воскресенье, 23 июня 2024 г.

§ 2 Мышиный рай: возможное будущее развитие человечества


Лайнер мечты рейса №14К-415 быстро набрав высоту лег на курс Лучегорск – Владивосток. Позади были осмотры, досмотры, просмотры, во время которых каждый нормальный человек чувствовал себя то ли тайным террористом, то ли скрытым экстремистом. И вот наконец капитан лайнера произнес приветственную речь, после чего стюардесса на пальцах показала, на какие кнопки нужно давить в случае катастрофической аварии. Как обычно полупустой VIP-TOP салон, начал погружаться в атмосферу всеобщего покоя и благодушия. Общее благостное впечатление портила только девушка, нервно смотревшая в иллюминатор и яростно теребящая пряжку ремня безопасности. Весь ее вид говорил о том, что все пассажиры самолета уже обречены и жить им осталось от силы несколько минут. Наконец, я не выдержал:

— Знаете, я тоже люблю летать на самолетах. Сухо, тепло, чисто, безопасно – что еще надо для полного счастья?

— Безопасно, - словно сомнамбула проговорила девушка.

— Да, самолет, это одно из самых безопасных мест на нашей планете. Если просто сидеть в припаркованной машине, то и там шансов погибнуть больше, чем здесь.

—- Шансов погибнуть… - повторила соседка, не открывая взгляда от окна и явно слыша только то, что ей хотелось слышать.

Поняв, что доводы разума в данном случае бессильны, я решил сменить тему: - А вот, землетрясение, это действительно страшно.

— Землетрясение…, какое землетрясение? – девушка наконец отвернулась от окна и посмотрела на меня.

— Да любое. У нас землетрясения бывают часто, а вот самолетные аварии - редко. Да что там, редко – вообще у нас ничего такого не было. А вот от землетрясения по всему миру ежегодно гибнет в среднем 15 тысяч людей. А еще 5 миллионов получают травмы и остаются без крова. И еще ущерб больше чем на $12 миллиардов. 

— А Вы откуда родом?

— Из Гипербореи. 

— Гиперборея?

— Ну да. Она же Атлантида, она же Зеленый Остров, она же…


Разговор прервала длинноногая стюардесса с тележкой, заполненной всякими дриньками и вкусняшками. Я взял баночку «RekLama» и хрустяшки, девушка – свежевыжатый сок ягод годжи и йогурт. Совместный перекус привел нас еще в более благодушное настроение и окончательно снял напряжение.

— А Вы, если не секрет, то чем занимаетесь?

— Вот, закончила в Светлогорье проект по трансформационной грамматики когнитивно бихевиоритской гештальтпсихологии у серых мышей. Теперь лечу домой, во Владивосток.

— О!!! Грамматика серых мышей – это конечно очень нужное дело, - произнес я с легкой иронией, стараясь не задеть соседку.

— Серые мыши, это подопытные. Наблюдая за ними, люди лучше могут понять свое поведение. Для этого мы сделали эксперимент, создав «мышиный рай» и стали наблюдать, что же будет происходить дальше.

— «Мышиный рай», звучит красиво. И какой он?

— Представьте себе куб 2 на 2 на 2, - ее глаза сверкнули внутренним блеском увлеченного человека. - Внутри куба стоит специальная многоярусная конструкция, поддерживается благоприятная температура, есть корм, вода, материалы для строительства гнезд. Все находится в постоянной чистоте. Состояние здоровье мышей постоянно контролирует ветеринар. Мы сделали все необходимое, чтобы создать для них идеальные условия счастливой жизни.

— Но что – то пошло не так?


§ 3 Что не так с мышиным раем будущей человеческой цивилизации