старобинский, И.Л. Викентьев, Л.Ю. Гермогенова, И.Я. Рожков, Н.В. Старых, В.В. Ученова. Наряду с данным подходом, интерес представляют работы таких российских ученых, которые выделяют политическую рекламу в качестве самостоятельного объекта исследования: В.Л. Музыкант, Т.Э. Гринберг, Е.В. Егорова-Гантман, С.Ф. Лисовский, С.В. Мошкин.
В связи с ростом популярности такой политико-коммуникативной технологии, как паблик рилейшнз в отечественной литературе появилось достаточное количество работ по данной тематике: И.В. Алешина, М.А. Шишкина, Г.Г. Почепцова, Д.В. Ольшанского, А.Н.Чумикова и других.
Не менее значимыми для данного диссертационного исследования являются труды, посвященные паблик рилейшнз как технологии политического маркетинга. Здесь особо следует выделить, например, труды зарубежных ученых Э. Бернейза, С. Блэка, Ф. Котлера. В их работах описываются стратегии управления избирательным процессом, механизмы изучения и формирования общественного мнения, методы сегментирования аудитории и способы воздействия на нее. Рассмотрению паблик рилейшнз как направления политического управления посвящены работы Г.В. Пушкаревой, Е.Г. Морозовой, Е.А. Плешаковой, В.С. Комаровского.
Весьма значимыми для данного исследования являются также работы, в основе которых лежит рассмотрение роли политико-коммуникативных технологий в формировании политического имиджа. Среди данных работ следует выделить труды следующих авторов: О.А. Будариной, Г.Е. Гринберга, Е.А. Орловой, A.M. Цуладзе.
Различные аспекты политической пропаганды как разновидности политико-коммуникативных технологий были освещены в работах В.М. Березина, Е.Л. Доценко, В.Г. Игнатовой, Н.П. Кутырева, С.А. Кислицина, В.П. Конецкой, М.М. Назарова, Д.В. Ольшанского, А.И. Соловьева, В.П. Терина и ряда других ученых. Вышеуказанные авторы рассматривают исторический аспект пропаганды, прослеживают ее роль в развитии политической и социальной сфер общества, рассматривают ряд теоретических аспектов политической пропаганды.
В самостоятельную группу среди современных исследований следует выделить работы, в которых пропаганда рассматривается в качестве технологии информационно-психологической войны, используемой в сфере прикладных коммуникаций. К ним можно отнести труды и статьи И.Н. Панарина, В.Ф. Прокофьева, А.И. Соловьева, И.Л. Морозова, К.С. Гаджиева, Г.Г. Почепцова.
Ряд современных исследователей пропаганды сосредотачиваются на изучении механизмов манипуляции и внушения на межличностном уровне и на уровне массового воздействия. Значительный интерес в данном научном направлении представляют работы С.Г. Кара-Мурзы, Г.В. Грачева, И.К. Мельника.
Особую группу составляют исследования, посвященные выявлению особенностей политико-коммуникационного процесса во Франции. Это работы Ж.-М. Коттрэ, Е.Г. Морозовой, А.А. Большакова. Также заслуживают внимания работы таких авторов, как Ф.-Ж. Маарек, Г. Товерон, М. Лора,
Ж. Жерстле, М. Бонгран, посвященные рассмотрению политического
"
маркетинга как инструмента политической коммуникации .
С точки зрения организации избирательных кампаний во Франции и практики реализации политической коммуникации в избирательном процессе важными являются работы таких авторов, как Ж.-Ж. Сегела, Ф.-Ж. Маарек, Т.Ю. Лебедева.
В целом можно заключить, что, несмотря на наличие большого количества работ, посвященных политической коммуникации, многие технологические аспекты указанной проблематики остаются недостаточно разработанными. Это касается, в первую очередь, вопросов определения места и роли политических коммуникаций, политико-коммуникативных технологий и их результативности на всех стадиях процесса избирательной кампании, а не только в период выборов.
Дальнейшего анализа, несмотря на достаточно большое количество научной литературы, посвященной проблемам функционирования политической коммуникации, характеристике отдельных видов политико- коммуникативных технологий, таких, как политическая реклама, паблик рилейшнз, политическая пропаганда и агитация, требует целый ряд аспектов, связанных с уточнением интерпретации сущности политико-коммуникативных технологий и определением их роли в избирательной практике. Состояние изученности обозначенной проблемы в сочетании с ее актуальностью, научной и практической значимостью предопределили необходимость проведения данного научного исследования.
