Поиск по сайту

Какие сюрпризы ждут Приморье на выборах в Госдуму и Заксобрание

В этом году изменилась система формирования Законодательного собрания. В Избирательном кодексе прописано, что она у нас мажоритарно-пропорциональная. И если раньше 20 депутатов избирались по партийным спискам и столько же по одномандатным округам, то по недавно внесённым изменениям 10 человек проходят по спискам и 30 — одномандатники. Смысл пропорциональной системы в том, что люди голосуют за партии, а депутаты занимают места в парламенте пропорционально количеству голосов. Существуют формулы распределения мандатов, и в разных странах способы подсчёта разные. У нас применяется так называемый метод Империали — по нему тот, кто получил большее количество голосов, получает в итоге ещё больше. Доли голосов тех партий, что не преодолели пятипроцентный барьер и не попали в законодательные органы, распределяются среди партий, попавших в парламент. И большая часть «протестных» голосов достаётся партии, которая занимает первое место. Так что люди, голосующие назло власти за непроходные партии, должны понимать, что голосуют… за «Единую Россию».

Публикуется с сокращением статьи бренда издания vedomosty.ru

Я сторонник полностью мажоритарной системы на региональных выборах. Но если уж вводить смешанную, то хотя бы нормальную. До перенарезки округов всё было понятно: есть 20 мандатов, 5 % — проходной барьер. Это логично, 5 % — ровно один мандат, который партия должна получить обязательно. А сейчас…

Если выдвинется 11 партий, каждая наберёт по 5 % (а то и больше), то на всех не хватит. Конечно, в реальности 11 партий не будет. Скорее так. Одна получает 5 % и место в парламенте. Другая — 10 % и тоже один мандат. А дальше начинает влиять количество других партий и то, сколько они наберут голосов. Условно говоря, мы легко можем получить распределение, по которому партия получит 15 % голосов — и тоже один мандат! А потом — сразу три или четыре, например. В чём логика?

Партийную систему в отдельно взятом регионе это уничтожает. Партия должна бороться за политическое представительство, наращивать число сторонников. И ведь 5 % и 15 % — совершенно разные вещи с точки зрения работы! Это порядка 200 тысяч человек вообще-то! А представительство в ЗС ПК у тебя одно и то же. И главное, нет никакого смысла вкладываться, бороться за эти 10 %!

Гораздо более вероятна с точки зрения статистики ситуация, когда пострадают партии, получившие и 7–10 %, и 20 %. Четыре партии (например, «Новые люди», «Справедливая Россия», Партия пенсионеров и пусть ЛДПР) преодолели барьер с разной степенью успешности и заняли 40 % мест в парламенте (по одному мандату на каждую). Осталось шесть. «Единая Россия» получила, допустим, около 50 % — это пять мандатов. И КПРФ, которая получает около 30 % голосов, получит… один мандат! Может так быть, что ЕР при плюс-минус 50 % голосов получит четыре мандата, а КПРФ при 30 % — два.

Мы бесконечно меняем законодательство — даже на выборах в Госдуму. Существовала смешанная система. Когда у ЕР были огромные рейтинги, решили: зачем деньги тратить на одномандатные округа, сделаем полностью пропорциональную под эгидой развития партийной системы. Рейтинги в 2011 году упали, ЕР по некоторым районам Владивостока получила четвёртое место, проиграв всем парламентским партиям. Низкие результаты наблюдались много где, но в Приморье ещё жива была память о событиях 2008 года (у людей очень долгая память — молодёжь, которую ОМОН гонял по Амурскому заливу, запомнят это до конца жизни, и дети их…). 


Не мы первые с такой логикой вышли к избирателям. Новейшая история показывает неэффективность подобных действий. Выборы в Мосгордуму полностью перевели на мажоритарную систему именно из соображений удобства для ЕР — не тут-то было! Даже зарегистрировав всех единороссов самовыдвиженцами, получили весомый процент оппозиции в региональном парламенте. И получили бы больше, если бы не манёвры, в том числе с электронным голосованием. В Хабаровске ввели ту же систему — 30 на 10. И ЕР проиграла всё (при Фургале). Любыми манипуляциями сложно бороться с сильным протестом.

Оппозиции вроде бы тоже проще работать на маленьких округах. Но тут вступает в дело её величество нарезка. Ощущение, что её придумали, чтобы испортить всем жизнь. Как депутат пять лет проработает на округе, состоящем из кусков четырёх разных муниципалитетов? Округ, в который входит часть Фрунзенского района Владивостока и Хасанский, можно описывать в учебниках по российскому электоральному безумию. Фокино — как можно ЗАТО разрезать на две части? Партизанский район — на четыре части? Куда проще, если в округ, например, входят два целых района — ты работаешь с главами, собираешь интересы людей, наказы. А главам «порезанных» районов и городов каково? Чтобы представить свои интересы, надо работать с четырьмя депутатами!

Во Владивостоке ещё более-менее. Здесь можно ожидать конкурентную борьбу. Ведь даже если ты Чуркин с Эгершельдом объединил, ты молодец, законодатель, сделал всё возможное. Но хотя бы есть мост, можно проехать. А если у тебя Светланская и Алеутская — и вместе с ними Занадворовка Хасанского района или Гвоздево… Формально и предусмотренное законом транспортное единство соблюдено — с 36-го причала ходит «Лотос» в Славянку… Всем это усложняет жизнь. Всё равно ресурсов на сложный округ нужно больше. И в итоге гарантий никаких. Владивосток может показать себя, да и Хасан может. Выборы — это же не просто «отвёз куда-то грузовик денег и выиграл».

Комментариев нет:

Хотите скачать Google Chrome? - Вы хороший сотрудник.

Почему некоторые работники остаются на работе дольше других? Ответ на этот вопрос искал экономист Майкл Гаусмен. Его гипотеза состоял...