Обращайтесь в любое время с 02:00 до 11:00 по Москве через ☎WhatsApp +7 902 064 4380 если:

  • Нужно быстро и недорого протестировать бизнес-идею на интернет посетителях.
  • Нужна интернет презентация для разового событию, мероприятия, форума, съезда.
  • Нужен оригинальный подарок начальнику, мужчине на день рождение и/или свадьбу.
  • Нужен личный блог с простым управлением, не требующий навыков программирования.

Минимальная цена: 400 рублей. Пишите: avatarabo@gmail.com  Skype: papa-tron

Код доступа - Эхо Москвы



Наконец-то в нашем богоспасаемом отечестве неделя обошлась без войны с Украиной, без убийства у стен Кремля. И самая примечательная новость недели – это, конечно, комическая история о том, как Никита Михалков и Андрей Кончаловский попросили у Путина миллиард рублей на открытие, естественно, глубоко патриотической и исключительно не ради прибыли, а только ради помощи сельскому хозяйству и, можно сказать, вообще благотворительности сети ресторанов «Едим дома».

На что еще эти замечательные люди тоже в рамках благотворительности попросят денег у правительства? Там, на сеть гостиниц, на производство памперсов (тоже, естественно, патриотических вместо иностранных). И как вообще будут рестораны, которые, вообще-то, создаются на частные деньги. Вот, например, как-то, вот, Макдональдс не просил помощи у правительства. Как частные рестораны должны конкурировать с конторами, которым окупаться не обязательно, потому что они получают деньги от правительства на те самые задачи, которые во всем мире решаются с помощью рынка.

Я сейчас только очень коротко обращу ваше внимание на другое. На то, что, в общем, в России экономический кризис. И на то, что, ну, например, вот, Дженерал Моторс, которая вложила в свой питерский завод, по-моему, где-то под полмиллиарда долларов, его просто закрыла. Не потому, что она плохо относится к России, а просто потому, что они поняли, что в нынешней ситуации российский рынок не имеет перспективы и лучше потерять те деньги, которые они уже вложили, чем потерять еще какие-то другие.

Вслед за Дженерал Моторс еще 5 заводов (тоже иностранных), в основном, в Калуге… А Калуга всегда была совершенно замечательным местом. Вот, Калуга наряду с Татарстаном – это вот два региона России, на которые нельзя нарадоваться, потому что тамошние власти, действительно, очень правильно, очень много делают для поддержки бизнеса, и Калуга была таким местом, куда всегда охотно шли инвесторы, потому что тамошний губернатор, хотя и коммунист, на самом деле, очень правильный с рыночной точки зрения человек. И вот эти предприятия заявили или о возможном закрытии, или, по крайней мере, о сокращении производства.

У нас гигантское число заводов работает теперь по 3-4 дня в неделю, отправляют рабочих в полуоплачиваемые отпуска. У нас стоит вся строительная промышленность. А понятно, что когда у вас останавливается стройка, это значит, что у вас останавливается и бетон, и строительные конструкции с соответствующей безработицей. Банки наши российские, на самом деле, банкроты, если б не помощь ЦБ.

Вот, посмотрим, какие в этих условиях экономические решения принимает правительство. Пару месяцев назад была прекрасная новость, когда президент Путин в Сочи посетил некий гостиничный комплекс «Азимут», который построил Вексельберг. И Владимир Владимирович предложил его передать детям, возместив при этом собственнику затраты на строительство. Путин сказал – внимание – «Одна из лучших гостиниц, 4 звезды плюс, почти 5 звезд. Предлагаю отдать ее для детей».

То есть заводы стоят, но, вот, президент героически нашел время лично осмотреть токсичный актив, который втюхивают государству, причем еще и охарактеризовал его как «Проект помощи детям». Если гостиница эта приносит Вексельбергу прибыль, зачем он ее продает? А если она не приносит прибыли, зачем государство ее покупает?

Или другая прекрасная история о том, как проекту по производству сжиженного природного газа Ямал-СПГ, владельцем которой считается господин Тимченко, дали из Фонда национального благосостояния 150 миллиардов рублей. Причем, проект, напоминаю, задумывался под поставки этого самого сжиженного природного газа в США. Какие шансы у попавшего под санкции Тимченко теперь иметь эти поставки?

Или совсем недавно выделили 100 миллиардов рублей, как сказал Владимир Владимирович, докапитализировать гражданскую составляющую по авиации. В переводе на русский, профинансировать вот тот самый Sukhoi Superjet, который уже сожрал из бюджета 7 миллиардов долларов (напоминаю, что его конкурент — бразильский Embraer – разработан был за 1,5 миллиарда), состоит наполовину из иностранных комплектующих, которые вот-вот угодят под санкции. И, в общем, уже понятно, что все рассказы господина Погосяна о 25% мирового рынка, которые этот проект якобы завоюет, мягко говоря, преувеличены. Но, вот, значит, сожрали 7 миллиардов долларов. Эта бочка еще должна проглотить 100 миллиардов рублей.

