Последние новости России из Москвы: пропаганда, предательство, православие.


Екатерина Гениева 
 Мне страшно смотреть, как быстро страна скатывается к идеологии конца 30-х годов. Страшно. По-настоящему.

На этой неделе умерла Екатерина Гениева, директор «Иностранки», один из тех людей, которые, действительно, были в России деятелями культуры. У нее был рак 4-й степени, и, собственно, весь этот год уже после того, как ей поставили диагноз, ее непрестанно таскали на допросы в Таганскую межрайонную прокуратуру. Поводом был проект Людмилы Улицкой о толерантности. Этот проект вызывал гигантское недовольство кремлевских троллей. Этот проект вызывал демонстрации всяких, соответственно, правильно обученных людей в городах, куда он приезжал. По поводу гей-пропаганды таскали ее на допросы. Кроме того, при «Иностранке» помимо прочих Центров работал Американский Центр. Естественно, только культурный, но 6 комиссий от всяких разных органов проверяло этот Центр. Ей звонили из Минкульта с требованием закрыть этот Центр, она ответила, что «Пожалуйста, принесите мне бумажку – я его закрою». После этого звонки прекратились, а комиссии, наоборот, участились.

Она, например, проводила концерт Макаревича – ей опять звонили из Минкульта с требованием настоятельно отказаться от концерта Макаревича. И так далее, и так далее. Некоторые эпизоды из того, что я говорю, описаны в ее последнем интервью Медузе предсмертном, которое, на самом деле, очень позитивное, очень такое вот, когда только один раз прорывается у Екатерины (она говорит «Страшно, что будет после меня»). Вот, действительно, страшно, что будет после нее, потому что я вот сейчас думаю, что на ее похоронах будут все те убийцы и палачи, которые ее травили. Конечно, рак четвертой степени – это рак четвертой степени, но мы никогда не сможем сказать, сколько вот те следователи прокуратуры дополнительно отняли у нее жизни. Вот, я думаю, как Мединский и все остальные товарищи будут вести себя на этих похоронах? Ведь, будут говорить, какая замечательная женщина, как много она сделала для русской культуры. А про себя я думаю, что многие будут думать «Наконец-то сдохла сучка, и мы не будем переживать за Американский Центр и за концерты Макаревича».



Главная российская новость этой недели буквально этих дней – это поразительная статья, опубликованная в Газете.Ru о Майкопских десантниках-контрактниках. Казалось бы, никто не ожидал от такого сервильного ресурса, но абсолютно сильная статья, в которой рассказывается подробно с именами, с цитатами о нескольких людях (по утверждению Газеты.Ru их число достигает нескольких десятков), которые не хотели отправляться на войну в Украину и, соответственно, на них завели уголовное дело за дезертирство. Я вам очень рекомендую в этой статье два замечательных момента. Это объяснение этих десантников, почему они не хотят отправляться в Украину, когда они, во-первых, объясняют, что они живут в абсолютно нечеловеческих условиях (нечеловеческих даже для привыкших, в общем, к нечеловеческим условиям наших российских солдат). А во-вторых, они объясняют, что когда на полигоне объявлялся человек, который обещал им по 8 тысяч рублей за каждый день… Почему, собственно, эта статья появилась так поздно, вернее, почему эти десантники убежали так поздно? Сразу несколько этих десантников говорят, что «Мы по факту знаем, что нифига не заплатят – кидают». Вот, на мой взгляд, это очень важный момент, потому что есть 2 проблемы, которые сейчас стоят перед российской армией. Вот, перед российским обывателем, которого 85% «за», надо мочить проклятых укров, Россия при этом самая миролюбивая страна в мире, таких вопросов не стоит. Но перед людьми, которых непосредственно отправляют на войну, стоит 2 вопроса.
Первый, это вот то, что можно назвать синдромом Ерофеева-Александрова. Когда попались украинцам Ерофеев и Александров, когда их командование (а они выполняли приказ) стало от них отказываться, это самое постыдное и страшное, что может случиться с солдатом. Потому что, ну, вот, израильская армия готова за своего солдата отпускать сотни реальных террористов… И здесь люди, которые воюют, они не могут не знать. Даже если они трижды заморочены российской пропагандой, даже если они серьезно убеждены, что укры все находятся на содержании Госдепа и что они сейчас у попавшегося в плен российского солдата вырежут печенку, как в этом были убеждены, собственно, Ерофеев и Александров, когда они отказывались оперироваться с полной анестезией, потому что боялись, что их сейчас разберут на органы (им это сказали). Вот, человек, который непосредственно воюет, он понимает, что есть такая вещь как воинская слава, просто элементарное признание страной своего солдата. И когда он попадет в плен или, не дай бог, с ним что-то случится, то скажут, что его там не было, что он дезертир, что он наемник, что он участник незаконного вооруженного формирования, всё, что угодно.
Второе: обещают 8 тысяч и кидают. Вот это то, что я слышала от всех людей, начиная от Невзорова, который в этом деле большой профессионал, что там уже поставлено вот это кидание на поток. До каких-то случайных знакомых, которые рассказывают разные душераздирающие истории. Одна из самых последних, о каком-то украинском парне, который приезжает в Москву, спасаясь от украинской поездки, потому что он не хочет воевать. Здесь ему обещают большие деньги, если он отправится воевать на Донбасс, соответственно, за пророссийских сепаратистов. Ему обещают большие деньги, ему обещают гражданство, прописку и так далее. Он отправляется, теряет в первом же бою руку и ногу, потому что там уже отработан механизм переработки нежелательного пушечного мяса ненужного в полутрупы. И, соответственно, он лежит в госпитале – ни прописки, ни денег, ничего. То есть, вот, обращаю ваше внимание, что это не факт, что можно так обращаться со своей армией. Вот, для пиара это очень хорошо говорить, что мы в Украине не воюем, мы самая мирная нация, 85% рейтингов, офигительно всё. Но возникает вопрос, а насколько боеспособна будет российская армия, если с ней так обращаются?

