Убеждения человека и его семейная жизнь


Человек в процессе своей жизнедеятельности выходит за пределы своей семейной системы. Он вступает в различные отношения, встречает людей с другими убеждениями и ценностями и оценивает их как хороших или плохих. Точно так же и другие люди оценивают человека. Окружающие нас люди находятся под влиянием убеждений, существующих в их семейной системе, и их убеждения существенно отличаются от наших. То, что хорошо с нашей точки зрения, может быть плохо с точки зрения другого человека. Многие люди прочно связаны с кем‑то из своей родовой системы и повторяют в своей жизни что‑то из судеб предков.

Многие из нас находится в плену представления, что мы свободны, и поэтому мы сами ответственны за свои действия и свою судьбу. Поэтому бывают «плохие» люди и «хорошие». Но если внимательно присмотреться, выяснится, что это не так. Жертвы концлагерей были ни в чем не виноваты, были «хорошими» людьми, но это не изменило их судьбы.

 Люди стремятся всеми силами создать семью, при этом считая, что брак – это цель. В него нужно вступить («так принято»). Но на самом деле создание семьи – это непрерывный, занимающий многие годы процесс. Семья – это не статическое образование, в ней постоянно что‑то происходит. В ней живут люди, которые вступают в партнерские отношения, создают семью, они сталкиваются с различиями во взглядах со своим партнером.





  • Секс предпочтения женщин альфа квадры.
  • Всем, что я знаю, я обязана своей маме.
  • Воспитание особых детей: кинология

    Мужчина считает, то, что правильно в его родительской семье, то, в чем он убежден, должно быть нормой в его новой семье. Женщина же считает, то, что нормально в ее родительской семье, то, в чем она убеждена, должно быть принято в ее новой семье. Иногда в каких‑то вопросах один из них уступает, а иногда в семье разворачивается настоящая борьба. Супруги могут втянуться в многолетний поиск ответа: «Кто прав, а кто виноват?». Что делать?
    Во‑первых, нужно отдать уважение родительской семье партнера, признать, что их ценности и убеждения имеют право на существование.
    Во‑вторых, муж и жена должны найти возможность объединить правила обеих семей. Здесь необходимо совместно пересмотреть некоторые убеждения и на базе родительских ценностей создать новые, своей семьи. Конечно, этот процесс вызывает внутренний дискомфорт у обоих партнеров, поскольку, пересматривая систему взглядов и убеждений родительской семьи, человек подвергает нерушимые правила сомнениям. Внутренне он чувствует себя виноватым перед родительской семьей, ощущая угрозу потери принадлежности к своей родительской семье. Но именно таким образом человек становится более зрелым, строит свои отношения и жизнь. Как писал К. Бессер‑Зигмунд: «Мы становимся зрелыми, когда делаем нечто, невзирая на то, что родители (врач, учитель, тетя, шеф и т. д.) находят это правильным».


    Люди очень разные. Одни, их называют чайлдфри, не имеют детей, очень довольны этим и способны перечислить тысячу аргументов в защиту своей позиции. Для других дети, эта такая же неотъемлемая часть жизни, как друзья, работа и хобби. Есть и такие, для кого дети - это все. Они с радостью стирают пеленки, убирают горшки и вытирают сопли. И выше их счастье только одно: будущее счастье их детей. А они в свою очередь, как бы разрываются на две части. С одной стороны, они хотят поддержать отца, с другой – мать и вынуждены подстраиваться под обоих. При этом представление о будущем детей у каждого из родителей свое. Кто-то хочет чтобы чадо повторило его путь, кто-то надеется, что его ребенок наконец-то сможет реализовать мамину- папину мечту, ну и есть такие, которые живут здесь и сейчас, рассматривая будущее как нечто от них совершенно не зависящее. Не мне судить, чья позиция тут хуже или лучше, но весь мой жизненный опыт говорит, что судьба человека определяется не столько его воспитанием или образование, сколько врожденным характером.

