.

Формирование страховых механизмов компенсации ущерба от катастрофических рисков

 Формирование страховых механизмов компенсации ущерба от катастрофических рисков


В России основным органом защиты населения от чрезвычайных ситуаций является МЧС, а финансирование последствий катастроф производится из бюджетов разного уровня. Однако после лесных пожаров прошедшего лета Президент России Д.А. Медведев поручил правительству разработать меры обязательного страхования недвижимости от пожаров.
В случае введения обязательного страхования в первую очередь возникнет необходимость модернизации законодательства и разработки адекватных тарифов и страховых сумм. В статье рассматривается актуальность и необходимость страхования от катастрофических рисков, приводится анализ природных катастроф на примере крупных землетрясений, а также международный обзор разных схем участия государства и страховых компаний в финансировании риска природных катастроф. Рассматривается роль государства в организации страховой защиты населения от катастрофических рисков и опыт страховых рынков отдельных стран в данной сфере. По результатам проведенного анализа сделаны конкретные предложения по организации страховой защиты от катастрофических рисков в Российской Федерации.Следующим этапом исследования должно стать актуарное оценивание катастрофических рисков и расчет тарифов по страхованию недвижимости от катастрофических рисков.

Анализ природных катастроф и актуальность разработки механизмов страхования от землетрясений
Анализ данных о природных катастрофах показывает рост их общего количества. Это увеличение с рядом глобальных процессов в социальной, природной и техногенной сферах. Рост численности населения и высокие темпы урбанизации привели к появлению нового типа угроз, ставших следствием воздействия человека на природную среду.
Природные катастрофы сопровождаются крупными материальными потерями. Наибольшие убытки мировой цивилизации нанесли тайфуны и штормы, наводнения и землетрясения. Убытки от природных катастроф в США достигают $50 млрд в год, в Китае – $19 млрд в год, что составляет 3–6 % ВНП, в Японии – $23–25 млрд в год.
Так же как и для мирового сообщества, для России характерен рост числа природных катастроф, из-за которых  страна несет огромные материальные потери. Так, по оценкам специалистов Российской академии наук и МЧС России, ежегодный суммарный потенциальный ущерб от природных и техногенных катастроф достигает 200 млрд руб.
По статистике, из всех уничтоженных летними пожарами домов только 15 % были застрахованы. Для сравнения: во Франции степень охвата жилых зданий в частном владении договорами страхования составляет почти 100 % (около 19,2 млн договоров). Всего в России, по экспертным оценкам, 60 млн домов и квартир и только 8 млн из них застрахованы.
Особенностью управления природными рисками является невозможность влияния на частоту стихийных бедствий, а также высокая неопределенность в оценке размеров и повторяемости природных катастроф. В связи с этим основной акцент должен быть сделан на снижение уязвимости населения и промышленных предприятий к последствиям природных катастроф и обеспечение финансовых гарантий возмещения ущерба.
Значительную угрозу для населения и объектов экономики страны представляют сейсмические опасности, т.к. более 25 % территории Российской Федерации с населением 20 млн человек может подвергаться землетрясениям силой 7 баллов и выше. На сейсмоопасных территориях находится большое количество важных для экономики России объектов и жилых зданий, которые имеют дефицит сейсмостойкости в 2–3 балла, что в случае сильного землетрясения может привести к серьезным разрушениям. В зонах землетрясений более 7 баллов (по шкале MSK-64) расположено около 8 % трасс газопроводов, размещенных в наиболее густонаселенных районах Российской Федерации (Южный федеральный округ).
28 мая 1995 года на Сахалине произошло землетрясение (магнитудой 7,5). Было повреждено 275,2 км магистрального нефтепровода и более 100 км промысловых трубопроводов. Произошло 109 порывов нефтепроводов и коллекторов нефтяных скважин. Объем разлитой нефти составил около 5 тыс. т, при этом произошло загрязнение территории на площади 40 га. Суммарные затраты на компенсацию ущерба и ликвидацию последствий Нефтегорского землетрясения составили 4227,46 млрд руб.
По оценкам американских специалистов, средний экономический ущерб от землетрясений в мире оценивается в $7 млрд в год. Сравнительная оценка потерь от землетрясений за последние десятилетия приведена в табл. 1.
Таблица 1.
 Сравнительная оценка потерь от землетрясений за последние десятилетия (по данным перестраховочной компании MunichRe), млрд $ в ценах 1994 года 
Период
1960–1969
1970–1979
1980–1989
1986–1995
Число событий
5
14
16
16
Экономические потери
11,5
43,5
69,5
177
Страховые выплаты
92
747
3500
18500
За последние 10 лет индустрия страхования произвела выплаты рекордных сумм по застрахованным убыткам, причиненным природными процессами (землетрясения, ураганы и др.). Так, $12 млрд было выплачено после Нортриджского (Northridge, пригород Лос-Анджелеса) землетрясению 1994 года и $16 млрд после урагана Эндрью в 1992 году. Со времени землетрясений в Сан-Франциско в 1906 году, в Санта-Барбаре в 1925 году и в Лонг-Бич в 1933 году страховая индустрия не сталкивалась с возможностью стихийного бедствия, становящегося причиной предъявления сотен тысяч страховых требований и застрахованным ущербом на миллиарды долларов.
Согласно оценкам AIR Worldwide и Eqecat[1], землетрясение, разрушившее в Чили в феврале 2010 года 1,5 млн домов и погубившее более 700 человек, обойдется страховым компаниям в сумму $2–8 млрд. Это землетрясение может стать самым дорогим для страховщиков за последние 16 лет.
Как видно из рис. 1, по данным международной перестраховочной компании Swiss Re, в 2009 году совокупный ущерб от катастроф составил около $62 млрд. Из них застрахован был лишь ущерб на сумму около $26 млрд, из которых $22 млрд – природные катастрофы, а $4 млрд – техногенные. Всего в 2009 году произошло 133 природных и 155 техногенных катастроф. На рис. 2 пики природных катастроф приходятся на крупнейшие: ураган Эндрю, шторм Лотар, ураганы Иван, Катрина и Густав соответственно, Нортриджское землетрясение и последствия террористической атаки 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке.