Еще одна история, это встреча в Уфе, встреча стран БРИКС и встреча Шанхайской Организации Сотрудничества. Вот, у нас где-то недели 2 назад господин Патрушев сказал, что Мадлен Олбрайт предлагала переделить богатства Сибири. Всем известно, вернее, как бы, референтам Патрушева, другим людям, которые произносили эту фразу, вернее, комментировали эту фразу, в том числе и Владимиру Путину, должно быть известно, что это липа, это лажа, это вранье, запущенное всякими патриотическими маргинальными группами в конце 90-х годов. Собственно, отсюда Мадлен Олбрайт – это еще времен Югославии история. Так вот. И это фигня. Мадлен Олбрайт не предлагала переделить богатства Сибири. Это первая история.

И вторая история, это Владимир Владимирович Путин, который по итогам саммита ШОС говорит, что в Российской Федерации правительством принят целый ряд решений, связанных с созданием наиболее благоприятных условий для осуществления бизнеса в регионах нашей страны. Речь идет о создании территории опережающего развития с определенным дотированием участников экономической деятельности. Это в ответ на вопрос об отдаче земель Китаю. Действительно, такой законопроект лежит в Думе. Действительно, такой законопроект фактически вводит для китайцев (ну, потому что земли мы отдаем только китайцам) правила экстерриториальности. То есть то же самое, что было в свое время с КВЖД: это такой верный признак колониальной зависимости: КВЖД формально находилась на китайской территории, но действовали там российские законы. Вот сейчас наши власти действуют ровно наоборот: они отдают (уже отдали) в аренду земли Китаю, 115 тысяч гектаров первая ласточка в Забайкальском крае. Само по себе это очень небольшое количество земли, но лиха беда начало. Вот, я должна сказать, что государственный суверенитет обладает свойствами сферы. А сфера – это такая поверхность, что если вы выкалываете из нее одну точку, то она собирается в другую точку (вот, на примере мыльного пузыря это известно). Вот, вы выкололи точку всего 115 гектаров… Ну, еще плюс там Чечня – еще у нас другая выколотая точка. И очень трудно, на самом деле, после этого объяснять кому-нибудь на международной арене, что вы, действительно, крутое сильное современное государство, что вы такие крутые пацаны, что вы всех имели, потому что… Ведь, на самом деле, те соглашения, которые Россия заключает и будет продолжать заключать с Китаем, они очень похожи, допустим, на то, что Иран заключает с Китаем, когда тоже Иран отдавал Китаю месторождения. И причем под такими условиями, что Китай еще и обещался защищать эти месторождения как свою собственную территорию, ну, с понятными последствиями для суверенитета.

