Иран: нельзя уподобляться шаху, иначе может плохо кончиться.

Похожее изображение
В 2013 г. все мировые СМИ обошёл этот снимок экс-президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, добиравшегося до работы… в обычном рейсовом автобусе. Выяснилось, что бывший руководитель страны, ещё будучи на госдолжности, отказался от зарплаты и жил на личные сбережения, а после отставки вернулся к преподавательской деятельности. Государство выплачивает ему небольшое пособие как бывшему президенту - примерно 200 долларов США в месяц. У Ахмадинежада есть собственный дом - совершенно обычный, с садом и огородом, где он выращивает помидоры. Как мне рассказали сейчас в Тегеране, после публикации фото экс-главе страны запретили использовать общественный транспорт по соображениям безопасности - теперь Ахмадинежад ездит на старом автомобиле, доставшемся ему от родителей.

- У людей ещё свежа в памяти роскошь двора свергнутого в 1979 г. шаха Ирана Резы Пехлеви, - считает экс-руководитель «Корпуса стражей исламской революции» Хусейн Канани Могхадам. - Он устраивал пышные приёмы, где гостям дарили кольца с бриллиантами, подавали вино по 20 000 долларов за бутылку, на одном из пиров съели полторы тонны осетровой икры, хотя целые селения в стране находились на грани голод­ной смерти. Бездумная трата денег в бедном государстве, собственно, и привела к революции. В результате подобное поведение сейчас, мягко говоря, не поощряется. Бывшие премьер-министры, люди, занимавшие крупные посты в парламенте, в большинстве своём живут небогато, и это никого не удивляет. Многие госчиновники - представители шиитского духовенства, привыкшие к скромности в быту. Да, не все следуют по такому пути. Экс-президент, а ныне лидер оппозиции Али Акбар Хашеми Рафсанджани (на момент разговора был жив, умер в 2017 году - Авт.) - успешный бизнесмен, один из богатейших людей в Иране. Но в целом среди политиков есть правило: нельзя уподобляться шаху, иначе может плохо кончиться.

Хасан Хекматири, хозяин супермаркета в Тегеране, водит меня по магазину - показывает полки с продуктами, которые финансирует государство. Мука, растительное масло, рис, питьевая вода, куриное мясо: традиционный набор питания для людей с низким достатком, и его стоимость не меняется даже не годами - десятилетиями. Всего в Иране на социальную помощь тратят 22,5% (!) бюджета - учреждены Фонд обездоленных и Фонд справедливости, откуда регулярно получают выплаты семьи, находящиеся за чертой бедности. На улицах иранской столицы повсюду можно увидеть синие ящики с изображением сложенных рук - специальные боксы, куда после молитвы в мечетях принято опускать деньги в помощь малоимущим и безработным. Кстати, законы относительно работы в Иране весьма жёсткие: очень многое зависит от стажа. Если человек трудился на одном месте десять лет, его зарплата (при той же должности) обязана быть в пять раз выше, чем у недавно принятых на службу. Хозяин супермаркета шёпотом говорит мне на ухо: «С удовольствием уволил бы пару сотрудников, но сложно». Он должен заполнить кучу бумаг и приложить показания покупателей, что те работали плохо. Таким методом правительство Ирана пытается повысить уровень занятости.

- Заработная плата депутатов иранского парламента составляет одну тысячу долларов США, - говорит экономист Саид Лейлаз. - Столько же у нас получают профессора и хорошие врачи. В России, насколько я знаю, депутаты Госдумы имеют жалованье около шести тысяч «зелёных» по нынешнему курсу и равнозначную пенсию после выхода в отставку. В Иране политики на госслужбе могут рассчитывать на среднюю пенсию по стране - примерно 200 долларов. Никто не собирается оплачивать им безбедную старость за счёт обычных граждан. В иранском парламенте иногда появляются законопроекты вроде «О финансовых гарантиях для бывших депутатов», но они не доходят до голосования. Наши люди считают, что политики могут иметь полномочия царей, зато после отставки пусть ездят в автобусах.

Южные пригороды Тегерана - сплошная стройка: там активно воздвигают дешёвое жильё по специальной программе «Мехр», финансируемой из госбюджета. Эти квартиры, называемые в Иране «адалят» («справедливость»), сдают в недорогую аренду на 99 лет молодым семьям и людям с маленькой зарплатой. То есть формально жилплощадь не твоя, а государственная, но в то же время там можно прожить вплоть до могилы. Оппозиционная пресса ругает госдотации продуктов и жилья, утверждая, что подобные действия развращают граждан. Зато по поводу низких зарплат политиков все солидарны. Журналист Мохсен Джейбери: «Говорят, что госслужащим следует иметь гигантское жалованье, иначе они будут воровать? Но при этом в России уровень коррупции чуть ниже, чем в Иране. И в чём тогда смысл высоких зарплат ваших чиновников?»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ставьте ОЦЕНКИ, ПИШИТЕ комментарии.

ПИШИТЕ: avatarabo@gmail.com ЗВОНИТЕ: Skype papa-tron ОБРАЩАЙТЕСЬ: форма связи