&&&&&&&
Рис. 1. Застрахованные катастрофические убытки 1970–2009 годов (по данным перестраховочной компании Swiss Re)

Финансирование последствий землетрясений
В тех странах, где охват населения страхованием низкий или страхование от природных катастроф, включая землетрясения, отсутствует, государство выступает основным гарантом компенсации ущерба. В РФ после ряда землетрясений в России и особенно после разрушительной сейсмической активности в мире в 2010 году (землетрясения на Гаити, в Чили, Мексике), а также в силу подверженности территории РФ различным природным опасностям, государство активизировало поиски новых путей финансирования этих катастрофических рисков. Научные работы в данном направлении велись в рамках Федеральной целевой программы по снижению рисков и смягчению последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Российской Федерации в 2000–2010 годах. В настоящее время они ведутся также в рамках реализации Федеральной целевой программы по повышению устойчивости жилых домов, основных объектов и систем жизнеобеспечения в сейсмических районах РФ на 2009–2013 годы.
Различают два основных типа финансирования ущерба, причиненного природными катастрофами: после события (post-disaster funding) и до события (pre-disaster funding).
Post-disasterfunding. Финансирование восстановления разрушенных зданий, инфраструктуры и объектов экономики после катастрофы, как правило, осуществляется в основном только за счет государства. В странах, не обладающих достаточными финансовыми ресурсами, восстановление осуществляется также за счет привлечения кредитов Международного валютного фонда, Азиатского банка развития и других финансовых организаций, а также привлечения пожертвований. Этот способ имеет много неудобств и содержит много неизвестных: размер помощи непредсказуем, условия ее получения обсуждаются в критичный для страны период и условия погашения кредитов согласовываются под давлением обстоятельств. Государственная помощь, как правило, неадресная, процесс ее получения – сложный, часто неорганизованный, непонятный для и без того находящихся в стрессовом состоянии жителей.
Стандартное коммерческое страхование представляет собой пример финансирования до катастрофического события (pre-disasterfunding). В этом случае, согласно заключенному договору, в случае наступления землетрясения ущерб может быть компенсирован при предоставлении полиса на основании прописанных в полисе условий – этот путь тоже может быть сложным бюрократическим процессом, но это связано с определением размера понесенного ущерба, что является обязанностью страховой компании и предшествует окончательной выплате возмещения. Тем не менее, страхователь заранее знает, на какую максимальную сумму он может рассчитывать, выплаты производятся гораздо быстрее и эффективнее, что значительно снижает финансовые потери собственника застрахованного имущества. Кроме того, страхование от катастроф снижает нагрузку на бюджеты различных уровней, заранее предусматривая выделение необходимых финансовых средств на страхование.
В дополнение к финансированию последствий катастрофических событий страхование способствует более эффективному функционированию всей экономики, уменьшая риски катастроф, равномерно распределяя их среди других участников страхового рынка (перестрахование), что является обязательным условием успешного функционирования страховой компании. Кроме того, страховые компании аккумулируют достаточные денежные средства, что позволяет крупнейшим из них финансировать помимо других и катастрофические риски.
