Мама Иисуса иногда перебарщивает

Иисус путешествует со своей матерью. Они приезжают в деревню и видят, как изменившую жену собираются забросать камнями. Тогда Иисус вмешивается и говорит: «Кто из вас без греха, пусть первым бросит в нее камень». Шушуканье в толпе, после чего все опускают камни. Иисус собирается освободить молодую женщину, как вдруг огромный камень расквашивает несчастной голову. Иисус оборачивается и говорит: «Ну, мама, вам не кажется, что иногда вы перебарщиваете?..»

А вот и другие души. Участники автомобильных аварий. Убитые и замученные на войне. Бывшие больные. Неудачливый прохожий, которому на голову упал цветочный горшок. Любитель загородных прогулок, который перепутал гадюку с ужом. Мастер на все руки, поцарапавшийся ржавым гвоздем и не сделавший прививку от столбняка. Вот пилот-любитель полетать в тумане, не пользуясь навигационными приборами. Горнолыжник, не заметивший пропасти. Парашютист, превратившийся в летящий факел. Мотоциклист, думавший, что успеют обогнать грузовик. Мы все умерли сегодня что бы предстать перед Высшими Судьями.

В разных странах и религиях у них разные имена. У японцев Изанами, Иза-наги и Омуаган. У греков - Зевс, Темис, Танатос. У египтян Маат, Озирис, Тот. Для христиан это Гавриил, Михаил и Рафаил. Очередь быстро движется, наступает мой черед.

- Так, обрезанный, все ясно - говорит один из них, судя по всему Секретарь, глядя в свой ноутбук. - Хотя нет, стоп, тут вот сало, еще сало...
- Как-то не кашерно, - говорит с укоризной Правый судья.
- Да, явно что не чисто, - вторит ему Центральный коллега, хмуро глядя на меня.
- Вы, вообще за кого обрезаны? 
«За кого я обрезан? - Серьезный вопрос. Знать бы за кого эти Судьи и чей флаг на сельсовете, а так поди угадай. О це ж сало як мэнэ пидвело...» - я думаю, что сказать, но тут раздается еще более возмущенный голос Секретаря.
- Ого! Да он педонекрозоофил!! Да еще не простой, а серийный!!
«Педонекрозоофил? Я быстро прокручиваю в голове пятьдесят оттенков своей серой сексуальной жизни. Нет, ну много конечно чего всякого было, но вот что-бы что-то такое совсем уж сверхественное... Педонекрозоофил - это вообще куда и с кем?»
 - Извините, Ваша честь. А нельзя ли уточнить, когда в последний раз я занимался этой педонекрозоофилией? - задаю я наводящий вопрос, запинаясь на последнем слове.
Секретарь смотрит в свой планшет: - Вчера утром, во время завтрака.
«Вчерашнее утро и вчерашний завтрак... Обыкновенное утро. Я прекрасно его помню. Ничего не обычного, кроме «плавающих островов».

Кулинарные рецепты. «Плавающий остров»: начните с изготовления желтого сладкого «океана», английского крема, в котором будут плавать острова. Вскипятите молоко. Возьмите 6 яиц и отделите белки от желтков. Сохраните белки. Взбейте в однородную массу желтки с 60 граммами сахарного песка. Влейте горячее молоко. Перемешайте. Дайте крему загустеть на слабом огне, постоянно помешивая. Не доводите до кипения.
Океан готов принять «остров»: белый айсберг. Взбейте белки с 80 граммами сахара и щепоткой соли. Растопите 60 граммов сахара в карамель. Влейте взбитые белки. Подержите 20 минут на паровой бане. Остудите. Налейте крем в глубокое блюдо и осторожно положите сверху белки. Подавайте охлажденным.

Решаюсь спросить прямо в лоб: - Еще раз простите, Ваша честь. А в чем конкретно состоит педонекрозоофилия? Извините, но я действительно в первый раз слышу это слово.
Судьи морщатся, однако Правый решает все же мне ответить.
- Каждый грамотный человек знает, что понятие "педонекрозоофилия" является типичным сложнообразуемым термином. Педонекрозоофил, это тот, кому нравиться употреблять эмбрионы мертвых животных. В данном случае, применительно к Вам, речь идет о куриных яйцах.

Сказать что я был в шоке, это ничего не сказать. Я смотрю на сидящих передо мною Судей и понимаю, что ничего не понимаю. 

