.

Как вредят себе подонки, враг вредить им не решится




Судя по нервным импульсам, исходящим сверху, это понятие стало проникать даже в мозг самодуров. После краха коллективной идеологии в 1991 году, им удалось сеть на нефтяную иглу, выйти из комы и за 25 лет прос... провор... потерять все, что было создано раньше. Образование, медицина, ЖКХ, инфраструктура, армия, милиция, наука, искусство - все! И вот мы видим, как наверху нарастет страх перед предчувствием окончательно развала бывшей глобальной ядерной державы, и как панически дергается правящая клика, абсолютно потерявшая берега в окружающем ее мире. 

«Как вредим себе мы сами, враг вредить нам не решится ...» - эти слова великого Шоты Руставели лучше всего характеризут то, что сегодня творит правящая хунта в России. Московская "реновация" и "Платон", "Свидетели Иеговы" и "Эра ГЛОНАСС"  – только самые очевидные примеры нынешней склонности российской власти прострелить себе ногу. Перекрыв социальные лифты для новых людей, идей и концепция, власть создала воронку некомпетентности и неэффективности, из которой уже не может выпрыгнуть и которая засасывает ее все глубже – к сожалению, вместе со страной. Рассмотрим основные "факторы риска", те "точки бифуркации", которые одна за одной и привели нынешний Кремль к неизбежному краху в ближайшей исторической перспективе.
  • Превращение выборов в имитацию, повторение старой мантры о "безальтернативности" (сейчас это Владимир Владимирович, до этого был Леонид Ильич, еще раньше - Иосиф Виссарионович) дискредитирует все политические институты, превращая их в жалкие симулякры, делает общественный протест единственным средством обновления власти.
  • Монопольная приватизация государственных инструментов и бюджета "друзьями" президента раскачало единство истеблишмента, который не готов жертвовать собой во имя благополучия или спасения этих "друзей".
  • Став гарантом интересов "друзей", Президент потерял роль выразителя общенациональных интересов и лишил себя народной  "подушки безопасности". Его рейтинг уже  "схватывает" эту тенденцию, разрушая иллюзию массовой поддержки.
  • Превращение отдельных представителей правящей элиты, и прежде всего премьер-министра Дмитрия Медведева, в жалких и смешных персонажей, дискредитирует не только правительство, но и свидетельствует о слабости лидерских качеств Президента, окружившего себя такими слабыми соратниками.
  • "Посадки" губернаторов и силовиков в целях укрепления лояльности Кремлю со стороны политического класса делают эту лояльность фейковой и показашной.
  • Формирование "ресурса Рамзана Кадырова" и предоставление ему права играть по своим правилам превращает лидера Чечни в антисистемное явление, ибо не только подрывает элитный консенсус, но и размывает имперскую державность, которая остается стержнем российской государственности. Одновременно "ресурс Кадырова" вводит в игру самостоятельные амбиции других национальных субъектов: "Ему можно, а нам нельзя?
  • Сращивание репрессивных структур с собственностью подрывает эффективность силового блока в защите как интересов государства, так и истеблишмента, не говоря уже о народе. Коррумпированный репрессивный аппарат готов идти на что угодно, и против кого угодно только ради защиты своих частных сиюминутных интересов,
  • Кремль, загородившись от договороспособной к мирной трансформации власти оппозицию, дал тем самым силу непримиримым, которые легитимируют себя через революционный лозунг "Долой!"
  • Политическая лояльность, ставшая критерием при приеме в управляющую государственную и бизнес элиту, вталкивает в ряды борцов с режимом многих талантливых управленцев, менеджеров и инноваторов. 
  • Отсутствие легальных каналов самовыражения через независимые СМИ, парламент, местные органы власти и независимые профсоюзы. Все это делает уличный протест единственным способом выражения и проявления интересов общества.
  • Ставка Кремля на гниение и деморализацию общества как оптимальную среду для сохранения власти, ликвидировали шансы на технократическое реформирование системы сверху, что четко проявилось в  провале "кириенковской оттепели".
  • Стремление власти компенсировать внутренние провалы за счет агрессивной внешней политики "без правил" и попытки Кремля кооптировать представителей западной элиты создают для России враждебное внешнее окружение, порождая стремление влиятельных политических сил на Запале консолидировать себя через антироссийский консенсус. Это лишает слабую экономику Россию возможности использовать ресурсы Запада.
Аргентинский политолог Гильермо О'Доннелл ввел в обиход термин "бессильное всесилие": единовластие, не имея механизмов обновления, в теории обречено на застой, отставание, дряхлость и немощным. Именно этот процесс нарастания бессилия всевластия нарастает в России. Все чаще возникают сомнения в том, насколько Путин способен не решать общие проблемы управления, но и хотя бы играть роль арбитра во внутривластных разборках. Став заложником механизма "вертикали власти" с принципом единовластного принятия решений, Президент уже не силах обеспечить ни их адекватность, ни их реализуемость. "Вертикаль" как способ правления, в основе своей являющийся инструментом эгоистических частных интересов, вступает в противоречие с основами государственности и начинает его крушить.

