.

Азбука знаков. Предисловие автора



Утро Академика всегда начиналось с заботы о тех, кого она приручила. Насыпав корм и заменив воду у собаки Нафанаила и кота Сфинкса, она двигалась к улитке Наутилусу, после чего наступала очередь белой мыши по имени Матрица. Академик сильно дорожила Матрицей, так как она принадлежала к последнему потомству, выживших когда-то в "мышином раю". Раньше, у Матрицы было еще четыре брата: Матрейя, Машиах, Мессия и Махди, но роковая судьба оставила в живых только Матрицу. Махди задавил кот. И не то что бы от голода - нет, Кот Сфинкс не ел мышей. Он вообще ничего не ел, кроме высококалорийных продуктов и смесей высшего качества от импортных товарапроизводителей, специально предназначенных для местных товарапотребителей. Дело было не в еде. Увидев Махди на свободе, Сфинкс неожиданно вспомнил что он кот и безжалостно придушил мышь. Закатав трофей в коврик, кот с гордостью принес добычу хозяйке, после чего неожиданно получил от нее таких пилюль, что три дня прятался в шкафу, даже не помышляя написать в тапок, как он обычно делал во время обиды. Судьба Мессии была похожей, но другой - его играя придавил пес Нафанаил. Охотничьего инстинкта у собаки не было, Нафанаил был добрейшей и милейшей псом на свете, был всегда сыт, так как ел все подряд, начиная от картошки и заканчивая фантиками из под жвачки. Охотничьего инстинкта у Нафанаила не было, а вот игровой - был. Он мог играть с тенью от своего хвоста и хвостом своей тени, мог играть с большими девочками и маленькими мальчиками, со всеми, кроме кота, конечно. Кот не с кем не играл и проявлял что-то похожее на ласку только к одному объекту - к руке, насыпающей корм в его кормушку. Все остальное было ниже достоинства кота Сфинкса и являлось суетой сеет и томлением духа, тем более если речь шла о какой-то собаке, уступающей Сфинксу даже в размерах.  И когда пес увидел вылезшего на свободу мыша Мессию, его радости не было предела. Эта радость была настолько велика, что маленькое мышиное сердце не выдержало и Мессия был погребено под телом собаки, которая просто желала согреть своего вновь приобретенного друга. Потом наступила очередь Матрейи. Сколько клетку не закрывай, все равно, рано или поздно она окажется открытой. Что конкретно случилось с Матрейей - доподлинно не известно. Просто однажды утром мыши не стало. Допрос с пристрастием кота Сфинкса и собаки Нафанаила никаких результатов не дал - оба молчали словно партизаны на допросе у товарищей фашистов. Глубинный анализ экскрементов также не оправдал самых худших опасений, что впрочем не внесло ясности в дальнейшую судьбу пропавшей мыши. Это давала повод Академику тешить себя надеждой, что Матрейя жив и здоров, а может быть даже счастлив, найдя новое отечество. Машиах и Матрица были последними из выживших. Вместе они жили долго и счастливо, пока эту идиллию не нарушил неизвестный науки коронавирус - мутант из "птичьего гриппа" и "коровьего бешенства". Болезни была словно эбола скоротечной, и через две недели, 3 февраля, мышь Машиах умер. Матрица оставался последним. До этого злополучного утра.  Войдя в комнату, Академик увидела, что крышка клетки открыта, а сама клетка - пуста.

Весь день Академик думала, что ей сказать другим, таким далеким сейчас и близким вообще людям, когда они вернуться из дальних странствий и спросят: "Где наш бегущий по волнам Форрест Гамп? Почему его клетка пуста и кто теперь будет громыхать по ночам в колесе, напоминая нам, как звучит ночной дождь? А где Матрица? Мама, куда делся наша мышь?" Наконец, этот так ужасно начавший день стал перерастать в вечер. Вернувшись в квартиру, Академик еще с порога почувствовала какую-то новую пустоту в своем доме. Молчал колокольчик на шее пса Нафанаила. Не бурчал вечно чем-то недовольный кот Сфинкс. Даже улитка выползла из своей жемчужной раковины и забилась в самый дальний угол аквариума. Чтобы хоть как-то отвлечься, Академик взяла книгу и стала по привычке исправлять различные орфографические, семантические и лексические огрехи, абсолютно не признавая право автора на ошибки.

Как только часы пробили полночь в коридоре вдруг неожиданно зазвенел колокольчик пса Нафанаила. Академик оторвалась от корректуры, огляделась по сторонам и замерла. В комнату не торопясь входила пропавшая мышь. Она не шаталась от болезни, не хромала от прикушенных конечностей и не имела никаких признаков контузии. Матрица был жив, здоров и бодро шел каким-то своим маршрутом к какой-то своей цели. Он был словно искатель, открывающий новый мир, который несколько превосходил размер его обычной клетки. Следом за мышью, в позе "Лев готовится к прыжку" крался кот. Охотничьи инстинкты не покинули его, но память от прошлых пилюль видно закрепилась где-то на генном уровне и не позволяла просто так сделать то, что хотелось. Замыкал процессию приплясывающий пес Нафанаил. Так как прошлый раз ему пилюль не досталось, то возможно он бы и хотел повторить свой смертоносный танец любви, но присутствие кота делало это не возможным. Пока во всяком случае.  Важно и вальяжно, процессия вошла в комнату и не теряя строя двинулась с мышиной скоростью в угол, где стоял аквариум улитки. Затаив дыхание, Академик ждала, пока эскадрон зверей летучих не прошел половину комнаты. Как только точка невозврата была пройдена, Академик с боевым криком "Брысь!!!" кинулась в атаку. Сфинкс конечно не был самым лучшим котом в мире, но раздавить его в пылу предстоящей охоты абсолютно не входило в планы Академика.

