воскресенье, 10 апреля 2011 г.

Есть силы, недоступные знаниям людей. Есть знания, недоступные их силам



В этом городе он не был тридцать лет. Когда-то его здесь знали все, ну или почти все. В любом случае, на каких-то пятнадцать миллионов жителей приходилось больше ста мест, где он мог переночевать и где были рады его звонку. И было адресов 10, где были рады даже ночью и без приглашения. Ну, с приглашениями он не экспериментировал, к чему убеждаться в банальной истине, что люди – не Ангелы. А вот визиты ночью, спонтанно, на вираже – это был его конек.


И вот прошло тридцать лет. Старая, когда-то такая родная, а теперь совсем чужая комната и вопрос – куда двигаться дальше? Кто остался здесь после оккупации? Кто не умер от старости в 40 лет и не разбился сам, не в силах прокормить своих птенцов?

Где-то из глубины подсознание всплыл угол дома – 16 этажка. Точно – Новый Год!!! Барыга, Курочка, Цица!! Это подъезд рядом с домом Цици… Образы пошли потоком, рисуя картину глупой, наивной и такой далекой молодости. Он встал с дивана, посмотрел последний раз на страницы дрянного журнала «Мурзайка», вдохнул затхлый воздух нежилой квартиры и вышел, на балкон. Моросил мелкий дождь, внизу шла рота (а может дивизия) милиционеров, аура устойчиво держала серый цвет и никак не хотела меняться. Но.. Теперь у него была Цель и он знал куда лететь.

2

Контакты замкнулись, петля осталась петлей. Он снова сидел в старой, когда-то веселой комнате и вдыхал запах прелого пластика и пустых квадратных метров. Ничего не изменилось. Эта квартира оказалось такой же пустой и запущенной, как и та, откуда он прилетел. Правда ностальгировать по детству и отрочество в ней хотелось гораздо меньше, а может, просто чувства не стремились стать ипподромными лошадками и не жаждали скакать на одном и том же месте два раза. Да и есть уже хотелось. Он выпал с балкона, расправил свой мокрый плащ и направился в сторону ближайших бараков. Какой-то прохожий поднял, с перепугу взгляд, заметил его полет и тут же уткнулся вниз. Кому сегодня нужна ненужная правда и неправильные наблюдения? Обычный человек, шел к своему обычному голубому другу и зачем ему эти приведения с моторчиком? Люди не летают – официальная версия гласила именно так, значит, так оно и есть на самом деле. Завтра выпустят Указ, что летают, вот тогда и можно будет смотреть в небо и искать там разных Ангелов, Джонатана Чаек, Карлсонов и даже Крокодилов. Поступит команда «мона» - вот тогда да, тогда мона. Пусть низенько-низенько, пусть над самой землей, но зато свободно, то есть с разрешением властей. А сейчас такие как он были изгои. «Эй!!! Гой еси добрый молодец!!!» - крикнул он сверху прохожему. Ничего не ответил официальный гей, только ускорил шаг и еще ниже закутался в окружающие его лужи.

Казарм он не боялся. Главное в них – закутаться в шинель, и все, теперь ты свой. Хоть в тапочках из чебурашкиной кожи, главное, что бы в шинели. Подбираешься к кочегарке и берешь там шинель с просушки. Дальше все стандартно – морду тяпкой, противогаз как шапка, «Срочный пакет из штаба…» и двигайся куда хочешь. Можно в столовую, а можно в барак.

С местными у него был контракт - они не мешают ему трансформироваться. По результату трансформации и определяется цвет данного мира и его дальнейшая судьба. В соглашении так и сказано: «ни Темные, ни Светлые силы, ни Приемники, ни Передатчики, не вмешиваются планируемо в деятельность Лакмуса, дабы не искажать его предвзятую оценку…». Обычно всех это устраивает, тем более, когда за ним маячила дежурная бригада ФИФА - это Фемида, Интерда, Фортуна и Атланта. Включая естественно и их Жриц. Так происходило обычно. Но сейчас был какой-то сбой и он влетел прямо в учения.