 Я две вещи хочу сказать и про Шанхайскую Организацию Сотрудничества, и про страны БРИКС. С Шанхайской Организации Сотрудничества, на самом деле, вообще ничего интересного, потому что это достаточно слабая организация, которая совершенно явно, в общем, является китайским инструментом, она и создана была в качестве китайского инструмента. И, собственно, если вы посмотрите на карту, то вы увидите, что те области Среднеазиатские, которые еще недавно входили в состав Советского Союза, еще недавно, казалось, находились под влиянием России (это Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Киргизия), что часть этих земель входила в земли еще задолго до существования России в китайские земли. Часть находилась под их влиянием, часть находилась на Великом Шелковом Пути. И, собственно, Шанхайская Организация Сотрудничества – это вот такой способ (не очень, кстати, удачный эффективный) восстановить контроль над этими землями. Гораздо более эффективный способ – это, собственно, возобновление Великого Шелкового Пути, гигантский китайский проект, который предусматривает строительство инфраструктуры в этих странах, который финансируется с помощью специального Азиатского банка инфраструктурного развития. Собственно, об этих инфраструктурных проектах шла речь и на этом саммите в Уфе.

А вот с БРИКС гораздо интереснее, потому что БРИКС вообще-то в свое время была просто неформальным объединением. Собственно, никакого даже объединения не было – был человек, которого звали Джим О’Нил – это был глава Goldman Sachs тогдашний, теперь он уже потерял свою должность. И он тогда, в 2005 году придумал термин БРИК, то есть без «С», без ЮАР (Бразилия, Россия, Индия, Китай) просто как некий инвестиционный акроним, что, вот, дескать, это страны, в которых новые развивающиеся рынки, в которые удобно вкладывать деньги. С тех пор, кстати, Джим О’Нил пошутил, что если бы он придумывал этот акроним сейчас, то он бы оставил в нем только одну букву «К», то есть Китай.

А дальше Китай начал превращать это абсолютно никак не связанное объединение государств, потому что, ну, реально ничем не связанное: это государства, разные по менталитету, разные по уровню экономики, разные по географии, разные по происхождению. Он начал превращать их в совершенно замечательный инструмент собственного давления, потому что идея, действительно, совершенно великолепна. Китайская экономика не весит больше половины мира, но она весит больше половины БРИКС. Соответственно, БРИКС не может сказать «Нет» Китаю, а мир не может сказать «Нет» БРИКС, потому что остальные страны БРИКС в союзе с Китаем – они как кобальтовая оболочка в атомной бомбе, они усиливают эффект. И, кстати, почему к БРИКСу присоединилась по просьбе Китая ЮАР? Эта страна вообще ничем не заслужила пропуск даже в этот клуб.

БРИКС, это, действительно, организация, которая формально объединяет страны, которые составляют 20% мировой экономики. Но если вы посмотрите, что ВВП Китая при этом 11,2 триллиона, а Индии уже 2,3 триллиона долларов, Бразилии меньше 2-х, России меньше 1,5. ЮАР вообще 324 миллиарда. Каким образом ЮАР попала в БРИКС? Именно по приглашению Китая. И притом, что эта страна не заслуживает статуса даже в БРИКС, понятно почему: потому что Китай активно осваивает черную Африку, Китаю надоело слышать обвинения о том, что он построил очередную дорогу… Знаете, я иногда читаю африканские блоги – очень интересно. Там рассказывается, что «Вот, китайцы у нас строили дорогу. И поскольку они колдуны, то поэтому, пока они строили дорогу, не шел дождь». И, вот, Китаю надоели обвинения в том, что пока он строил дорогу, не шел дождь. А другое дело, если это всё делать через новый банк БРИКС, который будет играть роль мирового банка для БРИКС и называется New Development Bank и там будет какой-нибудь племянник африканского президента Джейкоба Зумы заниматься финансированием дорог в Африке. Правда, конечно, рано или поздно это кончится тем, что 2 года после строительства дороги не будет дождя и местные всё равно разорвут всех китайцев. Вот, самое интересное, что будет тогда делать Китай.