Целью страхования от землетрясений является как поддержание устойчивости застрахованных предприятий в случае катастрофы, так и снижение финансового бремени государства. И если это очевидно для страховых компаний, то индивид, расставляющий приоритеты, в первую очередь страхует свое имущество и здоровье и не готов платить за страхование от редких событий. Поэтому большинство схем страхования от катастроф предусматривают высокую степень принуждения.
Страхование от землетрясений диверсифицирует риск во времени, пространстве, а также среди других рисков катастрофического характера.
Во-первых, землетрясение, в отличие от «огневых» рисков, представляет собой природную катастрофу, имеющую низкую вероятность происшествия, но большие негативные последствия (low frequency – high severity). Страхование может быть эффективным механизмом аккумулирования средств для компенсации последствий будущих землетрясений, тем самым диверсифицируя риск во времени;
Во-вторых, разрушительные землетрясения редко случаются снова в том же регионе через короткий промежуток времени. Программы страхования от землетрясений могут использовать премии, привлекаемые с различных территорий для покрытия ущерба от землетрясения в конкретном регионе, что позволяет говорить о диверсификации в пространстве. В этом смысле обязательное страхование является наиболее эффективным, поскольку фонды, аккумулирующие премии, имеют достаточно средств для «выращивания» резервов для выплат.
Наконец, возможно и необходимо (особенно для России) создание программ страхования или обязательного страхования сразу от нескольких рисков, в числе которых могут быть землетрясения, наводнения, цунами, сход лавин, бури, паводки и лесные пожары. Последние, как показало лето 2010 года, являются одним из самых актуальных катастрофических рисков для территории Российской Федерации. Это диверсификация риска среди разных типов опасностей. Кроме того, риск может быть передан на международные рынки капитала для дальнейшего уменьшения прямых потерь от катастрофических землетрясений.

Типы существующих страховых схем
Практически все страхование домашних хозяйств от землетрясений происходит в рамках страхования имущества физических лиц от огня и прочих опасностей. Однако на этом сходства заканчиваются, в остальном существуют большие различия. В некоторых странах, где государство не вовлечено в страховой процесс, риск землетрясений, вместе с остальными, ложится целиком на плечи страховых компаний. Страны, где существует такая модель, имеют низкую вероятность возникновения землетрясения, это, к примеру, Австралия.
Страхование же в странах, где риск наступления природной катастрофы более высок, проводится в рамках федеральных программ (страхование от землетрясений в Японии, от наводнений в США и др.) и коммерческими страховщиками. В структуру нетто-тарифа в таком случае обычно включают так называемую катастрофическую надбавку, которая рассчитывается на основе статистики или оценивается экспертами. При этом учитывается цикличность, характерная для некоторых опасных природных явлений, например наводнений. В табл. 2 систематизированы наиболее яркие примеры организации защиты от катастрофических рисков в разных странах. 
Таблица 2. Типы существующих страховых схем 
Страна
Название схемы
Покрытие
Тип
Обязательное/ необязательное
Спрос на страхова-ние (insurance penetration)
Алжир
CCR
Землетрясение
Государственно-частное партнерство
Нет
Франция
CCR
Землетрясение, наводнение, оползень, буря, извержение
Государственно-частное партнерство
Да[2]
90
Индонезия
Maipark
Землетрясение
Частное
Нет
2
Япония
JERe
Землетрясение
Государственно-частное партнерство