Навстречу бежали солдаты в противогазах, с примкнутыми штыками. «Ты куда?» - крикнул какой-то генерал-ефрейтор, бросаясь наперерез. «Секретный пакет из штаба» - пробурчал он, плавно, облетая его метров за пять. Что хорошего в солдатах - они никогда не задают не нужных вопросов. Ну, летит себе человек куда-то по своим делам, ну необычно, ни и что? Может это такой адъютант его преосвященства, может ему положено летать. А может, какое секретное оружие – кому какое дело? Быстрее бежать от начальства и сильнее пыхтеть при встрече с ним – вот главный секрет солдатской, да и любой какой другой службы. Вот они и бежали. Вначале на встречу, а потом то ли воины развернулись, то ли что, но в какой-то момент противоход сменился на движения в потоке и Остапа понесло. Как говорили древние плывунцы – «Если у дирижабля нет цели, ему все ветры попутные». Какая разница куда лететь, если есть куча времени и никаких обязательств перед предками или потомками?

Голографический тир. Опа!!! Это уже уже проходили - надо быстро куда-нить спрятаться. И только он шмыгнул за колонну – началось… Бедные солдатики, бедные. Им бы надо было просто падать на пол, а они носились из стороны в угол и обратно. И везде на встречу им, прямо на уровне живота летели маленькие пластмассовые пульки.

- «Просто упади на пол!!!»

- «Но другие же бегают, значит и я ….».

- «Что тебе другие – у тебя же весь живот уже в синяках».

- «Но другие…»

- «Какие нахрен другие!!! Это же голограмма, наведенное изображение. Это не другие люди, это не твои сокамерники и земляки. Это просто рисунки компьютера на стеклах твоего противогаза. Думай сам, думай сам, думай!!!»

Телепатия здесь не практиковалась - тут и за таланты попроще закапывали с головой. Стрельба кончилась, пришло время выбираться и он низенько полетел над землей. "Что сейчас видят на своих мониторах эти обожратые штабные админы – раз, и полетел пацан над полом. Реально полетел. Смотрите, смотрите, репида не будет. Не знаю, что там у Вас случиться, то ли диски посыплются, то ли кофе кто на розетку разольет, только не видать Вам чуда в повторе. Или верите своим глазам здесь и сейчас, или никогда не будет у Вас надежды" - филосовствовал он, летя по длинному коридору. Двери, двери, шторка, двери. Шторка!! А кто у нас за шторкой? А за шторкой у нас девица читает письмо.

- «Здравствуй девица. А где у нас тут чердак?»

задал он на автомате дежурный вопрос. С шаблонами жить удобнее, хотя и скучнее. Девица в шоке махнули куда-то в глубь, открывая беззвучный рот. В другое время и в другом месте их общение было бы другим, но сейчас он просто удирал. Кто их знает, что у них тут за учения были? Может как раз отрабатывали приемы ловли Бэтмана на живца. Или на живицу.

И вот наконец долгожданная крыша. По прежнему моросит дождь, хмуриться небо – чисто куратская погода. За это он и полюил в эту реалность. Хотелось теплую конуру, уют, мягкие сухие тапочки, горячий чай и мультик о Карлсоне. А он сидел на секретной дырявой крыше отдирая картофельные очистки со своих ботфорт и разыскивая сухую сигарету в мокрой пачке.

-"Бандана!!! Бандана, моя бандана поплыла!! Ну что за день такой, нефелет так нефелет!"

он быстро завязал шнурки, пришпилел стропы и полетел. Это была памятная бандана, из той, цивилизованной жизни. И хотя она уже выцвела вся, он ее ценил дороже любого шлемофона. На ней были следы блевотины Косинуса и пыль со сцены «Шмаровских струн». В ней он почти соблазнил 130 килограммовую, не мытую 2 недели 60 летнюю буфетчицу и в ней же украл «плед строгой отчетности» в одной большеносой компании. И вот она плыла, плыла, простая тряпочка, среди пустошей, из канавы в канаву. "Не бывать разрухе на нашем веку!!! Развернем реки вспять и закопаем горы вглубь!! Заплати налоги – ходи в бандане!! Вот и она, любимая" - Он выжал тряпицу и огляделся. Пустошь как пустошь, раньше здесь может стоянка была или даже парк какой. Вон дома не далеко. А вон в на восьмом этаже окно открыто, а света нет. Его там точно не ждут, значит по закону боевого ARG, как раз туда и надо

3

Четыре комнаты ухудшенной планировки, 265 серия, люди живут. На кухне обычно сразу понятно, к кому в дом попал. Яркие чашки говорят о детях, сушенная трава – о стариках. Или ведьмах. Но в этом доме ведьм не было, он бы их сразу почувствовал. Бррр. Заговорил за ведьм – «Обойдите меня стороной, я не от Вас пришел, не к Вам иду, не Вас сужу». Вчера он видел одну на местной телебашне. От ведьма так ведьма! Проклинает по беспределу: «Что б, говорит, тебе фамилию Надеждин на Безнадежный сменить. Что б предки твои….». В фиолетовом мире черные чувствовали себя почти как во мраке, проявляясь по полной программе и по всем каналам.