Хотя даже в либеральных кругах все еще есть те, кто верит в "адаптивные способности" единовластия и обновленческую перспективу, все это выглядит анахронизмом, типа "просвященная монархия". Сегодняшнее социальное брожение в России, как и в 1991 году, спровоцировано исключительно действиями самой власти, при полном отсутствии явного влияния внутренней или внешней оппозиции. Пока это брожение не имеет какой-то организованной системной формы, а больше реализуется в виде персонифицированной Альтернативы. В связи с этим, понимая неизбежность краха режим, социальный дискурс все больше начинает смещать фокус внимания с вопроса "Как разрушить старый мир?", на вопрос: "Какой новым мир будем строить?"



Варианты смены власти в России

Первый – бункер
второй – табакерка
третий – перестройка
четвертый – круглый стол
пятый – Февраль.

Вариант "бункер" – это самый негативный вариант, так кончила нацистская верхушка. То есть это какое-то глобальное поражение путинского режима в глобальном противостоянии с Западом, которое бы привело к полной изоляции, к краху, к катастрофе, к каким-то большим неприятностям в военной сфере. Этот вариант самый негативный, потому что привести может к самым непредсказуемым последствиям, но, кроме этого, он и малореальный. Очевидно, что несмотря на всю легкую психологическую неадекватность диктатора, все-таки он не самоубийца, вряд ли он на это пойдет.

Второй вариант – это табакерка императора Павла. Это некий внутриэлитный заговор, когда собственно свои придут в кремлевские палаты, где он будет прятаться, его замочат, грубо говоря. То есть это внутренний заговор Волошина и Шойгу. Вероятность тоже очень невысокая. Дело в том, что его окружение Путина, это те люди, которые, как он считает, лично ему преданы, или являются людьми его круга. Его устраивает, что внутри власти есть множество расколов по разным линиям, а он арбитр. 

Третий вариант – перестройка. То есть власть сама идет на какие-то реформы, хотя опять-таки шансов очень мало. Во-первых, для Путина, его поколения силовиков, которые у власти, само слово "перестройка" – нечто ужасное, их мир рухнул из-за перестройки. Все сладкие идеалы, которые внушали во всяких школах КГБ, они обратились в прах. Естественно, что это просто ужасная вещь. Они думают: если начать глубокие реформы, то все накроется медным тазом. Они, безусловно, ни на какую перестройку не пойдут в таком состоянии нынешней власти.

Четвертый вариант – круглый стол. Допустим, произойдут некие события,  которые приведут в конечном итоге власти к необходимости сесть за круглый стол с оппозицией, с Ходорковским, с Навальным, с Каспаровым. Безусловно, ни ментально, ни идеологически, ни политически трудно себе представить такие обстоятельства, при которых Путин и компания, сядут за круглый стол с оппозиционерами, то есть с людьми, которых они вообще ни во что не ставят.

Последнее – Февраль. Это некое повторение событий Февральской революции. Речь идет о некоем массовом взрыве массового недовольства, восстании масс. Если власти будут продолжать делать ошибки, тогда зреющее социальное недовольство, выйдет из подполья и приведет к серьезным социальным протестам, к своеобразному восстанию масс, которое может снести этот режим. При этом нельзя недооценивать, во-первых, роль экстремистов со всех сторон, и правых, и левых, которые могут оседлать этот протест. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Введите комментарий, и Ваши дети скажут Вам: СПАСИБО