Желаю что бы в Северной Нигерии не было луж смерти


Этим утром я вышел раньше обычного - перед работой надо было заскочить на почту, получить очередное заказное письмо. Ночью прошел ливень, воздух был свеж и чист, как он бывает чист перед тем, как его наполнят свинцовые выхлопы. Прохожих почти нет, как и машин. Хотя нет, вот и троечка машин. Первой едет какая-то легковушка, за ней фура и замыкает процессию черный седан. Легковушка с ходу влетает в лужу и.... И пропадает в ней. Не успев притормозить, фура проноситься прямо поверх только что ушедшего под воду авто. Седан пытается объехать лужу, но соскальзывает и пропадает в нее. Проехав пятьдесят метров, фура остановилась. Я тоже стою и смотрю на лужу, в которой только что исчезло два автомобиля. А вокруг все-то же утро и солнце. И спокойная тишина. 

Сбросив по дороге кроссовки, я бегу к тому, что раньше казалось обычной дорожной лужей и сбросив кроссовки тут же ныряю в грязную, мутную воду. На глубине метр - полтора рука упираются во что-то железное. Я пытаюсь как-то подергать это что-то, пробую поднять, но ничего не выходит. Выныриваю. Набираю воздуха и погружаюсь вновь. На этот раз натыкаюсь на что-то не железное. Хватаю и тяну его вверх. Тело мальчика. Года 4-5. Не дышит. Выношу его на берег. Беру за ноги и начинаю трясти вверх тормашками. Из горло ребенка льется вода и он начинает плакать, после чего вцепляется в меня всеми четырьмя конечностями. 

- Тебя как зовут?
- Ник.
- А мама твоя где?
- Там, - он показывает на водную бездну рядом с нами.
- А папа?
- Папа уехал.

Я пытаюсь снять с себя Ника, но он держится за меня словно новорожденный. Краем глаза я вижу как в воду бросается подбежавший водитель грузовика. Подбегают еще какие-то люди. Толпа растет, гомон, крики. Кто-то накрывает Ника своей курткой и он перестает дрожать. Время то ли остановилось, то ли ускорилось, появляется скорая, Нику делают какой-то укол и безрезультатно пытаются снять с меня. Я смотрю в его детские глаза и чувствую, как у меня по щекам катится слезы.
- Ник, мамы больше нет... 

Потом я узнал, что "Папа уехал", значило что папа сидел за рулем автомобиля. Всего в яме нашли пять машин. Яму накануне выкопали коммунальщика, добираясь к какой-то трубе. А ночью выпали осадки и вот... Так в моей жизни появился Ник.

Когда меня спрашивают, почему я не люблю Северную Нигерию, я всегда отвечаю, что это не так. Северная Нигерия - это просто набор букв на географической карте. Я же не люблю биомассу, которая не просто позволяет себя убивать - такое сплошь да рядом случается в природе. И отсутствие сил к сопротивлению - тоже не уникальное явления, ласточкам сложно сражаться с крысами. Но вот петь хвалебные песни своим убийцам и убийцам своих детей - это за гранью моего понимания. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ставьте ОЦЕНКИ, ПИШИТЕ комментарии.