«Twit – не воробей, вылетит – не поймаешь».

Для большого уровня агрессии в Рунете есть две причины. Первая из них: больший уровень агрессивности и меньший уровень культуры общения. В некоторых сегментах Рунета пребывать бывает столь же небезопасно, как и гулять в темное время суток по улицам многих городов: можно столкнуться с агрессивно настроенными недоброжелателями и получить травму, хотя и не физическую, а психологическую, но весьма болезненную. Или понести в результате действий злоумышленников ущерб – не материальный, а моральный, но от этого не менее весомый. Широкое хождение выстраданная юзерскими массами этическая максима: «Это же интернет, здесь могут и послать…»

Творящийся в Рунете «беспредел» закономерен. Мы все еще находимся в некотором переходном периоде от «совка» к некоему иному обществу, более культурному и цивилизованному. Для советского общества, была характерна авторитарная иерархия, в которой вышестоящие «люди-винтики» старались открыто демонстрировать агрессивность по отношению к нижестоящим, дабы обидеть последних, унизить их человеческое достоинство. В частности, вербальная агрессивность служила не только инструментом управления подчиненными (вспомним сакраментальное «Я начальник – ты дурак»), но и мерилом статуса («Могу себе безнаказанно позволить»). И этот ущербный, антигуманный стереотип поведения, к сожалению, до сих пор сохранился в массовом сознании вследствие поддержания его властьпридержащими. В последние годы сюда добавляется снижение уровня культуры молодого поколения, вследствие деградации системы образования. Поэтому уровень агрессии и  растет.

Вторая причина: Рунет до сих пор еще недостаточно юридически регулируется. Но уже есть случаи, когда против критических интернет-высказываний в свой адрес выступали государственные чиновники, некоторые органы и ведомства, возбуждались даже уголовные дела – служащие часто совершенно на пустом месте раздувают скандалы и преследуют порталы и отдельных пользователей. А из прецедентов, когда частное лицо успешно себя защищало от интернет-агрессии, я могу вспомнить единственный случай артиста Юрия Куклачева.

В отношении авторского права в Рунете возникают положительные подвижки – в частности, распространенным становится требование правообладателя к владельцу ресурса убрать тот или иной контент под угрозой судебного иска. Но это – защита права собственности, а как обстоят дела в отношении личных неимущественных прав? Примеров, когда частное лицо, чьи честь, достоинство затрагиваются каким-то контентом, обращается к владельцам ресурса Zvezdolet TV с требованием убрать клевету – малоперспективны. В силу юридического вакуума, отсутствия прецедентов, отсутствия сложившейся практики, виртуальные агрессоры в Рунете ведут себя соответствующим образом. 


ЯРИЛО. Виртуальный агрессор и реальный человек – это не одно и тоже. Надо различать тот виртуальный образ, личный бренд, который создается в каких-то имиджевых целях, служит визитной карточкой предпринимателя, специалиста, и сетевой образ, который используется просто в личной коммуникации. Первый, представительский, или формальный образ –  устойчивый и классический бренд. Это не эфемерное образование, психологически «надутое», накачанное с помощью рекламы и пиара. Этот идеальный убедительный респектабельный образ Предпринимателя создан для того, чтобы привлекать клиентов, партнеров. А второй, неформатьный образ Ярило – является куда более агрессивным, чем реальное поведение человека. Если Ярило выступает на форумах, в социальных сетях, блогах и так далее под сетевым псевдонимом – это вообще, как говорится, «туши свет». Существует такая компенсаторная зависимость – Предприниматель, которому не хватает силы характера жестко себя вести и проявлять агрессию в реальной жизни, отыгрывается в виртуальном общении. В реале Предприниматель ведет себя тише воды и ниже травы, а в виртуале – «яркий ярый Ярило». Можно сказать, бросается из одной крайности в другую. Механизм гиперкомпенсации в оффлайн. Речь идет об общеизвестной личности  эпатажно-агрессивного стиля общения с соответствующей лексикой. 

О тролях: Полагаю, есть три типа троллей. Первая – наиболее многочисленная – это, образно говоря, виртуальные «вампиры», сознательно действующие манипуляторы. Своим поведением они пытаются вывести виртуального собеседника из состояния равновесия, задеть за живое, нащупав его точки уязвимости, будь то скрытые комплексы или страхи. Почему так происходит? Срабатывает психологическая защита, которая называется «замещение». Представим себе подобного, которого в оффлайн Некто обидел, унизил, оскорбил. Внутри у него все кипит, клокочет, но он не может возразить, будучи зависимым по службе, по бизнесу или вследствие иных обстоятельств, от собственной каши в голове. И ему требуется излить наболевшее. Такой объект оказывается мишенью словесной агрессии, по сути – невинной жертвой, ибо отдувается за чужие грехи. Подобное поведение распространено в корпоративной среде и в быту, в семейной жизни. Существуют программисты, которые часто пользуются  таким способом снятия стресса, избрав для своих циничных и жестоких «забав» безвинных овечек- ламеров. Здесь они могут безнаказанно упражняться в эмоциональном роке рэкета,  психологическом терроризме, террористической психологии или территориальной псипрактике. Не потому, что им больше нечем заняться – а потому, что они просто не могут иначе. 