Кошка. Раньше в этом доме жила кошка. Сны, кошки, де жа вю – единственное, что еще осталось в этом мире от магии и мистики. Ну еще «Ом ханум оябун» - очень старый аудиальный пароль для вызова небесного такси.

Интересно шариться по чужой квартире. В юности. Кажется, что вот сейчас найдешь что-то ценное и при этом никому не нужное. И что именно ты рожден, чтобы превратить эту ненужность в великую ценность. Все заохают кругом, забегают – «Ой да как же, да как не увидели, не услышали, не почувствовали. Да это ж настоящие бриллианты, а мы на них прямо попой…» Приходит время и говорит – это все сказки. Все стулья, как и люди похожи друг на друга. Деньги ищите в белье, трава лежит в аптечке, подарки заценят по размеру коробок, а на бриллианты обращат внимание только когда они в Короне.

Ключи - он находит ключи. Зачем-то кладет их в карман. Альбом с фотографиями. Груды одежды – раньше каракуль очень даже в цене был. Вот и кожаный пиджачок вроде подходящего размера. Портсигаров серебряных здесь явно нет, да и откуда им взяться, если здесь серебро – самый дорогой металл. Нечисть, она не может зеркалиться, ибо начинает сама себя всасывать и уничтожать. А светлым зеркало не страшно, а даже и наоборот, прожектор, это конечно не лазер, но путь освещает....

...В прихожей шелкнул замок. "Ну почему этим хозяевам не погулять лишних пятнадцать минут?" - пронеслось в голове. Нет, они дождались пока он дошел до самой дальней комнаты, залез в самую глубокую шкеру и вот только тогда... И главное быстро так, он даже толком понять ничего не успел, а они хрясь, хрясь и уже дверью хлопают. И еще ребенок. Откуда тут ребенок, здесь же не было детских вещей.

Она стояла на пороге и смотрела на него, девочка лет пяти.

-«Ну привет красавица» ..

В Целиноградском Университете они изучали технологию получения знаний из холотропных и трансцендентальных состояний психики. За основу были взяты разработки Олдас Хаксли, Станислава Грофа и Карлоса Кастаньеты, поэтому иследования $продвигались максимально быстро, несмотря на режим «)) – так слушатели и аспиранты обычно обозначали уровень доступа: «00» - «Совершенно важно», или «Перед прочтением съесть». В процессе этого, одной из группу понадобился биофизик, знакомый с одной стороны и пространственно временным туннельным эффектом, а с другой, способный различить мескалин от чеснока, а пейот от папаверина. Это и был товарищ Ше.

Тот год был для него так называемым, «Золотым годом». Он есть у каждого, только замечаешь его потом и с течением времени ценишь все меньше, а вспоминаешь все больше. Это время, когда есть одна общая и много личных тайн, когда есть и много своих и одна общая цель. А то, что цель: «это место куда стреляют, а если живая, кого убивают» – кого это волнует в 24 года?

У них все было хорошо, за ними была Партия. Они же знали первые пять фамилий Политбюро и за это их кормили, одевали, охраняли, награждали и даже дозволяли «любые капризы в разумных пределах». Взамен требовалось только одно – выдавать на гора правильные решения там, где наука переставала работать.

Эта группа называлась «11-17», и состояла из красивых молодых женщин и умных неординарных мужчин. Одиннадцать – личный номер куратора. 17 – количество людей в группе. Рассуждая конвенционально, в обычных, так называемых, научных лабораториях, женщинам отводилась второстепенная роль - женская логика, ее внутренний математический процессор изначально хуже мужского. Здесь же слабый пол был представлен большинством, так как именно он генерировал «интуицию». Это никоем образом не уменьшала ценность мужчин, а просто делало ее более внятной и ощущаемой. Слепая женщина, несущая на своих плечах зрячего мужчину – образ из древней Гипербореи стал символом группы "11-17".