    Кто из нас не видел семьи, где дети обладают психологическими чертами, начисто отсутствующими у их родителей? При этом зачастую все как один говорят: "Он, она - ну просто вылитый дедушка, бабушка, брат, сестра, дядя, тетя...". И самое интересно, что ребенок этого дядю-тетю никогда в жизни не видел и скопировать его модель поведения не мог в принципе. Другой пример: в семье двое детей. Одни и те же родители, одно и то же воспитание, одни и те же обычая и порядки. Но у одного ребенка все получается и дело горит в руках, а у другого - руки как крюки, за что не возьмется, все валится и ломается. И вот родители начитают постепенно все больше и больше хвалить одного и ругать другого, забывая при этом, что можно быть хорошим инженером и плохим слесарем. Или другая ситуация: любящие мама или папа никак не могут найти общего языка со своим дитем. Встречается и еще более критичный случай, когда понимание нет с обоими родителями, а окружающие постоянно говорят: "Какой у Вас чудесный ребенок, с ним так легко и просто". И что тут делать родителям?

    Можно конечно сказать: больше любви, терпения, понимания. Но это общие слова, а что делать в реальности, если все проявления этой самой любви и терпения вызывают в ребенке лишь раздражение и неприязнь? Ладно, когда речь идет о тех, кому больше 12 лет - тут все можно списать на трудности переходного возраста. Однако как быть, если мы говорим о 6-7-9-10 летних? Тут на сексуальную игру гормонов семейный конфликт не спишешь.

    С образованием все кажется еще более сложнее. Одна идет в кружок, секцию и занимается там десятилетиями, а другой прыгает туда-сюда, сегодня он спортсмен, завтра - художник, послезавтра - фанатеющий от муравьев - термитов юный натуралист. А тут еще и "Здравствуй школа". Когда папа-мама безалаберные троечники, а дочка -сын отличники: тут конечно все горды и счастливы. Но ведь зачастую бывает и наоборот, и тогда: "Горе пришло в нашу саклю". Родители используют весь доступный им арсенал педагогических кнутов и пряников, а в результате получают что-то совсем иное, что совершенно не соответствует их ожиданиям. Почему? Да потому что дети, это не наши копии, а самостоятельные личности со своими темпераментами и характерами: флегматики, холерики, сангвиники, меланхолики, которые определяет их предрасположенности и противопоказания к той или иной деятельности.

    Если бы мы жили сто лет назад, то на этой глобальной мысли можно было бы и закончить, но славо богу, за окном третье тысячелетие, и наука со времен Юнга и Фрейда ушла далеко вперед. Сегодня в арсенале психолога есть не только умные и добрые слова, но и реальные разработки, позволяющие практически учитывать психологическую совместимость тех же космонавтов или авиадиспетчеров. Эти же инструменты позволяют достаточно точно определить, где, в какой деятельности ребенка ждет успех, а куда ему лучше и не соваться. Сегодня уже не с помощью гороскопов и гадалок, а научным методами можно определить, у кого, с кем и какие проблемы возникают при общении, а кто кому идеальная пара.

    Теоретически, делать первичный социопортрет ребенка можно определять начиная с 3 лет, хотя конечно, в этом случае еще велика вероятность ошибки. Наиболее точный результат получается с детьми достигшими 9-12 лет. Даже само понимание ситуации, кто и какой он, мой ребенок, снимает с родительских плеч очень большую нагрузку: а все ли я делаю правильно, а почему у моих-его родителей была так, а в моей семье так... Часто ответы гораздо проще, чем нам кажутся, просто мы не знаем, где их искать. Нужно социотипирование?

    ПИШИТЕ
    ОБРАЩАЙТЕСЬ
    ЗВОНИТЕ

    http://www.tron.ru/

    Борис Дмитриевич Яровой
    Мастер НЛП (нейро-лингивстическое программирование)
    Интуитивно-логический экстраверт

    В Японии зреет пенсионная реформа.