Вопрос, конечно, что властям, которые ведут себя так неадекватно и делают вот это вместо того, чтобы, ну, скажем, уменьшать налоги и облегчать бизнесу существующие условия? Ответ, конечно, «Ничего», потому что в том градусе патриотической истерики «Крым наш» и, типа, «У нас всё плохо, потому что это мы встали с колен и заграница нас не любит, а мы духовные». Конечно, вот эта идеологическая составляющая позволяет властям гулять по поляне, как они хотят.

Раньше они гуляли по поляне как хотят, потому что российская экономика, как бы, представляла из себя сито, в которое вливается больше нефтяных денег, чем выливается, и в этом сите можно было носить воду куда угодно. Теперь, соответственно, нефтяных денег стало поменьше. Выливается больше, чем вливается. Но вот этот эффект сито восполнен патриотической риторикой. И точно так же, как, условно говоря, в Зимбабве при ухудшающемся жизненном положении все слои общества очень любят Роберта Мугабе, который один спас их от проклятых белых расистов, точно так же у нас абсолютное большинство, естественно, будет продолжать поддерживать власти.

Эта идеологическая истерика имеет еще этот очень важный экономический компонент. Она абсолютно позволяет тем, кто правит страной, вести себя при меньшем количестве денег точно так же, как они вели себя при их неограниченном количестве.

Еще одна квазимеждународная новость на этой неделе. У нас новый премьер Греции господин Ципрас, крайне левый, из греческой партии Сириза, которая собрала в себя всех зеленых, всех марксистов, всех маоистов и обещает, естественно, наладить в Греции жизнь тем самым, что всё будет поделено между гражданами по справедливости, а деньги на это даст Евросоюз. Примерно такая у них политическая программа. Ну, если не считать того, что они при этом еще обещают своим гражданам, естественно, зеленую экономику. А, и еще, естественно, они обещают, что долги Евросоюзу они платить не будут. Но деньги им Евросоюз даст, потому что он им должен. А еще им должны германцы за военные репарации.

Ну, естественно, эта политическая программа Сиризы – она, конечно, примерно адекватна представлению в Кремле о России как о стране, которая теперь встала с колен и внушает всему миру уважение. Понятно, что две эти прекрасных страны, Греция и Россия, конечно, два этих прекрасных лидера – у них есть, что обсудить. У них есть совместно как поругать американский империализм, который всем навязывает свою волю. Ну еще, наверное, немецких фашистов.

И последнее - украинский закон о признании преступным коммунизма наряду с нацизмом. У меня очень смешанное отношение к этому закону. Я не знаю, справедлив он или нет. Я только знаю, что запрещать одновременно и коммунизм, и нацизм, желательно, во-первых, не Украина, а весь мир. И я не знаю, стоит ли запрещать все идеологии. Но я совершенно точно знаю, что к коммунизму и нацизму надо относиться одинаково. То есть, вот, либо обе идеологии массовые, тоталитарные, апеллирующие к самому черному, что есть у человека, должны быть запрещены. Либо обе они должны быть разрешены в рамках свободы слова.

Я вообще напоминаю, что нынешняя ситуация в мире выглядит очень странно, потому что само слово «фашизм» придумала советская пропаганда в 1923 году, когда еще никаких нацистов не было. И под фашизмом, на самом деле, имелось в виду буржуазное государство, которое надо было разрушить. Одно время фашистами, социал-фашистами Мюнценберг именовал даже немецких социалистов, которые были в Веймарской республике у власти.

И вот слово «фашизм» до сих пор является в устах левых способом борьбы против буржуазного государства. И до сих пор в мире, в котором в 30-е годы господствовали полезные идиоты, именно в западном мире с помощью этого слова «фашизм» налагается запрет на обсуждение любых тем. Например, что мультикультурность – это не всегда хорошо, потому что, оказывается, что тот, кто говорит это, это фашист.

И до сих пор эти две тоталитарные идеологии находятся, мягко говоря, в неравных положениях. Потому что когда Барак Обама говорит, что «У вас есть бизнес – это не значит, что вы его создали», это куда ближе к коммунизму, чем Марин Ле Пен к нацизму.

На мой взгляд, запрещать надо другое. Запрещать надо всеобщее избирательное право, а свободу слова как раз надо оставлять. Потому что при ограниченном избирательном праве, как, скажем, в Америке в 20-х годах, все – и коммунистические, и нацистские взгляды – были бы взглядами маргиналов.

Ну, вот, еще раз, мой рецепт заключается в том, что свобода слова должна быть неприкосновенна, ограничено должно быть избирательное право. Но в любом случае если запрещать одну тоталитарную идеологию (нацизм), то, с моей точки зрения, точно такую же левую тоталитарную идеологию тоже надо запрещать. Они должны быть вместе: либо запрещены, либо разрешены.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Сообщение формы создания комментариев

Кто ищет, тот всегда найдет