Они не получали задания сверху и не информировали начальство о своих планах – их у них просто не было. Планов. Начальство, конечно, было, но оно не командовало этими ребятами в общепринятом смысле этого слова. Его роль сводилась только к координации – таланты знали, какую задачу, где и когда будут реализовывать другие группы и уже сами, по ходу принимали решение о своих действиях. Группы могли помогать друг другу и действовать сообща, а могли действовать в режиме соревнований, двигаясь параллельно к одной цели. Они сами решали, кто, где и когда у нас командир и как действует перемещение меж групп. Общим при взаимоотношениях было три правила, хотя периодически появлялись отряды, провозглашавшие отказ и от этого:

* Первое – фиксированная градация посторонних здесь и сейчас.
* Второе – никаких проявлений негативных эмоций при посторонних.
* Третье – среди своих открытое проявление любых эмоций.

В тот раз они выбрали задачу из сферы деятельности спецслужб - повышение эффективности личных агентурных контактов. Смысл задачи состоял в создании какой-либо теории, позволяющей системно усиливать качество и силу человеческих взаимоотношений. Быстро разобравшись с Юнгом, Цвейгом, сангвиниками и перенитальными матрицами, всем стало понятно - какой-либо внятной теории здесь нет в принципе. Разные «теории из наблюдений» конечно, работали, но отсутствие фундаментальной идеи все время приводило к разным толкованиям, интерпретациям и воплям «а на самом деле» с противоположными выводами «вот какая она, правда..». Они были не первые, кто решал эту задачу. Еще буддисты определяли 64 типа человеческого характера – понятно, что они очень легко соединялись между собой и давали устойчивые пары и группы эффективных взаимоотношений. Проблема была за малым – как достаточно внятно и понятно определить, кто в жизни кто. В психософии – 24 разных характера, в соционике – 16. Однако уменьшение количества психотипов в четыре раза, не давало необходимую точность. «Если Вы встретите двух Гуру соционики, они могут Вас определить по разному» - эта честная фраза никак не могла устроить Старших Братьев. Инсайт наступил за три сеанса, соединив в себе Карты Таро, практику индуистских хаст и репрезентативные системы иных школ психологии. Именно благодаря этим теориям они и открыли "синхронизацию". Что в переводе с научного, обозначает «ЧУДО».

За эту разработку он получил свою первую государственную премию. Теперь Старшие Братья могли дистанционно типировать агентов и на базе этих тестов создавать различные устойчивые малые группы – начиная с семейных пар и спортивных команд и заканчивая «самонаводящимися дежурными экипажами спецотрядов сил оперативного реагирования». Ему досрочно дали майора и в качестве «праздника молодой головы» разрешили участвовать в оперативном мероприятии. Даже не одному, а с напарником. Он выбрал Ше.

7
Задание было сравнительно простым, Старшие Братья попросили их узнать, как так распределяется прибыль в одном алюминиевом городке. Почему большой завод, выпускающий дефицитный металл оказывается в убытке. Это были годы «Первой перестройки», и обман еще не был официальной политикой и был наказуем. Охрана у завода была хорошая, если не сказать больше – ну очень сильная охрана. Разные «Шмели», «Осы», «Жала» стоили большие деньги, а где их эти трутни брали, при убыточном то балансе? С этого они и решили начать. Ше устроился к монтером, ну а он купил игрушечное ружье и три дня выпиливал по нему модель из пенопласта. Его задача была достаточно проста - пройти по внешнему периметру завода и попробовать найти в нем какую-нибудь дырку или лазейку. Пенопластовое ружье выглядело почти как настоящее и в совокупности с формой цвета каки, делало его почти настоящим охранником. План казался весьма оригинальным, ну а что еще надо двум молодым физикам? «Ввяжемся в бой, а там и просремся» - как говорил куратор из 8 отдела спецопераций. И вот в день «Х», 21 декабря, началась операция "Народные Герои".



Прекрасный летний день, светит солнышко, птички поют, травка зеленеет и трубы дымят. Сегодня кажеться странным, как могла зеленеть эта травка, если на нее практически каждый день выпадал кислотный дождь? – Но тогда она действительно зеленела. Первые метров 299 оказались без приключений – забор и забор. Даже надписей нет никаких – ровная стена из бетонных плит. По верху – колючая проволка с щитами «Ахтунг! Ахтунг!». Что обозначало это «ахтунг», то ли просто предупреждение для эмбицилов, которые не понимают что забор стоит здесь не просто так и перелазить его не надо. То ли это значило на местном санскрите «2000 вольт высокого напряжения» - проверять не хотелось. Путем логических умозаключений, он склонился к версии «2000 вольт». Ибо представить дебила, который не понимает зачем ставят забор и при этом умеет читать, было сложно.