Но вот на наших глазах Китай превращает БРИКС в жестко структурированный инструмент геополитической экспансии (уже не среднеазиатской, а мировой). И, собственно, те 2 финансовых института, которые, собственно, были учреждены на саммите в Уфе. Один из них – это NDB, New Development Bank (это аналог мирового банка), а другой – CRA (это аналог Международного Валютного Фонда). Вот эти 2 учреждения – они будут выполнять именно такую роль. Почему Бразилия? Потому что в Южной Америке. Почему ЮАР? Потому что в Африке. Ну а всё остальное среднеазиатское у Китая уже есть. Характерно, что штаб-квартира NDB расположена в Шанхае. И самое замечательное во всем происходящем – это, конечно, Россия, потому что Россия является объектом экспансии Китая. И самое важное в этой ситуации, ведь, вот что. Что несмотря на все крики о том, что Запад хочет забрать российскую территорию, Запад (особенно Америка) не хочет забрать российскую территорию. Ну, представляете, где Америка и где Сибирь, и как это технически делать? Америка по-другому устроена. Даже как-то, вот, в Ираке и Афганистане, куда она посылала войска, она никуда не забрала. Это свойство демократических стран. Оно имманентное свойство демократических стран, связанное прежде всего с тем, что если ты демократия, ты, как правило, социальная демократия, ты берешь на себя гигантскую ответственность за социальное содержание тех граждан, которые находятся на этой территории. Поэтому каждая новая территория – она для тебя, на самом деле, головная боль. И демократии не стремятся прирастать территориями последние 150 лет – это замечено.

С Китаем совершенно другая история. Помимо того, что он граничит с этими землями, у него гигантское популяционное давление. У него граждане являются не пассивом, на который надо тратить деньги, а граждане и новые территории являются ресурсом, являются активом. И Китаю, действительно, нужен Lebensraum, тот самый, который был нужен Нацистской Германии… Я это говорю совершенно не в минус Китаю, я, наоборот, хочу обратить ваше внимание, что Китай, конечно, является самой реальной рыночной экономикой в современном мире. Китай является страной, в которой едва ли не самое вменяемое правительство. Безусловно, оно озабочено сохранением власти и это правительство может в отличие от Ципраса и тому подобных людей не думать о том, что скажет люмпенизированный и не люмпенизированный, но просто голодный избиратель. И это правительство, действительно, рассуждает в рамках той самой геополитики, той самой геостратегии, которые всегда напрасно приписываются нашими властями Америке и Западу вообще, потому что, к сожалению, геополитика с демократией не очень совместима.

И, в общем-то, понятно, на мой взгляд, для чего российские власти это делают. Потому что они понимают, что Запад не склонен разговаривать с авторитарными режимами, потому что у Запада есть принципы. Они могут быть слабые, плохие, мелкие, но, все-таки, они у Запада есть. А, вот, у Китая есть только стратегия: принципов у него нет, он готов поддерживать хоть Северную Корею. И, конечно, в Кремле считают, что если отдаться под покровительство Китая, то Китай реально спасет от Запада. Что при этом останется от России, ну, видимо, наши власти заботит гораздо меньше.


Большой вопрос о тех замечательных священниках и прихожанах в количестве нескольких десятков человек, которые вперлись на праздник «Серебряного Дождя». Ну, собственно, одно к одному, да? То «Серебряный Дождь» им там за несколько километров от их храма громко играл, то «Тангейзер» их оскорблял и так далее, и так далее. И, вот, вопрос: считаю ли я этих ребят настоящими христианами. Ответ: «Конечно, считаю!» Конечно, ребята. Эти ребята вели себя как настоящие христиане. А когда христиане вели себя иначе? Когда они громили языческие храмы (и не только громили, но и грабили)? Когда они, там, под влиянием пропаганды о христианских мучениках, построенной совершенно по образцу мальчика, распятого в Славянске (ну, то есть, вернее, мальчик, распятый в Славянске, был построен по этому образцу), там рвали на куски Гипатию? Когда они, еще не будучи официальной религией, сочиняли подметные письма о том, что Марк Аврелий приказал казнить их гонителей? Вопрос: когда христиане любили кого-либо кроме друг друга и ненавидели всех тех, кто не принадлежал, вот, даже не к христианству вообще, а вот к этой конкретной разновидности христианства?

