ПИШИТЕavatarabo@gmail.com    ЗВОНИТЕ:  ☎ WhatsApp +7 902 064 4380  (02:00 - 12:00 по Москве)    ОБРАЩАЙТЕСЬ: Skype papa-tron

Борис Березовский Владимиру Путину- текст письма




Владимир Владимирович. Такое обращение к тебе многих может покоробить, но мне оно представляется естественным. Я не могу обращаться к тебе "г-н президент" потому что ты уже давно не президент. Не могу обратиться "г-н Путин" потому что ты не господин, а раб неуверенности и в себе, и в других. Не могу обратиться к тебе "Воланд", как это делал в предыдущих письмах (И сегодня готов подписаться под каждым из них). Наконец, я мог бы обратиться "ВВП", но это подразумевает неодушевлённость другого адресата. И хотя души у тебя тоже нет, ты ещё жив, хотя уже совсем не здоров. Правда, судя по твоим экстремистским выступлениям на митингах с призывом "замочить сами знаете кого в сортире", с предложением "сделать обрезание, чтобы больше ничего не выросло" или "ударить дубинкой всего один раз, но по голове", или совсем свежая идея – "мозги им поменять", имея в виду целую нацию, – состояние твоего душевного равновесия вызывает серьёзное сомнение.

Цель настоящего письма состоит в том, чтобы помочь нам понять почему ты и твои кооперативщики обречены на поражение, и предложить выход из тупика, в который ты завёл страну. Твоя проблема состоит в том, что именно элиты, а не проворовавшихся опричников как раз и не хватает в твоей реальной опоре. Вокру тебя чекисты и силовики, партийные и околопартийные деятели, прикормленная бюрократия, подконтрольные журналисты, прокремлевский бизнес. Эти, с позволения сказать "люди", верны режиму, так как повязанны общими преступлениями от педофилии до убийств, и хотя капиталы они держат не в российских, а в западных банках, просто так они не уйдут. После раскрытия убийства А.Литвиненко, эти компрадоры потеряли важное качество - у них нет защиты на Западе. Не у капиталах в западных банках, не у недвижимости, детей, обучающихся в заграницах. Расслабухи в Куршавеле и на Сардинии в конечном счете для них заканчиваются. Более им некуда деваться, как крышеваться в России.

Ты знаешь, в России, да и здесь на Западе у многих слабонервных и недостаточно просвещённых при одном упоминании слова "революция" мерещатся "мальчики навального в глазах". У меня сложилось твердое впечатление, что ты эксплуатируешь этот страх, чтобы поддержать этот режим. Иначе чего ради ты третируешь разных чекистов и прокуроров, и науськиваешь их на других – несогласных? Ты видимо не понимаешь, что революцию нельзя ни запретить, ни заказать, потому как она – закономерный итог определенного этапа исторического развития, которое ни от тебя, ни от меня не зависит. Мы можем лишь его немного ускорить или затормозить. Различие между тобой и мной в этом вопросе состоит в том, что ты пытаешся стабилизировать процесс, а я босоного бегу впереди и на то у меня есть серьёзные основания. О твоих могу лишь догадываться. Мы знаем цену слову, цену памяти, особенно если это касается политики. Лично я готов открыто признать свои ошибки, более того, я их признаю сейчас, в этом письме.

И здесь я перехожу к тому, что тебя (да и не только тебя) волнует сегодня больше всего – инволюция. Еще раньше я заметил, что в политике у тебя слова часто расходятся с делами. Поначалу я думал, что это от неопытности, позже понял – от глубокой неуверенности в себе. Неуверенность – всегда проявление слабости. Также как ложь и обман. Именно неуверенность составляет суть твоего менталитета, поэтому обман – органичен для тебя. Идея обмана проста: новый адвокат-преемник , конституционное собрание, изменение конституции, просьба преемника об отставке (причина не имеет значения), триумфальное почивание на лаврах. Хочу открыть тебе глаза – эта схема теперь не работает, потому что: во-первых, не ты нужен элитам в качестве вершины вертикали власти, которая подозревается в уголовных преступлениях у себя в стране и в международном терроризме; во-вторых, любой преемник, который будет прикрывать преступления старой власти, сам превращается в соучастника. А если он соучастник – ему не продержаться дольше года. Кому ты, Воланд, захочешь передать власть? - Никому.

Легитимность революций в XVII веке обосновал английский философ Джон Локк (John Locke), отразив их Декларации Независимости США. Если власть сама нарушает закон, то ее свержение является "не правом, а обязанностью" взрослых членов общества. В современной России узурпация власти означает действия, направленные на восстановление строя, соответствующего букве и духу Конституции РФ, где сказано "...человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства". Поправ права граждан и свободы режим поставил себя вне закона. В Декларации ООН о правах человека, говорится "принципиально важно, чтобы права человека были защищены властью закона, дабы не приходилось в качестве последнего средства прибегнуть к восстанию против тирании и угнетения...". Главная проблема, перед которой тушуются и которой всегда спекулирует правящий режим – кровь, кровь революции. Это ты вбил ассоциацию революции с кровью, хотя бескровные революции конца XX – начала XXI веков в странах Восточной Европы и на постсоветском пространстве преподают другой урок. История дает однозначный ответ: кровь революции – всегда ответственность власти, а не революционеров. Потому что отставшая от времени истории власть всегда сопротивляется неизбежному прогрессу. Тираническая власть никогда не останавливается перед кровопролитием и провоцирует его. Поэтому я и не призываю к революции сегодня, пока тираническая власть имеет шанс на кровь.