В те времена и в том месте не теле, не видио, не веб камер еще не было. Батоны были, смартфоны были, пыточные камеры были. А вот внешнего наблюдения нет. Может быть, поэтому заход на завод и получился таким простым и сложным. Идет себе человек вдоль забора, никого не трогает, думает о разных протонах-нейтронах, и так спокойно и ровно проходит КПП. Какое КПП, откуда здесь КПП? Все эти вопросы появились у него потом. А в тот момент, он просто повернул за угол, прошел двух зубров охраны и пошел себе дальше. Только уже не вдоль забора, а внутри помещения охраны.

Из прострации вывел скрип половицы. Пол, мастика, плакаты на стене «Как разобрать огнемет», «Как собрать пулемет из стрелянных гильз». Ешкин свет!! Хорошо, рядом никого не было, тишину нарушала только муха и голоса за окном. Теперь у него была только одна задача – уйти отсюда живым. Как сказать этим здоровым амбалам:

- «Простите, я тут случайно. Шел мимо и задумался, что если в схеме коллайдера заменить транзистор на редуктор, то получиться андроидный коллектор. Отпустите меня. Я буду хорошим и никому про Вас не скажу».

Мозгов у них не очень, словей умных они тоже не знают, зато реакция у этих ребят еще та. Особенно если с бедра и в колено.

Он шел со своим якобы «помповым ружьем», чувствуя пот на спине и пытаясь угадать, насколько его лицо сейчас соответствует определению «рожа». А может там и не «рожа» уже, а гримаса «я здесь чужой и всех боюсь» - кто знает? Зеркалов не было – какие зеркала в казарме, это ж не Диснейси. Но добра была Фортуна в тот момент к нему - «Спокойно вошел – спокойно вышел». В такой неожиданный проема в нормальном заборе обычного завода. И никто не глядел ему в спину - а зачем глядеть? Парень наш, с ружьем и в каке. Нагибаеться и берет из кучи амуниции у входа вещмешок и касочку. Надо ему так.

... Бежал он быстро. Но не долго. Метров 200. Потом спинной мозг позволил думать и головному. Схватятся они минут через 10-15, начнут принимать те же каски, а одной и не хватат. «А где амуниция? А кто это у нас тут только что вертелся?..»

!И зачем я вообще брал эту каску и это вещмешок?" - посетил его мудрый, и очень запоздалый вопрос. В мешке не было ничего за исключением компаса. Хороший такой компас, с фосфором, ЖПРС системой, водонепроницаемой защитой и антирадарным покрытием. Только не стоил он того, что б жизнью за него рисковать. Не стоил, а он рискнул. И вот теперь у него было два варианта – бежать к трассе в город, поймать на ней за 1 минуту попутку и проехать три стационарных поста. Либо двигаться к ближайшим дома «Алюминстроя». Пять девятитажек, 20 подъездов. Он выбрал жилье.

8

В 11 часов утра народу всегда мало дома. Кто в школе, кто на работе, кто у профессоров принимает разные орально-минеральные зачеты. Он подумал что сможет забиться в какую квартиру, отсидеться до темноты, ну а там уже и Ше выйдет на связь. Вдвоем они были не в два, в семь раз сильнее, чем по одиночке. Так он думал, стоя у окна подъезда, затягиваясь сигаретой и наблюдая за лесопосадкой, откуда выбежал пять минут назад.

Ребята двигались оперативно и целенаправленно. И даже очень уж целенаправленно. Пять человек шли к этому дому, как будто здесь был один, а не пять домов. ЖПРС!!! Какой же он идиот. Они шли по сигналу своего же маячка. Он быстро схватил компас и бросил его в сторону соседнего подъезда. Пусть не большой, но все же ложный след. Группа стала разделяться – трое пошли по компасу, а двое стали страховать соседние подъезды. В одном из них был он.