Ребята, вы о чем? Замечательный антрополог Марвина Харриса, рассказывал, как христианство начиналось как древнееврейский культ Карго. Вот, как в Меланезии пророки культа Карго обещали, что если вы будете правильно молиться, то все холодильники и телевизоры, которые послали духи предков хорошим меланезийцам и которые проклятые белые перехватили по дороге, они придут по назначению. Вот, то же самое происходило в Палестине в начале I-го века нашей эры, которая кишела сектами и пророками, которые все утверждали одно и то же, что появится сын дома Давидова, царь Израилев и низвергнет проклятую Римскую империю, и заменит ее Царством Божиим. Под Царством Божиим имелось в виду физическое Царство Израилево с центром в Иерусалиме и, соответственно, и надо было себя вести людям, которые были приверженцами. Ессеи очень в это верили: один из их гимнов гласит «Герат храбрец». Очень много было таких пророков, которые ходили по Иерусалиму. Был около 40-го года некий пророк из самаритян, который собрал большую толпу на горе Гаризим. Говорил, что вот сейчас он выкопает здесь Моисеем закопанные священные сосуды и после этого начнется Царство Божие. Через 10 лет — новый пророк, некто Тюда — собрал своих последователей на реке Иордан. Воды Иордана должны были разойтись перед ним как перед Иисусом Навином, после чего пророк во главе своей армии должен был идти на Иерусалим. Вместо разошедшихся вод толпу встретила римская кавалерия. Кончилось это страшным восстанием, кончилось это гибелью храма. И кончилось это тем, что когда осада была Иерусалима римскими войсками, внутри города сражались между собой целых 3 пророка, выясняли, кто из них настоящий, а кто нет. Всё это грабило, всё это был чистый Донбасс. И уже по гибнущему городу пророки бегали и кричали, что «Бегите к храму, потому что в этот момент начнется Царство Небесное, когда римские войска пойдут на приступ».

Несмотря на то, что Евангелия были записаны через 30 лет после смерти Христа, очень сильно отредактированы, видно, что Иисус Христос, царь иудейский, сын Давидов проповедовал достаточно похожие вещи. Не зря его учеников одного называли Симон Зелот… То есть зелоты – это тогда и были люди, которые, собственно, бегали с ножами. Другой – Иуда Искариот. Искариот – это секарий. Секарии – это тогдашние фанатики, которые, собственно, скрытно убивали в толпе как шахиды. И то, что он проповедовал, Лука 19:11: «Ибо он был близ Иерусалима, и они думали, что скоро должно открыться Царство Божие. Он говорил, что исполнилось время и приблизилось Царство Божие». Царство Божие в то время означало только одно – физическую победу над проклятыми римлянами. Более того, это с точки зрения участников тех событий чудеса, совершаемые Иисусом, собственно, и означали пришествие Царства Божия. «Если я духом Божиим изгоняю бесов, то, конечно, достигло до вас Царство Божие», — это от Матфея. Апостолам обещались совершенно конкретные вещи. Я напомню, что Иисус Христос прямо обещал своим ученикам: «Ныне и во время сие среди гонений во сто крат более домов и братьев, и сестер, и детей, и земель». Да? То есть не на небе, не в будущей жизни, а вот этой ныне, во время гонений во сто крат более домов. Да?

А как вступали, собственно, в Иерусалим? На осле. Откуда взяли осла? Реквизировали. Не заплатили, не попросили, а во имя революционной сознательности забрали осла. Сказал Иисус Христос «Вот там есть осел – идите, возьмите его». Вот, как в Донбассе освободители берут. И что при этом еще говорит Христос? «Врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною». Тут, суть, на самом интересном месте обрывается, что случилось с врагами. Вы скажете «А откуда же тогда, вот, можно считать, что христианство было мирной проповедью?» Ну, а вот посмотрите по телевизору: самый мирный народ на Земле живет в России, нас только все обижают.