Возможно в другое время, лет так "-надцать" назад ее маневр и увенчался бы успехом. Но сейчас, в достаточно зрелом возрасте, да еще с учетом нажитых килограммов... Она конечно понимала это с самого начала, но надеялась, что за долгий дневной поход по квартире мышь утомилась и потеряла свою сноровку. Однако надежды не оправдались и чуда не произошло. Мышь быстро юркнула под книжный шкаф, тело Академика распласталось на полу, а соседи снизу узнали, что значит четырехбалльное землетрясений в одной, отдельно взятой квартире. Быстро проведя рекогносцировку местности, Академик поняла, что дальше мыши отступать некуда и она оказалась в ловушке. Однако до звука победных фанфар было еще далеко. Забившийся под кровать кот и повизгивающий от новой игры пес могли испортить все. Повернувшись на животе со скоростью сержанта-десантника, широко расставив руки Академик пошла в пластунскую атаку. Первым не выдержала психика кота Сфинкса. Он конечно и раньше видел свою хозяйку в самых разных позах и положениях, но что бы вот так и с таким лицом...  Инстинкт самосохранения одним кувырком развернул кота и выбросил его из комнаты словно торпеду. С собакой все было гораздо сложнее. От новой игры Нафанаил бился в экстазе, совершая невероятные кульбиты и озвучивая происходящее захлебывающимся лаем. Теперь не только соседи снизу, но и весь дом понимал: пришла беда откуда не ждали. От искусственного оргазма собаку спасла только рука Академика, перехватившего пса при зависании в очередном прыжке. Быстро встав, женщина вышла из комнаты, тщательно прикрыв дверь - мышь не должна была уйти. Вооружившись шваброй, она вернулась на поле брани, и битва титанов вступила в новую стадию - один на один.

Пережив всех своих сородичей, Матрица явно отличался умом и сообразительностью, поэтому очень удачно сумел воспользоваться передышкой. Академик это поняла не сразу, а лишь когда путем героических усилий отодвинула книжный шкаф и обнаружила, что мыши там нет. "Матрица, Матрица" позвала она, втайне допуская, что ее ласковый голос совершит чудо. Так она уговаривала его несколько минут, но то ли у мыши было что-то со слухом, то ли гипноз на нее не действовал, то ли это вообще была не Матрица, однако как она не вглядывалась по углам - признаков движения нигде не было. Теоретически, сезон охоты можно было отложить и до утра. Но привыкшие спать в одной постели с хозяйкой пес Нафанаил и кот Сфинкс явно бы этого не поняли, и перспектива провести ночь под повизгивание кота и лай собаки за дверью, Академика не устраивала. Но и впустить их сейчас, пока мышь где-то здесь в комнате, значило бы перечеркнуть все потраченные усилия. Взвесив все "за" и отбросив все "против" Академик решила перейти к активным действиям. Как показало время, это случилось как раз в тот момент, когда соседи решили, что худшее уже позади и время спать все таки наступило. Как они ошибались!!! Медленно двигаясь по комнате, Академик стала методично простукивать шваброй углы и закоулки, надеясь что мышь испугается и выбежит из своего укрытия. Матрица испугался, но не побежал, а затаился. Так же как затаились соседи, неожиданно услышавшие стук железнодорожных колес в своем родном доме. Поняв, что операция "Стук" провалилась, Академик решила пойти ва-банк. Стараясь не шуметь, она стала отодвигать шкаф, кровать, комод, тумбочку, шифоньер. Все это перемещение сопровождалось периодически падающими на пол различными предметами, что в совокупности произвело на соседей незабываемое впечатление. Через двадцать минут, тайное логово мыши было обнаружено, после чего Матрица был торжественно препровожден в свою родную клетку. Через несколько секунд в прихожей раздался звонок. С лицом счастливого человека, исполнившего свой долг, Академик открыла дверь. Перед ней стоял незнакомый мужчина, который судя по виду явно не разделял радости Академика.
- У Вас что-то случилось? - спросил незнакомец.
- Ой у меня все хорошо, - ответила улыбаясь женщина.
- Это видно, только у других все плохо, - почему-то раздраженно сказал мужчина.
И только тут Академик стала понимать, что происходит и почему в ее дом глубокой ночью приходят незнакомые мужчины.
- Хотите водки, - неожиданно для самой себя сказала Академик...
Так я и узнал эту историю, Академика и еще много чего другого.    

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Введите комментарий, и Ваши дети скажут Вам: СПАСИБО