Радио Эхо Москвы, Полный Альбац с @Kseniy_Sobchak: УДАВКА НА СМИ. КТО ЗАКАЗЧИК?


Е.АЛЬБАЦ: В эфире радиостанция «Эхо Москвы» и телекомпания RTVi, начинаем нашу программу. Вы слышали о том, что вся прошлая неделя была связана с давлением на СМИ. Конечно, это, прежде всего, история с «Эхо Москвы», но не только. Вы знаете о том, что на канале МТV был закрыт проект Ксении Собчак «Госдеп», который очень быстро раскрутился и стал популярен, как минимум. Среди интернет-аудитории – Ксения сегодня в студии. Одновременно с этим очень тревожные новости приходят о давлении на телеканал «Дождь» - были затребованы съемки митингов на Болотной и на Сахарова, начинается какое-то непонятное разбирательство с этим - в студии Наталья Синдеева, генеральный директор и владелец телеканала «Дождь». Ровно сегодня я была на связи с вашингтонским обкомом: информация о том, что «Эхо Москвы» оказалось под боем, что может стать вопрос о смене главного редактора – этот вопрос задают все. Ксения, много вопросов, что если Собчак в программе у Альбац, то это уже полный Альбац. Насколько вы комфортно себя чувствуете, вдруг оказавшись в политическом антураже?


@Kseniy_Sobchak: Я себя чувствую очень счастливым человеком, потому что чувствую какую-то внутреннюю свободу, как будто от чего-то освободилась очень важного и тяжелого в своей жизни. И есть ощущение, что какие-то идеалистические идеи, какой-то романтизм того, что ты можешь действительно на что-то повлиять, что-то сделать, что мы все можем что-то сделать - такое забытое ощущение. И удивительная радость от того, что сейчас происходит. Потому что столько лет такого общего цинизма, моего в том числе, и потом вдруг появляется желание на то, чтобы потрать свой выходной на то, чтобы нарядить машину, участвовать в автопробеге. Люди, которые обмениваются конфетами, поддерживают друг друга, идут на митинг, что-то пишут, за что-то важное борются - такая чистая энергия, без денег, без какой-то истории наживы и чистогана, - без всего того, что владело умами большого количества людей достаточно долгие годы политического застоя. И то, что появилась эта энергия, появились люди, которые искренне говорят: давай это сделаем, давай поможем вернуть программу, давайте пойдем туда. И я знаю точно, что это энергия не для заработать, не для того, чтобы сделать что-то для себя, а что-то сделать для изменения ситуации. Я написала об этом в своем блоге достаточно подробно. Но если вкратце - я всегда говорила, что готова, хоть на «Бибигон-ТВ», хоть на любом другом канале - понятно, что МТВ это музыкальный канал, но я готова делать программу на любом канале, где есть возможность сделать ее свободно и честно – без цензуры, не имея черного списка, кого приглашать можно, кого нельзя. Поэтому когда, гендиректор МТВ, предложил, - нельзя сказать, что он политизированный человек, мягко говоря, он сказал: тут вот митинги происходят политикой интересуются. Из чего я сделала вывод, что он понимает, что какие-то изменения происходят в обществе, но не очень глубоко вникает в то, что происходит. Говорю: да, действительно, это важная проблема. Он: может, сделать на эту тему программу? Я: с удовольствием. Но у меня условие – я сама буду заниматься редакторской работой, приглашать гостей, - если вы мне это разрешите, то я приму это предложение. Мы собрали программу на колесах – я быстро это сделала, придумала название, стала собирать программу. И дальше, как я понимаю, - из-за того, что это МТВ, - это решение не было даже согласовано на каком-то большом уровне.