И, конечно, еще речь идет о потрясающей способности применяться к обстановке, потому что, вот, когда Иисус входит в Иерусалим, он говорит «Избейте предо мною». А когда, например, ранее чуть-чуть Иаков и Иоанн хотят истребить целую самаритянскую деревню только за то, что там отказались принять Иисуса… Внимание: не за то, что прогнали, побили камнями – отказались принять. Видя это, ученики его Иоанн и Иаков сказали «Господи, хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их как Илия сделал?» Но тут, видимо, силы были неравны, и Иисус заявляет, что сын человеческий пришел не губить души, а спасать. И, собственно, еще раз повторяю, его ученики надеялись, что он есть тот, который должен избавить Израиль, что его приход – суть возвращения Царства Израиля. Это Царство было предельно конкретно материальным, вот, как холодильники и телевизоры в культе Карго.

Собственно, именно этот воинственный характер проповедей Иисуса может объяснить кажущееся иначе необъяснимым поведение его учеников и обожавшей его толпы, потому что Иисус вступает в Иерусалим, перед ним постилают всё, кричат, что се царь Израилев. Вдруг в тот момент, когда его арестовывают, ученики его разбегаются, а толпа потом начинает кричать «Распни его!» и проклинает. Все думали, что он взмахнет, хлопнет рукой и проклятые римляне падут. А римляне не пали. Значит, он не настоящий пророк. Ученики не верили, что Мессия мог позволить себя распять, они там не имели ни малейшего представления, что культ Иисуса будет культом мирного, а не мстительного Спасителя. Ну, вот эти люди инвестировали очень много душевных сил, ведь они уже видели себя сидящими на тронах, судящими 12 колен Израилев. Вообще они впервые в жизни нормально кушали! Это были бедные люди. Они впервые в жизни там испытывали опьянение властью: можно взять любого осла. И тут такой облом – его распяли. А как же «стократ земель»? А как же «золотые троны»?


Ну и тут явилось открытие, что он не умер, он воскрес, он сейчас вернется. И это первая поразительная трансформация этого культа. Вообще на этом примере очень хорошо можно следить, как культ Карго всегда объясняет любые причуды реальности, как бы они ему ни противоречили. И при этом после того, как оказывается, что он воскрес, вторая начинается серия, когда у последователей Христа нет ни малейшего сомнения, что всё равно, вот, второе пришествие будет вот-вот. «Я вам сказываю, братья, время уже коротко», — говорит апостол Павел. Ни у кого ни малейшего сомнения, что это произойдет сейчас, «ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся», — это опять же Апостол Павел, первое послание к коринфянам. То есть мертвые-то воскреснут, а мы не успеем умереть (мы – вот они).

Вы спросите, а как же любовь, как же знаменитое того же Апостола Павла «Если я говорю языками человеческими или ангельскими, а любви не имею, то я медь звенящая или кимвал звучащий»? Ответ: да, это любовь. Но проблема в том, что это любовь к людям внутри своего коллектива. И тут же обсуждается вопрос, а есть ли с язычниками? Нифига себе любовь. Люди эти очень любят друг друга, но вот только, да, вот, есть с язычниками можно, но они ж язычники, они ж, вы понимаете, они ж даже не воскреснут. И вот это второй поворот трансформации.

Дальше наступает третий поворот, когда Апостол Павел, человек, который не был личным последователем Петра, который был, наоборот, иудеем, которого послали гнать Христа, к которому он явился по дороге в Дамаск. И поскольку в этот момент уже спасутся не все иудеи, а спасутся только те, которые уверовали в Христа, то Апостол Павел делает следующий шаг. А почему же тогда не могут спастись те язычники, которые уверовали в Христа? Почему же мы не будем проповедовать язычникам? Это было решающим моментом, потому что внутри еремейской среды, конечно, распятый Христос не выдерживал конкуренции с новыми, еще не опозорившимися кандидатами на роль сына Давидова. А вот за пределами иудаизма в разреженной религиозной атмосфере Римской империи, где, в общем-то, низы верили в самые примитивные суеверия, где у верхов не было веры, которую они пытались заменить философией, вот, вера в Христа с обещанием вечной жизни, страшного суда, воскрешения во плоти – она была, конечно, вне конкуренции, потому что, как какую-нибудь рыбу вынешь из ее естественного ареала, перевезешь в Австралию и она там чрезвычайно расплодится.