Средний
Норвегия
Norsk Naturkade-pool
Буря, наводнение
Государственно-частное партнерство
Да
95
Испания
Concorsio
Землетрясение, наводнение, оползень, буря
Государственно-частное партнерство
Да
Высокий
Тайвань
TREIF
Землетрясение
Государственно-частное партнерство
Да
24
Турция
TCIP
Землетрясение
Государственно-частное партнерство
Да
16
Новая Зеландия
Eartguake Comission
Землетрясение
Государственно-частное партнерство
Да[3]
90
Калифор-ния
СEA
Землетрясение
Государственно-частное партнерство
Нет
11
CША
FEMA
Наводнение
Государственно-частное партнерство
Нет
Высокий
США (Флорида)
Сitizens
Буря, наводнение
Государственно-частное партнерство
Нет
Высокий
США (Флорида)
FHCF
Буря
Государственно-частное партнерство
Да
89

Предложения по организации страховой защиты от катастрофических рисков в РФ
Как было уже сказано выше, 25 % территории России с населением 20 млн человек находится в зоне сейсмической активности, они могут подвергаться землетрясениям силой 7 баллов и выше. Помимо сейсмических рисков территория и население России подвержено и ряду других опасностей.
В настоящее время в стране в основном используется модель защиты населения «post-disaster funding» – восстановление после разрушений, спонсируемое государством.
Страховая модель защиты развита очень слабо, прежде всего, в силу низкого охвата страхованием населения страны. Там, где физические и юридические лица решают приобрести полис страхования от огня и прочих опасностей, страховые компании, как правило, предоставляют покрытие и от рисков природных катастроф. Но в силу очень высокой конкуренции на рынке имущественного страхования реальная структура предоставляемых тарифов не отражает возможное наступление рисков природных катастроф, и вся собираемая премия «подпитывает» заниженные «огневые» тарифы. Катастрофическая часть премии не аккумулируется и используется на текущие расходы и выплаты по другим рискам. Компании, безусловно, создают резервы на основании действующих законов и нормативов в отношении катастрофических рисков, но это скорее делается в силу боязни не выполнить инструкцию, чем из сознательного намерения сформировать резерв для выплаты по катастрофическим убыткам, которые могут произойти через 20 лет. Такая «расточительность» по отношению к катастрофической части тарифа наблюдается не только в России, это общая беда тех стран, где катастрофические события наступают с большими перерывами и компании успевают «забыть», к каким финансовым последствиям может привести отсутствие необходимых резервов. В странах, где катастрофическая составляющая страхового тарифа аккумулируется в специальных фондах/компаниях (например, во Франции), нагрузка на государственные фонды для компенсации катастрофических убытков значительно меньше.
Отдельно хочется отметить, что страховые компании не могут предоставить покрытие против отдельно взятых катастрофических рисков без базового покрытия против «огневых» рисков. Почему? Стоимость катастрофического покрытия составляет очень незначительную часть тарифа – в зависимости от региона и набора рисков это может быть от 1 % до 10 % от полного страхового тарифа (т.е. если страховой тариф равен 1 %, то его катастрофическая составляющая равна 0,01–0,1%). Затраты на оценку риска, оценку стоимости имущества и выпуск полисной документации превысит размер премии, получаемой за страхование только катастрофических рисков. К тому же было бы несправедливо по отношению к потребителю страховой услуги предоставлять ограниченное покрытие и не защитить его от «огневых» рисков, наступление которых более вероятно в течение короткого промежутка времени, нежели катастрофических рисков.
Теоретически, страхование ограниченного набора рисков может существовать, если будет предложена экономически целесообразная модель продажи и обслуживания таких полисов. Ввиду потенциально большого ущерба, как по размеру, так и по масштабам, мы рекомендуем модель защиты на базе комбинированных возможностей коммерческого страхового сектора и государственной поддержки. Можно рассматривать, по крайней мере, две базовых модели страхования от катастрофических рисков, которые могут быть предложены для России:
Модель 1. Возмещение производится на базе первого убытка и ограничено лимитом, который ниже или значительно ниже страховой стоимости объекта.
Модель 2. Возмещение производится на основе восстановительной стоимости застрахованного объекта. В этом случае лимит возмещения по катастрофическим рискам может быть равен страховой сумме.