Объектом исследования являются президентские избирательные кампании в России и Франции 2007 — 2008 гг.
Предметом исследования являются политико-коммуникативные технологии как инструменты избирательного процесса.
Цель исследования состоит в выявлении особенностей применения политико-коммуникативных технологий в избирательной практике России и Франции для оптимизации организации и проведения выборов органов государственной власти в России.
Для достижения поставленной цели исследования сформулированы следующие задачи:
обобщить существующие подходы к определению политической коммуникации и ее инструментария, связанного с исследованием заявленной темы;
уточнить определение политико-коммуникативных технологий, их сущность и особенности по сравнению с политическими, избирательными, информационными и информационно-коммуникативными технологиями;
на основе сравнительного анализа принципов организации и проведения президентских избирательных кампаний в России и Франции определить роль нормативно-правовой базы в практике применения политико- коммуникативных технологий в избирательных кампаниях этих стран;
на основе сравнительного анализа практики проведения выборов органов власти в России и Франции выявить роль политико-коммуникативных технологий в обеспечении выборов органов государственной власти.
Хронологические рамки исследования определены периодом проведения президентских выборов во Франции в 2007 и в России в 2008 годах. Значимость детального анализа предвыборной борьбы данного периода связана с тем, что как в России, так и во Франции именно в этих кампаниях участвовали и одержали победу политики нового поколения, бывшие государственные управленцы (Д.А.Медведев занимал должность премьер-министра, Н.Саркози — государственного министра), которые не являлись национальными лидерами и участвовали в президентских выборах впервые. Высказанные аргументы, позволяют, на наш взгляд, предположить, что политико-коммуникативные технологии данного электорального цикла, особенности их применения носят показательный характер и дают большие возможности для определения их роли в обеспечении выборов органов власти.
Рабочая гипотеза исследования состоит в предположении, что сравнительная аналитика применения политико-коммуникативных технологий в избирательных кампаниях России и Франции позволит получить новые данные для определения общих тенденций использования новых форм политико- коммуникативного взаимодействия, связанных с интенсивным развитием средств массовой коммуникации и информационных технологий, и различий применения в избирательных кампаниях России и Франции политико- коммуникативных технологий, обусловленных менталитетом избирателей, нормами электорального законодательства, характером сложившегося в обществе информационного взаимодействия.
Теоретико-методологическую основу диссертации составили монографические исследования зарубежных и отечественных ученых в области теории политической коммуникации и менеджмента, политической психологии, избирательного процесса.
Автором диссертации применялся системный анализ, позволивший рассмотреть политико-коммуникативные технологии как целостное явление с выделением его составляющих и их взаимодействием, а также факторов, определяющих их использование и результативность.
В качестве методологической исследовательской стратегии выступает компоративистский подход, метод бинарного сравнения, которые позволили выявить общие и особенные тенденции в применении политико- коммуникативных технологий в России и Франции. Синтез сравнительного и нормативного методов дал возможность провести сопоставительную аналитику нормативно-правовой базы процедуры выборов органов государственной власти в России и Франции, разработать рекомендации по оптимизации избирательного процесса.
Использование неоинституционального подхода позволило выявить зависимость поведения субъектов избирательного процесса в России и Франции от различных элементов электорального дизайна (правил и установлений избирательной системы).
Социокультурный подход, использованный в диссертационном исследовании, позволил выявить влияние ценностей и норм политической культуры России и Франции на эволюцию политико-коммуникативных технологий как инструментов избирательного процесса.
В процессе исследования автором применялись методы анализа и синтеза, наблюдения, формально-логический метод и методы обобщения и интерпретации эмпирических данных, позволивших обеспечить логическую завершенность данного исследования.