Е.АЛЬБАЦ: Одна программа вышла?
@Kseniy_Sobchak: Одна. Дальше мы сняли вторую, и я стала готовить программу с Навальным – он согласился, мы стали уже ее собирать. И на этом этапе, когда уже вторая программа была сделана для эфира, позвонил Роман Саркисов, и за три часа до эфира – а уже был анонс в эфире, сказал: я боролся до последнего, но, к сожалению, без объяснения причин, программу сняли с эфира и вообще закрыли. Это при том, что понятно, что она имела и цифру выше средней доли канала. Могу только привести факты. Уже сейчас, когда я сама, - как говорится, спасибо власти за это, - я сама нахожу спонсоров, делаю продакшн и пытаюсь найти способ восстановить эту программу хотя бы в интернете, - я уже сейчас веду переговоры с Акоповым, чтобы они мне продали за деньги название моей же программы. Которое я придумала. Могу сказать, что пока это безуспешно. И хотя я говорю, - вы же все равно не выпустите эту программу в эфир, зачем вам это название, как собака на сене – вам оно ненужно, а мне нужно для моей программы, чтобы выпустить с тем же названием. Соответственно, мне не продают название сейчас, - без объяснения причин: мне нужно, я не продам.


Е.АЛЬБАЦ: А что здесь произошло?


К.СИНДЕЕВА: Думаю, несогласованность – та самая низкая штабная культура. Саркисову захотелось запустить интересный проект с Собчак, и действительно, я уверена, даже если они и обсуждали с Акоповым этот проект, они никогда не могли предположить такой реакции. Потому что это Собчак, на канале МТВ, и это очень здорово, что для молодой аудитории новый формат, и, наверное, эту молодую аудиторию надо политически воспитывать, - назовем это так, - чтобы они о чем-то знали и понимали, что происходит. Мне кажется, что они, так как все активы «Проф-медиа» достаточно спокойны, - назовем это так, - может быть, журнал «Афиша» стал из всех активов с активной позицией. Они не могли предположить, что будет такая быстрая реакция. Почему я сказала «непуганый идиот» - сказала в хорошем смысле. Я себя такой непуганой идиоткой чувствовала достаточно долго – я придумала канал, мне хотелось его сделать, у меня хорошие идеи, и вдруг тебе звонят и говорят: тебя не включили в сеть. Спрашиваю - как не включили? Я еще ничего не сделала. Я долго так себя чувствовала. Поэтому мне кажется, что они даже не могли предположить, что будет такая молниеносная реакция. Это же даже не прямой эфир, а записная программа, которая снимает определенное количество рисков. Поэтому записной формат предполагает возможные коррективы. И в этом случае, вот так без объяснения закрыть, - мне кажется, это было для них полной неожиданностью и первая их реакция: от греха подальше.


Е.АЛЬБАЦ: А может, это не то, что власть позвонила? Может, это решение самого канала?


@Kseniy_Sobchak: Не думаю, что сам канал принял бы такое решение. Конечно, такая программа не могла выйти в эфир, думаю, без какого-то согласования устного с Акоповым. А если человек пошел на этот шаг, канал запустил такую программу, более того, - мне и продакшну заплачено уже за 4 программы. На телевидении есть такая история, когда ты сразу записываешь блок. Не бывает так, что ты снимаешь одну программу. Если это не пилот, не эфирная версия, то это блок, - это был контракт на 4 программы. И совершенно удивительная ситуация, когда выходит одна, продакшн получает деньги за все 4 программы, но при этом им говорят: заберите себе, оставьте себе, вместе с вашими идеями программы.


Е.АЛЬБАЦ: А почему они так боятся Навального? Закрыли программу, когда стало известно, что она делает с ним программу, чего так боятся?


@Kseniy_Sobchak: Он может настораживать, но это не значит, что его не надо слушать или не давать площадку для высказываний. Он очень харизматичный, яркий, красивый, молодой уже. У нас не так много ярких лидеров с такими характеристиками. Если посмотреть на всю картинку людей, которые вышли на Болотную или на Сахарова на сцену, если по-честному, не так много там симпатичных людей, - мы не про содержание. Ты считываешь с лица, и в этом смысле Навальный выделяется.


Е.АЛЬБАЦ: Ваши представления, что будет после 4 марта? Сейчас две позиции - одна: жестко закрутят гайки, и то, что сейчас начались наезды, это только маленькая артподготовка, и все нас ждет впереди. Другая позиция: закончится эта истерика, которая идет по властным структурам и все будет так, как было. Я имею в виду истерику власти - видно, что там внутренняя истерика.