- Маньяк, алкоголик, наркоман... - словно издалека доноситься до меня слова Секретаря.
«Очнись! Проснись! Соберись!» - кричит мой внутренний голос. 
- Наркоман? Какой наркоман? - пытаюсь я хоть как-то остановить лавину обвинений. 
- Как какой? Цифровой. - с возмущением говорит Секретарь. - Вы же часами, каждый день употребляли цифровой наркотик. Один раз вообще три дня не отходили от компьютера, все какую-то "Цивилизацию" строили. У меня вот все ходы записаны. А сигареты?
- Что сигареты? - машинально повторяю я, прекрасно понимая, что он только и ждет этого вопроса.
- Сигареты, это же наркотик. Об этом знают все. Это официально признанный факт. Или Вы пытаетесь нас здесь убедить что были не в курсе этого?

- Ну конечно я знаю, что курить вредно. А что, дышать выхлопными газами и угольной пылью полезно? А еще пить неочищенную воду из водопровода вредно. И продукты с петицидами и гербецидами есть вредно. Только если нет у нас другой воды и другой еды - как тогда быть? А сигареты - это ж может быть моя единственная радость была в той жизни. Если есть в кармане пачке сигарет - значит все не так уж плохо на сегодняшний день. А...
- Ладно, хватит - прерывает меня Центральный Судья. У таких как Вы всегда кто-то виноват. В подъездах писал?
- Писал, - подтверждает Секретарь, заглянув в свой блокнот. 
- Ну вот, сами в подъездах писаете, а на других все сваливаете. 
- Так если у нас общественных туалетов нет, - не сдаюсь я.
- Правильно, ибо разруха не в туалетах, разруха в головах. А так нет туалетов, и нет разрухи, - вмешивается в разговор Правый, самодовольно глядя на своих товарищей.
- Он не только в подъездах писал, он еще и курил в общественных местах, при чем неоднократно, за что и был задержан соответсвующими правоохранительными органами. 
- Хо, хо, да же Вы преступник, батенька, - с укоризной качает головой Центральный.
- Вы правы Ваша часть, это действительно социально опасный элемент, которого даже со своим детьми без присмотра оставлять опасно. Вот и соответствующее решение Суда по этому поводу есть.
- Какой суд? - уже кричу, не выдержав я.
- Советский суд, как известно, самый гуманный и справедливый суд в мире. Если Вам и этого мало, то вот решение оставленное без изменений еще более вышестоящего Суда. Так что предлагаю приговорить и прекратить этот разговор, и так все ясно.
- Приговорить к чему? — спрашиваю я. — К Аду?
Три Судьи высокомерно смотрят на меня. — Ад? К сожалению, его не существует. Есть только Рай и Земля. Те, кто провалился на суде, приговариваются к возвращению на Землю и реинкарнации. Другими словами, можно сказать, что Ад — это Земля, — уже весело замечает Правый. — Реинкарнация — это как выпускные экзамены в лицее. Если не сдал, нужно пересдавать. Что касается вас, то вы как раз провалились. Так что возврат на исходные позиции, и новая сессия.
Я склоняю голову и думаю: «Еще одна такая жизнь. А ради чего?» 
Сколько людей до меня должны были так же вздохнуть?

Внизу видны два туннеля. Вход в один из них цвета охры, в другой — темно-синий. Охристый вход ведет на Землю, к новым реинкарнациям, синий — в страну ангелов. Вдалеке виднеется некий светящийся персонаж. Я узнаю его: айны зовут его Айну Рак Гуру, древние египтяне звали его Анубис, индуисты - богом мертвых Яма, греки Хароном, перевозчиком через Стикс, римляне Меркурием, а христиане святым Петром. Это хранитель ключей от Рая. Мне в другую сторону. 

...рука. Чья-то рука хватает мою душу и останавливает ее. Мужчина возмущенно заявляет, что процедура нарушена и нужно все начать сначала. Мой собеседник небольшого роста, в солдатской гимнастерке. Он тянет меня, подталкивает, настаивает. Говорит, что он мой ангел-хранитель. Значит, у меня был ангел-хранитель? Кто-то, кто следил за всем, что я делаю? Может быть, помогал мне... Это сообщение меня успокаивает и одновременно удивляет. Значит, я был не один. Всю жизнь кто-то меня сопровождал. Я присматриваюсь к нему внимательнее. Кажется, я его где-то уже видел.
Он представляется: Дядя.
- Чей дядя, мой?
- Да, твой. Извини, сегодня день Памяти - святой для нас праздник, вот я с однополчанами и засиделся. Но сейчас не место для вопросов. Время идет. Нужно спешить. Он утверждает, что наблюдает за мной всю жизнь с самого рождения, и убеждает меня не сдаваться так просто.
ПИШИТЕ:
avatarabo@gmail.com
ЗВОНИТЕ WhatsApp
+7 902 064 4380
ОБРАЩАЙТЕСЬ:
Skype papa-tron