Источниковая база исследования включает в себя:
монографии и статьи российских и зарубежных авторов, посвященных различным аспектам применения политико-коммуникативных технологий в избирательных кампаниях;
нормативные правовые акты Российской Федерации (Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года; федеральные законы Российской Федерации «О выборах Президента Российской Федерации»; «Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме»; «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»; «О политических партиях» и др.) и Французской Республики (Конституция Французской Республики от 4 октября 1958 года; Электоральный кодекс Франции; Закон «О публикации и распространении некоторых опросов общественного мнения» №77-808), регулирующие сферу избирательного процесса;
статистические данные по электорату России и Франции, касающиеся результатов голосования и явки избирателей на президентских выборах 2002, 2004, 2007, 2008 годов;
результаты социологических опросов населения России и Франции в преддверии и после президентских выборов 2007 — 2008 годов, проведенные ведущими специализированными организациями — Левада-Центр, ВЦИОМ, ФОМ, Institut CSA, Ipsos France, Ifop, TNS Sofres;
материалы прикладных политологических исследований, в том числе связанные с проведением избирательных кампаний в России и Франции в 2007 — 2008 годах мониторинги средств массовой информации, проведенные ассоциацией «ГОЛОС», Центром мониторинга демократических процессов «Кворум», Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе;
материалы ежедневной, еженедельной и ежемесячной прессы России и Франции (электронные версии газет «Незавизимая газета», «Коммерсант», «Le Figaro», «Le Monde», «Liberation», «Le Parisien», «France Soir», журналов «Росбизнесконсалтинг», «L'Express», электронные периодические издания «Интернет-проект «ИноСМИ-RU», РИА Новости);
накопленный автором эмпирический материал по рекламному и PR- обеспечению рассматриваемых избирательных кампаний.
Научная новизна диссертации состоит в следующем:
уточнено определение политико-коммуникативных технологий как системного процесса, предполагающего использование маркетинговых (политический PR, политическая реклама, технологии создания имиджа, директ-маркетинг) и немаркетинговых коммуникаций (политическая агитация, политическая пропаганда) на всех стадиях организации и проведения избирательной кампании, ориентированных на манипуляцию сознанием и поведением аудитории для достижения поставленных коммуникатором политических целей и результатов;
на основе сравнительного анализа норм и положений избирательного законодательства России и Франции выявлены особенности правового регулирования избирательного процесса в этих странах. Во Франции — наличие Электорального кодекса, регулирующего избирательный процесс в стране, доминирующая роль информационного обеспечения граждан о выборах и баллотирующихся кандидатах и контроля за ним, правовое закрепление разделения полномочий по проведению выборов и контролю выборного процесса между несколькими государственными ведомствами. В России избирательное законодательство, включающее широкий спектр эффективных норм по регулированию процесса проведения выборов, тем не менее не охватывает всю процедуру выборного процесса, в частности не содержит законодательного регулирования политической рекламы, технологий прямого маркетинга, проведения совместных агитационных мероприятий, а также имеют место нарушения норм и положений, обеспечивающих равный доступ кандидатов к использованию СМИ, например, отсутствует контроль за распределением эфирного времени между кандидатами. Кроме того, хотя организация и контроль мероприятий, связанных с проведением выборов осуществляется единой централизованной системой постоянно действующих избирательных органов — Центральной избирательной комиссией, в то же время для России характерен низкий уровень государственной поддержки выборов в сфере информирования избирателей;
выявлены общие тенденции использования политико- коммуникативных технологий в избирательных кампаниях России и Франции в период 2007 — 2008 годов, такие как отказ кандидатов от участия в политических дебатах, применение политико-коммуникативных технологий формирования политического имиджа кандидата, политическая видео- и печатная реклама, хотя и минимально используемая в обеих странах. В качестве специфики коммуникативного взаимодействия во Франции выявлено широкое использование интернет-опросов, адресных рассылок, видеообращений в сети Интернет. Особенностью организации и проведении избирательных кампаний в России является доминанта административного ресурса, обусловливающая во многом монополизацию информационного пространства и ненадлежащее исполнение норм избирательного законодательства;
разработаны рекомендации по совершенствованию норм избирательного законодательства Российской Федерации в целях повышения результативности избирательного процесса и политико-коммуникативных технологий: необходимость разработки единого Избирательного кодекса для оптимизации правовой базы избирательного процесса, в частности регулирования политической рекламы, технологий прямого маркетинга и совместных агитационных мероприятий; введение жестких норм законодательства, касающихся распределения эфирного времени, печатных площадей между кандидатами и невозможности освещения деятельности кандидата в связи с исполнением им должностных обязанностей; усиление контроля за соблюдением избирательного законодательства путем создания автономных и независимых от Центральной избирательной комиссии общественных структур; введение системы рассылки информационных бюллетеней о кандидатах и их программах в качестве обязательного организационного компонента в период подготовки выборов.