Охранник шел не торопясь – у него была функция страховки, поэтому он просто выполнял возложенные на него обязанности. Добросовестно выполнял, до самого верху. А верху был чердак, и это очень хорошо. Плохо было то, что чердак был закрыт. На реальный замок. И куда же теперь? – Пока он метался телом и душой, силовик дошел уже до пятого этажа. Он уже видел его в проеме межэтажных перекрытий - большой, темный, спокойный, настоящий кавказец. Такому по ушам не проедешь. «Гроб поднимается на третий этаж. Гроб поднимается на четвертый этаж. Гроб поднимается…». И стало страшно. Очень. По настоящему. До сжатых внутри органов и отсутствия всякой жалости к себе. Просто страх. Как у животного. В последние 16 реинкарнаций он не был мелким зверькмо или птицей, поэтому не знал, как бояться кролики или мыши. Он был просто талантливый пацан, который очень хотел жить, даже ценой чуда. И он полетел...

9

- "Ну привет красавица".

- «Ты кто?» спросила девочка без всякого испуга. Что он мог ей сказать? Правду, что он служит сразу шестнадцати госпожам? Да она слова такого «слуга» не знает. Если только по старым видео фильмам. А видала ли она когда- нибудь хоть какой-нибудь видео фильм?

После Армагеддона человечество не упало в один день в дикость и натурально-первобытное хозяйство. На улицах по прежнему ездили машины, через океаны летали самолеты. Что-то там из космоса передавали спутники, а некоторые даже летели все дальше, унося с собой привет от «Человечества». Человечества, которого уже не было. Не изменилась и Природа – Кура-Сио по прежнему текла без берегов, а Антарктиду покрывала шапка с вмороженными в лед динозаврами. Поменялись люди. Два тысячи, двадцать, двести тысяч лет они шли вперед, развивая свою силу и покоряя всех и вся, включая и самих себя. Там, где не хватало силы, появлялись мозги, им на замену шло очарование. Но в любом раскладе, люди всегда побеждали. Кто-то кого-то, пусть жестко и несправедливо, но побеждал. В Армагеддоне победителей не было.

Лысые обезьяны вдруг проиграли как биологический вид. Все вместе и сразу. Регресс, упадок, кризис, крах и до этого существовали. Либо как временное явление в одном месте, либо как постоянная сущность но в разных культурах и местах. Все вместе и сразу, не бахала со времен Великого потопа. Кто-то винил в этом Колайдер, кто-то Копирайт, кто искал еще разные умные слова и простые понятные любому объяснения. Суть от этого не менялась – войдя в эпоху Водолея, как казалось на самом пике ученного мировоззрения, с миллиардной армией вещей и триллионами ГигоДжойлей и ПедроВатт, мир свинообезьян хряпнулся назад. Больше всех не повезло Японии, Новой Зеландии, Англии, Шри Ланка, Цейлону, Мадагаскару, Исландии и Кипру. Далее шли Австралия, ЮАР, Чили, Израиль, Ирландия, Малазия, Гонконг, Сингапур, Индонезия. Другим тоже досталось.

Прошло всего 16 лет, как престол самой большой военной державы занял выходец из маленькой черной Кении. И вот теперь в мире наступало время воров, подлецов, грабителей и насильников. Все больше людей просто не хотели жить. «Чем так жить, лучше умереть» - эти слова из одной песни стали гимном. И только две страны в мире почему-то смогли не упасть, а даже наоборот, создались и развились. Англоязычная Автаралия и русскоязычная Хабомаи. Он был Хранитель. Как раз на этих самых Хабомаи. Жрец Ктулху.

- «Ты кто?» смотрели в упор темные глаза девочки.

- «Может быть колдун?»- поймал он эхо мысли ребенка.

- «Я….» - чтоб такое соврать? На лекциях по кибер-социолгии, его всегда мучил парадокс «близняшек». «Возьмем двух младенцев-близняшек. Одну из них отправим в космос на Звездолете с суперкомпютером. Другая останется воспитываться на Земле среди диких людей. Допустим их одновременное соприкосновение с цивилизацией «@». Какая близняшка имеет больше шансов на выживание? Почему суперкомпьютер менее эффективный учитель?» Он умел успешно обходить детекторы лжи. А вот лгать в детские глаза...

- «Я знаю, ты к Шедону Мидону. Его больше нет здесь. Он вчера умер» - сказала она вдруг и печально вышла из комнаты. В его жизни был один Шедон, но это был не Мидон. Это был Сирота. Курящий из окна


Ноябрь 2008 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Есть комментарий? - Пиши.

Новая неделя

ПИШИТЕ: avatarabo@gmail.com  ЗВОНИТЕ: ☎ WhatsApp +7 902 064 4380 (02:00 - 15:00 по Москве)