@Kseniy_Sobchak: Да, ощущение, что нет контроля над ситуацией. Мне кажется, что будет ужесточение, - на мой взгляд, оно обязательно будет и после 5 числа продолжаться. Другое дело, - я уверена, что Путин как раз точно понимает, что есть тот рубеж, та черта вооруженных действий, переходя которую ты уже не можешь вернуться обратно, и попадаешь уже в совершенно другую страну и другую ситуацию. И он седлает все, чтобы эту грань не перейти. Стрелять не будет, но гайки закрутит.
Е.АЛЬБАЦ: Слушатель спрашивает вас, есть ли какая-то площадка для вашей программы «Госдеп» и почему нет в интернете отснятого материала, который был снят с эфира?


@Kseniy_Sobchak: Шоу это все-таки дорого. У нас поэтому нет ни одного свободного ток-шоу, потому что одна программа в формате ток-шоу – это 30-40 тысяч долларов. Это большое производство. Прямой эфир несет другие издержки. Могу сказать как профессионал, в любом случае именно поэтому сейчас даже в интернете есть несколько интервью с несколькими гостями. Но к сожалению, для того, чтобы это было профессиональное ток-шоу, это достаточно большой бюджет. Поэтому ток-шоу мы имеем на центральных федеральных каналах. И они такие, какие есть. А мы не можем запустить со своей стороны честной истории в этом формате, и в этом большая проблема. Это было самое ужасное. И надо понимать, что это новый виток кремлевской пропаганды - желание разделить общество, и создать ситуацию, близкую к гражданской войне. Поэтому все делается по этому принципу: красные-белые, «наши»-«ваши», и это самое страшное. Я не хочу думать о смерти и о том, что будет после 4 числа.


К.СИНДЕЕВА: Да надо просто работать. Будут проблемы – будем их решать. Я для себя закрыла боязнь думать о том, как это будет - именно в формате моей работы. Мы продолжаем работать, как будто ничего не должно поменяться. Строим планы, у нас осенний сезон есть, над которым мы думаем. Я об этом хотела сказать, я это даже на своей программе почувствовала - когда оппозиционных деятелей зовут на федеральные каналы, что случается крайне редко, но уже сейчас случается, - они идут всегда с удовольствием, участвуют в дискуссии, которая, понятно, потом кастрируется, режется. И где всегда есть какой-нибудь свой цепной Кургинян. Но в обратную сторону это никогда не работает. То есть, эти люди, как правило, в большинстве своем, на площадки оппозиционные или просто открытые и честные и нецензурированные, не приходят. И это тоже большая проблема - ни чиновники, ни люди.


Е.АЛЬБАЦ: Вы столкнулись с этим на своих программах?


@Kseniy_Sobchak: Готовя программу с Навальным я поняла, что ажиотажа придти и подискутировать с Навальным ни у кого особо не возникает. То есть, есть люди, и я их уважаю хотя бы за это, которые готовы это делать, – например, Максим Шевченко. А большинство людей в принципе не готовы дискутировать на таких платформах, и это большая проблема.


Е.АЛЬБАЦ: Какие у вас ощущения на 5 марта?


@Kseniy_Sobchak: Мне кажется, что будут волнения какие-то, будет митинг – не знаю, будет он санкционирован или несанкционирован, - это будет поворотная точка, - разрешат ли 5 проводить митинг, а если не разрешат, пойдут ли туда люди, а если пойдут, то будут ли их разгонять. Мне кажется очевидным, что будет первый тур 52%. Честный – понятие относительное. Одно дело, когда говорим про Москву и Петербург - я согласна, я сама пойду впервые наблюдателями на эти выборы, многие мои друзья так же делают. Но одно дело крупные города, другое - регионы. И если будут вбросы, думаю, в основном они будут региональными – там сложнее это контролировать, гораздо меньше людей, и, имея честный процент в Москве и Питере, то с регионами будут проблемы. Но это мое личное мнение. Сталкивать напрямую пока не будут, но показывать, что есть очевидное в обществе размежевание – мне кажется, это основная сейчас цель власть предержащих.
Е.АЛЬБАЦ: Спасибо вам большое. До свидания, услышимся через неделю.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Сообщение формы создания комментариев

Кто ищет, тот всегда найдет