Новые научные результаты, полученные автором в ходе исследования, позволили сформулировать следующие положения, которые выносятся на защиту:
Изучение политико-коммуникативных технологий целесообразно проводить не только на микро-, но и на макроуровне с соответствующим концептуальным инструментарием и методическими процедурами. Микроуровневые теории позволяют исследовать политико-коммуникативные технологии через личностный фактор, раскрывая характер информационно- психологического воздействия на индивида, выявляя эволюцию его политических представлений, установок, убеждений, мнений и поведения. Макроуровневые концепции позволяют исследовать сущность политико- коммуникативных технологий как системного процесса, раскрывая его структурно-функциональную составляющую и выявляя направленность процессов информационного воздействия и взаимодействия субъектов политики на уровне политической системы и общества в целом.
Наиболее полное исследование сущности политико- коммуникативных технологий обеспечивает подход, основывающийся на изучении политико-коммуникативных технологий в совокупности маркетинговых (политический PR, политическая реклама, технологии директ- маркетинга, технологии создания политического имиджа) и немаркетинговых коммуникаций (политическая агитация и политическая пропаганда), различающихся в методах воздействия на общественное сознание. Такое сочетание маркетинговых коммуникаций, направленных на диалог с общественностью, учет потребностей и предпочтений электората, и немаркетинговых, с их ориентацией на одностороннее воздействие на избирателей и отсутствием диалога между отправителем и получателем политических сообщений, позволяет выявить эффективность всего комплекса инструментов воздействия на общественное сознание в период выборов.
Проведенное исследование выявило эволюцию выборных стратегий во Франции во второй половине ХХ века и в России на рубеже 1980 — 1990-х годов. Она выразилась в первоначальном заимствовании американской модели электоральной борьбы, основных маркетинговых политико-коммуникативных технологий, и в последующем отказе в организации избирательных кампаний от полного копирования опыта и методов ведения предвыборной борьбы, идущих из США. Например, во Франции это запрет платной политической рекламы в ходе избирательной кампании, в России — также существенное ограничение ее объема, отказ от широкомасштабного спектра встреч кандидатов с избирателями и другие. Выявленная эволюция избирательных стратегий и технологий свидетельствует о стремлении России и Франции сохранить самобытность политических традиций, культуры, присущих практике выборов органов власти в этих странах.
Полученные результаты подтверждают, что избирательное законодательство страны является фактором, влияющим на результативность выборов. Так, Электоральный кодекс Франции, обеспечивающий законодательное регулирование избирательного процесса в стране и содержащий весь спектр норм и принципов, регламентирующих процесс выборов на национальном, региональном и местных уровнях, особое место уделяет правовому закреплению информирования граждан о выборах и баллотирующихся кандидатах путем рассылки информационных бюллетеней. Кроме того, отдельными законодательными актами закреплено разделение полномочий по проведению выборов и контролю выборного процесса между такими государственными органами Франции, как Министерство внутренних дел, обеспечивающее подготовку и проведение выборов, подсчет голосов на выборах локального уровня, Высший совет телерадиовещания, осуществляющий мониторинг содержания телевизионных программ с целью соблюдения принципа плюрализма мнений и равенства всех кандидатов, Национальная счетная комиссия, Конституционный совет и Национальная комиссия по контролю. В отличие от Франции, избирательное законодательство России, содержащее набор в целом эффективных мер по регулированию избирательного процесса, тем не менее, не включает нормы, регулирующие применение технологий политической рекламы, технологий прямого маркетинга, совместных агитационных мероприятий, а также мер по контролю за распределением эфирного времени между кандидатами, что ведет к невыполнению норм избирательного законодательства в предвыборной борьбе и нарушению равенства доступа кандидатов к СМИ. Кроме того, отсутствует законодательное закрепление за субъектами избирательного процесса централизованного информирования граждан о выборах, баллотирующихся кандидатах, которое обеспечивает не только информированность избирателей о процедуре выборов, но и формирует связь между электоральным корпусом и кандидатами, а также способствует пропаганде их политических программ.