И, собственно, при этом продолжалось верование в то, что мертвые во Христе воскреснут прежде вот-вот. В ожидании этого близкого конца каждая община вела себя по-разному. Достаточно сказать, что когда Апостола Павла арестовали, то как раз в нем заподозрили одного очередного пророка, который днями семи взвел возмущение и вывел в пустыню 4 тысячи разбойников. Спустя несколько лет, Иаков, брат Иисуса на Пасху громко возгласил о скором сошествии Христа с неба на облаках. Христос задерживается почти на 2 тысячи лет. Был сброшен со стены и забит камнями.

Четвертый поворот. Уже где-то прошло несколько десятков лет, прошла сотня лет. И четвертый поворот начался, потому что надо было объяснить, где же Христос – ведь, он еще живому Павлу обещал прийти. И двумя главными вариантами ответа на это стали гностицизм и монтанизм. И появились где-то около 130 года нашей эры различные… До этого тоже очень много было христианских сект, но появилась, например, секта Маркиона. Что объяснял Маркион? Он вдруг сказал «Смотрите, это же 2 разных бога. Вот, есть бог Ветхого Завета – он мстительный и яростный. А есть Апостол Павел, бог которого призывает любить друг друга. Это два разных бога. Бог Ветхого Завета – это злой бог, который создал материальный мир. А Иисус Христос послан в этот материальный мир не затем, чтобы превратить его в Царство Божие, а, наоборот, затем, чтобы освободить людей его власти».

Гностики верили примерно в то же самое. Почему я цитирую Маркиона? Он признан еретиком, но он составил и собрал значительную часть Нового Завета, в особенности послания Апостола Павла. Мы не знаем, сколько было стерто, но я прошу вас обратить внимание на тот факт, что первый составитель Евангелия – это человек, который потом был признан еретиком именно за то, что он утверждал, что господь велел любить друг друга. Вообще это было решение всех гностиков: Христос проповедовал не про материальный мир, а про освобождение от него. Ответ монтанистов, которые тогда же родились как секта, был другой, что «Нет, вот, Иисус Христос – он придет вот-вот». Монтанус начинает проповедовать в середине II-го века. У него есть при нем 2 пророчицы – Присцилла и Максимилла.

И наконец, в этот момент происходит еще очень много вещей, когда начинают христиане врать. Очень рано они начинают врать, потому что благочестивое вранье считается позволенным. И, например, Тертуллиан, ничтоже сумняшеся, сообщает, что вообще когда Тиберию сообщили о казни Христа, то Тиберий признал в нем бога, а всех его гонителей велел наказать. Или есть другое анонимное письмо, подделанное письмо Марка Аврелия, в котором говорится, что император Марк Аврелий приказывает казнить всех тех, кто против христианства. Всё происходит задолго до того, как христианство стало официальной религией. Вы же слыхали, что христиане подвергались страшным гонениям. Ответ заключается в том, что страшные гонения христиан были крайне преувеличены. Практически было 3 серии гонений христиан: одна при Нероне, другая, спустя несколько десятков лет, при императорах Деции и Валериане. И еще другая в начале IV-го века при Диоклетиане. При этом последняя была замечательна тем, что поскольку при Диоклетиане империя была разделена на 4 части, а реальным инициатором гонений являлся император Галерий, то гонения сначала были на востоке, а потом, уже при приемнике Галерия вообще только в Африке. Гонения как и всегда гонения на христиан преследовали только одну цель – заставить их отречься. Если человек отрекался от Христа добровольно, с ним ничего не делалось, то есть это была принципиально другая история, чем когда христиане потом казнили людей, не взирая на то, что те говорили «Нет, я не ведьма», «Нет, я отрекаюсь от ереси».

В начале IV-го века произошла удивительная вещь. В Африке большинство христиан под влиянием гонений отреклось, поскольку от них не требовали жизни – достаточно было отречься. А те, которые не отреклись, были донатисты. И, вот, через несколько лет эти люди (донатисты) были признаны ересью только за то, что они не отреклись, и только за то, что они говорили, что те епископы, которые отреклись, не имеют права раздавать христианские таинства, если вторично не пройдут посвящения. Из этого мы можем понять уже, как мало было гонений на христиан и какая странная церковь образовалась уже тогда, если эта церковь признала еретиками тех людей, которые считали, что отрекаться от Христа плохо. Так что, всё, что делают вот эти наши православные, они преследуют все существующие традиции христианства, они их продолжают.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

СПАСИБО за Ваш комментарий, предложение, вопрос