    Кого, как вы думаете, больше всего преследуют сегодня в Японии - бессовестных политиков, коррумпированных чиновников или знаменитую мафию «якудза»? Увы, нет. Сейчас в Стране Восходящего солнца подвергаются жесткой критике те, кто получает сэйкацу хого - государственное пособие, рассчитанное для обеспечения минимального прожиточного уровня.
    Страницы соцсетей переполнены комментариями, осуждающими «иждивенцев». Японские СМИ постоянно пишут о «бессовестных» людях, которые сидят на шее у государства, но при этом одеваются в брендовые вещи и обедают в ресторанах.

    В одном городе на западе Японии недавно даже было принято постановление, обязывающее население сообщать в муниципалитет, если кто-то обнаружит, что получатели государственной материальной поддержки тратят деньги на азартные игры, дорогие развлечения и т.д. Всё это стало напоминать средневековую охоту на ведьм, когда из-за единичных случаев под подозрение стали попадать все получатели государственной помощи. Поводом для столь жёсткой критики в адрес японской системы обеспечения прожиточного минимума стал скандал вокруг известного артиста. В прошлом году стало известно, что его мать несколько лет получает матпомощь от государства - хотя ее сын и сам хорошо зарабатывает. Этот артист сразу же стал субъектом публичного осуждения. Два депутата парламента даже обратились к агентству, которое его наняло, и потребовали вернуть государству уже выплаченное его матери пособие. После этого некоторые СМИ усердно занялись расследованиями: есть ли и другие известные личности, кто сам или чьи родственники получают государственные деньги?

    Наверное, многие полагают, что всё население Японии живет хорошо. Но в последнее время и здесь остро стоит вопрос об экономическом расслоении и росте бедности. Согласно закону об обеспечении минимального прожиточного уровня (ПМУ), принятого в 1950, все граждане Японии, испытывающие нужду, имеют право на минимальный уровень «здоровой и цивилизованной жизни», который гарантируется Конституцией. Если в 1951 получали пособие свыше 2 млн граждан, то к 1995 число получателей снизилось до 880 тыс. Но после этого их число стало увеличиваться, достигнув 2 млн 150 тыс. человек в 2013. В результате общая сумма гособеспечения МПУ выросла до 3,8 трлн иен ($38 млрд). Неудивительно, что на фоне такой тенденции к росту общественное мнение о получателях госпомощи с каждым годом становится все более недоброжелательным.

    Теперь мы часто слышим: «иждивенцы» множатся потому, что те, кто способны и сами себя обеспечить, слишком легко обращаются за помощью к государству. На самом же деле большинство получателей пособия - либо нетрудоспособные, либо те, кому сложно найти работу. Их распределение по типам семей выглядит следующим образом:
    • семьи престарелых (все члены семьи в возрасте 65 лет и старше) - 43,5%;
    • семьи, глава которых - инвалид или больной, - 30,8%;
    • семьи с одним родителем (чаще всего - без отца) - 7,4%.

    Тем временем, по данным Японской ассоциации адвокатов, число получателей государственного пособия в Японии значительно меньше, чем в европейских странах. В 2010 в Японии процент таких людей по отношению к общему числу населения составлял 1,6%, тогда как в Германии - 9,7%, а в Швеции - 4,5%. Доля же тех, кто имеет право на использование этой системы, у нас составляет всего 18%. В Германии и Швеции - 64,6% и 82% соответственно. Такая низкая охваченность населения Японии программой обеспечения прожиточного минимума объясняется прежде всего созданием препятствий для ее получения на уровне муниципалитетов. Это не удивительно, так как 25% пособия оплачивается за счет местного бюджета, а остальное - за счет «центра». Именно поэтому чиновники на местах всячески пытаются отказаться от приема заявлений, уговаривая просителей обращаться к своим родственникам, чтобы они их содержали, или обвиняя людей в том, что они слишком придирчиво выбирают работу и потому не могут ее найти. В итоге в такой богатой стране, как Япония, были случаи, когда люди умирали от голода, так и не получив помощи, которую гарантирует им Конституция.