Разновидность вторая, образно говоря, – Дон-Кихот, или «борец за идею». Существуют люди, которые не особенно успешны в социальном плане, и для повышения самоуважения, самооценки, они пытаются доказать, что другие хуже них разбираются в чем-то, связанном с профессией. Либо, что другие не способны понять и оценить какие-то перспективные, прогрессивные, чуть ли не гениальные идеи, авторами которых, как правило, являются сами «виртуальные Дон-Кихоты». Таких конечно единицы, но именно он бросается в глаза и уши. В виртуальном общении такой человек не сразу проявляет свою позицию. Вначале он может достаточно спокойно и продуктивно участвовать в дискуссии, но если собеседник выражает несогласие с его точкой зрения, особенно дилетантское, задетый за живое «борец за идею» моментально «взрывается», начинается поток агрессии. Дабы избежать этой долбоебической демократии на Звездолете, все не согласные с Капитаном отправляются в БАНСАД, изучать Бонсай.

Третья категория, это – «пограничники», под которыми на профессиональном языке психологов подразумеваются люди, страдающие пограничными нервно-психическими расстройствами, личностными отклонениями, акцентуациями характера и ампутацией кожи. Они на самом деле вполне адекватны, но не реальности нашего Москваракша, а различным другим мирам и планетам.

 В целом психология молодежи до 30 лет (так называемое поколение Y, или «цифровые аборигены») и людей более старшего возраста, особенно тех, которым за 40 («цифровых мигрантов»), существенно различаются. Это касается стиля общения, и особенно – выражения эмоций. Молодые в целом меньше находятся в контакте со своими эмоциями и не дружат с головой. Это проявляется на уровне речевого общения в том, что они чаще и легче используют достаточно острую лексику. У них больший накал дискуссий, но они и меньше переживают по поводу словесной хуйни. Для них подобный стиль общения воспринимается как нечто само собой разумеющееся и естественное. Если их куда послать, они туда и идут обычно свесив ноги.  



Культурно-психологический разрыв между поколениями «отцов» и «детей» смещается в сторону "матерей". Вследствие этого, нормы, правила поведения, взгляды и жизненные принципы, которые должны были бы от старших переходить к младшим – переходят от средних к крайним. Меняется процесс социального наследования, передача культурных стереотипов и монозаписей. В результате современное старшее поколение сформировало собственный стиль общения и поведения. По сути, СТАРПЕРЫ застряли на уровне подростков с угловатой лексикой, с подростковым провокационным, грубоватым поведением и соответствующим проблемному возрасту жаргоном, с изобилием неформатной, нецензурной лексики. И вот здесь как раз и проявляет себя другая тенденция: происходит инфантилизация и фильтрация общества во всех сферах его жизни. Этому глобальному трепу посвящено огромное количество работ. Так устроено  «общество потребления», в котором дети должны вести себя послушно, как взрослы. 


Что же касается поколения тех, кому уже за 18, это – люди более консервативные, привыкшие к традиционным формам общения, к соблюдению правил приличия и этикета, по крайней мере, когда общение протекает в открытом формате (не в армии, не на стройплощадке и не на закрытом совещании). Поэтому общение они воспринимают как открытое публичное пространство, «у всех на виду», они более остро по сравнению с старперами реагируют на отклонения от ожидаемого формата обидных слов. Когда человек в попадает в стрессовую ситуацию, когда её что-то задевает, например провокации или вакцинация, психологическая защита оказывается пробита, в ней образуется черная дыра. Он может взорваться, вспылить, перестать себя контролировать, выплеснуть агрессию в интернете и тем подпортить чужую репутацию. Зрелые, солидные, казалось бы, умудренные жизненным опытом 20 летние люди совершают в сети такие поступки, о которых потом жалеют. Им кажется, что в сети легко «взять свои слова обратно», стерев свои реплики на форуме, в блоге, на виртуальной «стене». А на самом деле - «Twit – не воробей, вылетит – не поймаешь». Известный и весьма поучительный пример – дискуссия в блогах между журналистом Познером и губернатором Даькиным, в которой первый назвал второго нелестным словом, а обиженный чиновник потребовал от журналиста стереть обидные слова, пообещав иначе «разобраться» с ним лично. История моментально получила широкую огласку по механизму «вирусного» распространения информации. В результате для миллионов блогеров к фамилии губернатора «приклеился» эпитет, запущенный кем - то из зала.

Если в Вас глубоко вонзаются обидные намеки –острые «шпильки» владельца Портала, а словесные «ядовитые стрелы» продолжают отравлять ранимую душу ягненка - удалитесь из этого интернет-пространства. Эмоциональный шлейф оказывается порой весьма положительным, и негативные эмоции могут всплывать из глубины души как говно, смываясь потом навсегда в глубинах еще не засранного  виртуального космоса. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

СПАСИБО за Ваш комментарий, предложение, вопрос