Модель 1 может стать основой для массовых продаж полисов, в том числе если страхование касается только защиты от ограниченного набора рисков, например, только от поименованных катастрофических рисков. В этом случае страхователь может купить лимитированное покрытие, скажем 500 000 рублей, за фиксированную цену без необходимости осмотра объекта. Условие выплаты – срабатывание триггера: наступление застрахованного события (землетрясения) и наличие физических повреждений, причиненных застрахованному объекту. Продажи могли бы осуществляться по упрощенной схеме (электронные продажи), чтобы сократить расходы на администрирование такой модели. С нашей точки зрения такая модель применима, главным образом, для страхователей – физических лиц и владельцев малого бизнеса.
Модель 2 применима для всех категорий страхователей, которые хотят иметь полноценное покрытие своего имущества. Такое покрытие может быть продано только в совокупности с покрытием по «огневым» рискам.
Представляется возможным существование модели 3, когда модель 1 становится минимальной обязательной частью механизма защиты, сверх которой может быть приобретено дополнительное покрытие по модели 2. В зависимости от того, в какой мере государство решит участвовать в той или иной схеме защиты, может быть предложена окончательная модель.
Какая бы модель в итоге не была бы выбрана, критически важно осуществлять резервирование собранной премии по катастрофическим рискам, предпочтительно в единой целевой емкости. Будет ли это государственный фонд или коммерческо-государственная перестраховочная корпорация – у такого института будет несколько важных функций:
– сбор и анализ данных о застрахованных объектах/территориях;
– приобретение национального катастрофического покрытия путем перестрахования портфеля в ведущих международных компаниях и на альтернативных страхованию рынках;
– бережное инвестирование собранных в фонд премий для умножения средств фонда выплат;
– разработка экономичных и эффективных бизнес-процессов для оценки риска, оценки понесенных убытков и оплаты их полисодержателям.
Может ли страховой проект защиты от катастрофических рисков быть успешным? Успех будет объясняться не в последнюю очередь широтой охвата населения и предприятий страховой защитой.
Чем может помочь государство, чтобы этот проект стал успешным? Какими мерами можно достичь максимального охвата населения этой программой?
1. Принятие закона об обязательности страхования от катастрофических рисков (в рамках модели 1).
2. Выведение из-под налогооблагаемой базы инвестиционный доход страховых катастрофических фондов.
3. Снижение государственной помощи – вплоть до прекращения – незастрахованным домовладениям.
Опыт многих стран показывает, что как только государство начинает производить выплаты за потерянное в катастрофе имущество всем категориям граждан резко снижается процент страхования имущества. И тем самым в итоге увеличивается доля расходов государства на компенсацию теперь уже и новым категориям граждан.
Для государства остается достаточно функций – финансирование превентивных мероприятий, спасательных мероприятий, поддержка страхования государственного имущества и неимущего населения, участие в научных проектах, посвященных вопросам мониторинга и предотвращения катастрофических событий, посткатастрофное планирование в виде безвозмездных субсидий, кредиты компаниям и населению на льготных условиях для восстановления имущества сверх страховых выплат и т.д. По мере развития и укрепления национальных страховых компаний они смогут в будущем взять на себя и часть вышеперечисленных функций.
Авторы не ставили перед собой задачу предложить в статье единственно верное страховое решение проблемы защиты населения от катастрофических рисков. Эта статья – приглашение заинтересованных ведомств и специалистов для обсуждения защитных механизмов, в том числе с помощью страхования.


[1] AIR Worldwide и Eqecat - агентства, занимающиеся моделированием природных катастроф
[2] Обязательным является плата за дополнительное страхование от природных катастроф в случае покупки «огневого» полиса.
[3] Аналогично, обязательным является плата за дополнительное страхование от землетрясений в случае покупки огневого полиса

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Введите комментарий, и Ваши дети скажут Вам: СПАСИБО