    Согласно закону об обеспечении прожиточного минимума, материальная помощь должна идти сначала от родных, и только потом - от государства. Это означает, что если родные высылают деньги получателю пособия, то его сумма сокращается. Когда нуждающийся обращается за помощью, как правило, муниципалитет спрашивает у его родных (это совершеннолетние дети, родители, братья или сестры), смогут ли они содержать его или нет, и если да, то какое время. Родные могут отказаться, так как закон не вынуждает их содержать родственника. Но после скандала с упомянутым артистом некоторые политики выступили за внесение изменения в закон, чтобы содержание нуждающегося его родными сделать обязательным.

    В Японии есть немало людей, которые стесняются подавать заявление на получение пособия. Для них позором является ситуация, если их родные, с которыми они, как правило, уже давно не общаются, вдруг узнают, что их родственник нуждается в материальной поддержке. Попытки сделать взаимопомощь среди родственников обязательной также неэффективны с экономической точки зрения: нередки случаи, когда родные малообеспеченного находятся точно в таком же тяжелом материальном положении.

    Другой предмет острой дискуссии - сумма пособия. Сейчас многие говорят, что она слишком велика по сравнению с минимальной зарплатой и пенсией. Пособие в основном состоит из «помощи для проживания», предназначенной для покупки еды, одежды и оплаты коммунальных услуг, и «помощи для жилья». При этом конкретная сумма каждого вида помощи ежегодно определяется министром народного благосостояния и труда, с учетом демографического состава семьи и места проживания. Рассмотрим конкретные ситуации на примере людей, которые получают пособия (указанная сумма выплачивается ежемесячно), живя в центре Токио, где самый высокий уровень жизни семьи из трех человек (33 лет, 29 лет и 4 года):
    • Помощь для проживания - 172170 иен ($1721)
    • Помощь для жилья - 69800 иен ($698)*
    • Одинокий человек пожилого возраста (68 лет и старше):
    • Помощь для проживания - 80820 иен ($808)
    • Помощь для жилья - 53700 иен ($537). Оплачиваются реальные расходы на арендную плату в пределах этой суммы.

    Конечно, можно подумать: это же здорово, не имея работы, получать такую сумму. Многие японцы тоже считают, что деньги неплохие, но, по их мнению, платить их - несправедливо. Ведь, как ни парадоксально, в некоторых городах минимальная зарплата - после вычета налогов, взносов в пенсионный фонд и на медицинское страхование и т.д. - оказывается даже меньше, чем пособие по обеспечению прожиточного минимума. Учитывая, что получатели пособия освобождаются не только от уплаты налогов и страховых взносов, но и от расходов на медицинские услуги, выходит, что выгоднее получать пособие, чем работать за маленькую зарплатой. Кроме того, участники Государственного пенсионного страхования, созданного для владельцев собственного предприятия и работников сельского хозяйства, получают всего лишь 65,54 тыс. иен ($655). И эту сумму они получат при условии, если в течение 40 лет исправно платили взносы. Выходит, многие пенсионеры получают еще меньше.

    По идее, если твоя зарплата или пенсия ниже уровня прожиточного минимума, то ты имеешь право на получение пособия. И даже если ты нормально получаешь сегодня, никто не застрахован от несчастья в будущем. Тем не менее, большинство рядовых японцев всё чаще увлекаются критикой «иждивенцев», считая неправильным обращаться за помощью к государству либо требовать повышения пенсии или зарплаты. Вот поэтому-то государственная система обеспечения прожиточного минимума в Японии в последнее время стала удобным объектом для атаки со стороны политиков и многих рядовых граждан.

    По материалам Forbes