5. В целях повышения результативности избирательного процесса и политико-коммуникативных технологий в России разработаны рекомендации по совершенствованию норм избирательного законодательства. Они заключаются в необходимости введения в России единого Избирательного кодекса для оптимизации правовой основы избирательного процесса, введения законодательных норм по регулированию политической рекламы, технологий прямого маркетинга и совместных агитационных мероприятий, а также ужесточения норм избирательного законодательства в отношении распределения эфирного времени, печатных площадей между кандидатами. Особое внимание должно быть уделено недопустимости освещения деятельности кандидата в связи с исполнением им должностных обязанностей. Также существует необходимость усиления контроля за соблюдением исполнения норм избирательного законодательства посредством создания автономных и независимых от Центральной избирательной комиссии общественных структур. В сфере государственной поддержки избирательного процесса необходимо внедрение системы рассылки информационных бюллетеней о кандидатах и их программах как обязательного организационного компонента в период подготовки выборов.
6. Проведенное исследование выявило существенные различия в использовании политико-коммуникативных технологий в практике избирательных кампаний России и Франции, несмотря на общность информационно-коммуникационных пространств, что подтвердило выдвинутую гипотезу. Так, во Франции значимую роль в рамках президентской избирательной кампании в 2007 году сыграли новые, электронные виды политико-коммуникативных технологий, такие как интернет-блоги, онлайн- опросы общественного мнения и рассылка информации посредством смс и электронной почты. В России же в практике избирательных циклов этого периода не только практически отсутствовали новые электронные виды политико-коммуникативных технологий, но и существенно ограничено было применение их традиционных видов, что привело к снижению роли политико- коммуникативных технологий как фактора, влияющего на итоги, результативность выборов и заинтересованность граждан участвовать в них. Тем не менее в ходе исследования выявлены и общие тенденции в использовании политико-коммуникативных технологий кандидатами на пост президента в России и Франции. Они выразились в использовании технологий политической видеорекламы, а также в отказе от участия в политических дебатах и от использования такого вида печатной политической рекламы, как плакат, что во многом связано с ростом популярности интернет-рекламы во Франции, а в России с формальным характером использования данной технологии в условиях монополизации информационного пространства и предсказуемости результатов выборов. Вместе с тем в качестве общей тенденции использования политико-коммуникативных технологий фиксировалось применение технологий создания политического имиджа кандидатов, технологии личных встреч кандидатов в президенты с электоратом, что свидетельствует о персонализации президентских избирательных кампаний в России и Франции.
Теоретическая и практическая значимость диссертации заключается в том, что выдвинутые в ней положения и полученные выводы являют собой определенный вклад и приращение знания в изучении теоретического и прикладного аспектов феномена политико-коммуникативных технологий; могут быть использованы в научно-исследовательской работе и компаративных исследованиях других стран, направленных на изучение данной проблематики; в учебном процессе могут использоваться при разработке лекций и семинарских занятий по политологии, теории коммуникации, служить основой для разработки спецкурсов в рамках прикладной политологии, а также по политической коммуникации, политической рекламе и связям с общественностью.
Полученные результаты и выдвинутые в диссертации рекомендации позволяют усовершенствовать процесс организации избирательных кампаний и применения в них политико-коммуникативных технологий.
Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации представлены автором в 10 научных публикациях общим объемом 6,2 печатных листа, в том числе в 3 статьях в ведущих российских рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки Российской Федерации для публикации результатов диссертационных исследований.
Промежуточные результаты диссертационного исследования прошли апробацию на международных, всероссийских и итоговых научно-практических конференциях в 2009 — 2011 годах: итоговой научно-практической конференции КГУ за 2010 год, Всероссийской научно-практической конференции «Политическое образование в высшей школе: традиции и инновации» (Казань, 2010), Международной молодежной научной конференции «Гражданское общество в эпоху глобальной информатизации» (Москва, 2010), Международной научно-практической конференции «Инновационные процессы в современной политике: опыт, проблемы, приоритеты» (Москва, 2010), Всероссийской научно-практической конференции «Информационно-коммуникативные технологии: теория и практика» (Казань, 2012).
Структура и объем диссертационной работы. Текст диссертации состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы (237 наименований), приложения. Объем диссертации 195 страниц компьютерного текста.

.