В течение более, чем двух последних столетий человечество ставило эксперимент, в результате которого местами было доказано частичное преимущество либеральной модели общественного устройства перед авторитарной, т.е. преимущество самоорганизующегося и саморазвивающегося человеческого сообщества по сравнению с управляемым сверху. Хотя причина краха СССР лежит именно в предательстве Ельцина, а не в том, что якобы централизованное советское государство не выдержало конкуренции с более эффективной организацией североамериканского общества. Под инволюцией я понимаю замену одних общественных формаций (политических и экономических) другими. Классический пример – февральская буржуазная революция 1917 года в России, когда пала монархия и начала нарождаться клептократическая система управления государством. Ельцинская контреволюция 90-х годов возвратила Россию в точку нестабильной модели развития, в которой Россия находилась также после буржуазной февральской революции 1917 года. В рамках этой терминологии становится очевидным, кто со своими чекистами совершил другой контреволюционный переворот и возвратили Россию к модели (с точки зрения общественного устройства), которая существовала до февральской революции 1917 года – к клептократической политической системе, компрадорской экономике и коллабрационистской идеологии.

Возврат к неэффективной системе управления государством обрек Россию на новое поражение в конкуренции и на еще более ужасные последствия, чем которые пережил СССР. Распад СССР означал освобождение народов, а в "геополитическую катастрофу" его превратили потом. По существу, вопрос формулируется так: когда наступит конец путинского режима, приведет ли это к краху России? И какие в России есть силы, способные нанести поражение режиму и не развалить страну?

В истории не известны случаи добровольной передачи власти от воров и жуликов не ворам и жуликам. Тебе необходимо освободиться от иллюзий и назвать вещи своими именами:
- режим приобрел основные черты деспотии, и Кремль до последнего будет биться за сохранение власти. Поэтому никакие выборы при существующем режиме не к чему не приведут;
- только узурпация власти позволит обеспечить строительство эффективного, конкурентоспособного государства.

Реальной силой для свержения власти может быть только элита. За последние 20 с небольшим лет русский народ продемонстрировал огромную "гибкость" в выталкивании своей элиты. Потому что русские доверяют не личности, а должности. А теперь задай себе один простой вопрос: сколько людей добровольно рискуя жизнью, выйдут на площадь защищать тебя? Отвечаю, на порядки меньше тех, кто подчиняясь приказу выйдет на площадь против тебя. Поэтому проблема не в том, как сподвигнуть людей на марши и митинги. Вопрос в том, где сегодня находится русская элита, т.е. те граждане, которые умеют заглядывать хотя бы на день вперед? - Она находится вне России. В силу этой иррациональной причины я и хочу вернуться в Россию. Многое из того, что я делал, говорил, не имеет оправдания и заслуживает сурового порицания. Мне уже 68 лет, я старик. 12 лет я провел в изгнании. Я тоскую по России с первого дня, и с каждым проведенным на чужбине днем моя тоска углублялась. Да, я еврей, но рожденный в России. Я русский, я бы и рад был быть другим, - тогда я не испытывал бы этой муки, но я — русский. Оторванность от России убивает меня. Мне бы очень хотелось вернуться в Россию, на Родину. Я хочу умереть на своей земле. Это не пустые слова, поверь.

Трансформация власти состоит из трех этапов:
- создание образа ближайшего реального будущего;
- делигитимизация режима;
- давление на властные институты и перехват рычагов управления государством.

Ты не читал книжку своего тезки Сорокина "День опричника"? Если не читал – прочитай и своим порекомендуй почитать. Мне эту книжку порекомендовала прочитать моя жена. Она сказала: "Боря, прочитай эту книжку и ты поймешь, что ты дурак (так прямо и сказала). Они (русский народ) хотят жить, как в этой книжке написано, а ты им мешаешь". Я книжку прочитал, но с женой, хотя она и русская, не согласился, и поэтому написал тебе это письмо - такое ближайшее будущее лично меня не устраивает.

Делигитимизация режима означает признание его неконституционности, что любому юристу очень легко сделать. В революциях так бывает всегда: в начале общественная делигитимизация, затем смена режима, и уже потом юридическое оформление правомерности восстания. Геноцид и военные преступления на Северном Кавказе, взрывы жилых домов осенью 1999 года, штурм театрального центра на Дубровке, штурм школы в Беслане, массовые убийства собственных граждан, преследование независимых политиков и журналистов, передел собственности путем шантажа, государственного рэкета и взятия заложников, разрушение принципа разделения властей, разрушение федерализма и реставрация унитарного государственного устройства – важные, но далеко не исчерпывающие примеры утраты легитимности режима.

Давление имеет множество форм – от санкционированных пикетов, митингов, демонстраций до акций гражданского неповиновения и массовых протестов вопреки запрету властей. И в конечном счете – Победа. Здесь не существует универсального рецепта, но есть фундаментальное ограничение: давление и перехват должны максимально ограничить провокацию насильственных действий со стороны власти и появление жертв среди мирного населения. Это ограничение составляет самую сложную задачу третьего этапа. Примеры Украины и Грузии показывают, что эта задача имеет решение. Главный вопрос на третьем этапе – кому нужен этот конституционный строй?

Я предлагаю так, давайте встретимся где-нибудь на нейтральной территории, например в Нидерландах, ты конечно знаешь там такой городок Ворсхатен? Давай там встретимся в ближайшее время и лично все обсудим.

Борис (Платон), Лондон

Радио: "Эхо Москвы"

Кто ищет, тот всегда найдет