Навальный набрал подписи. Красиво положил Путина на обе лопатки. И избран президентом России на 6 лет

Я вот, пожалуй, с чего начну. Леонид Радзиховский опубликовал тут у нас на Эхе блог о том, что, дескать, Путин плох, но ведь кроме него – никого, все поле зачищено. При этом особенно досталось Алексею Навальному. И Радзиховский пишет: «... По степени неизвестности, внезапности, ОБВАЛЬНОСТИ своего Явления Народу, Навальный схож не с Путиным-Медведевым, а – с Лжедмитрием». Обычно не стала бы полемизировать с господином Радзиховским, но свеедпня о паническом четверговом совещании господина Суркова на тему, что делать с оппозицией с участием господина Радзиховского, заставляют меня воспринимать этот текст как личное заявление Радзиховского. Такую пропаганду для умных. Вот для дураков будут всякие Канделаки и Минаевы («лучше Путина – только Путин»), а для умных будет Радзиховский («Путин плох; все поле зачищено, вы же не хотите революций; кто такой этот Навальный»).

«Предположим, - пишет Радзиховский, - Навальный набрал эти подписи. Прорвался в ящик. Красиво положил Путина на обе лопатки. И избран президентом России на 6 лет с почти неограниченными полномочиями, избран человек… о котором вообще-то НИЧЕГО не известно!». Пассаж, да? У блогера Навального – ужас! подумать только! – нет никакой квалификации для управления государством. У меня вопрос: какая именно, по мнению сурковских пропагандистов у Навального квалификация должна быть? Заместитель начальника ЖЭКа – маловато. Вице-премьер? Так ведь строим систему. То есть на каких именно курсах по повышению квалификации президентов должен, по мнению господина Радзиховского, отучиться Навальный.

Я хочу знать, где в мире есть президент-школа, без дипломов которой не принимают на работу. И я хочу понять, как с этой точки зрения, выглядит серия других мировых лидеров. Вот пройдемся. Петр Первый – мальчишка, играет в солдатики, якшается с представителями гнилого Запада, ненавидит все русское. Ему ли, взбесясь, быть главой России вместе со степенной, искушенно царевной Софьей?. Екатерина Вторая. Что?! Фройлен, которая до 16 лет (или когда) не знала слова по-русски? И она что-то понимает в России?! Джордж Вашингтон? Табачный плантатор? Рабовладелец, не имеющий ни малейшего военного административного опыта. Ввязался в войну против законной власти только потому, что она запретила спекулировать индейскими землями. Джеймс Мэдисон? Это же блогер, ребята! Знаток иврита, древнегреческого. Пишет ЖЖ-федералист. То еще не значит, что должен быть президентом. Давид Бен-Гурион. Ребята! Ну не смешите мои тапочки. Местечковый выходец из польско-российской глубинки. Ему ли под силу создавать государство Израиль. Его уровень – апельсины собирать. Ли Куан Ю? Тоже мне президент Сингапура! Он что делал до выборов? Напомню: спекулировал спиртным в японскую оккупацию да защищал в суде преступников, порезавших британских офицеров. Сам пишет в своих мемуарах.

Я, собственно, тот список могу продолжать до бесконечности. Мысль понятна и ясна. Про каждого главу государства можно сказать, что он был никто, пока не стал главой государства. Ну вот есть экзамен на право водить автомобиль. А сдачи на право управления государством нету. Сдачей такого экзамена является само президентство. Многие не сдают. Диктатор – это тот, кто остался никем, даже став главой государства. А государственный деятель – тот, кто становится президентом и быть никем перестает. Мне кажется, в том-то и опасность для Суркова, что Навальный – не никто, не маргинал Лимонов, не очаровательный плейбой Немцов, не Миша-2 процента, что, кончено, лучше, чем Вова-98%, но все-таки как-то вот глубокие реформы исключает.

Навальный – технократ, менеджер. Для меня это типичный выразитель взглядов российского третьего сословия. В частности, моих взглядов. Он заработал деньги сам, он работает с командой. Команда занимается не художественным свистом – делом: сражается с государством в судах. И, кстати, штудирует документы куда внимательнее, чем те воры, про которых они писали. Он заставил работать на себя половину российского интернета. Он не участвовал в этой думской кампании, что бы маргинализировало его. Но он выстроил свою стратегию так, что каждый голос, который был отдан за легальную оппозицию, можно считать голосом, отданным за Навального. Он умудрился стать политиком, не превращаясь в маргинала. Как я уже сказала, то в путинской России в принципе невозможно, потому что наша политическая система устроена так, что кому быть политиком, а кому нет – определяет Сурков. Его «Роспил», кстати, удачный политический бизнес. Зарплату своей команде он платит не через неизвестных спонсоров, а за счет наших с вами пожертвований.

Программы нет у Навального? Вы знаете, я скажу, что есть. Она называется «Не воровать!». Это достаточная программа. Мне не нравится программа, которая гражданам предписывает, что делать. Мне нравится программа, в которой гражданам что-то запрещают. Например, «не убей!», «не укради!», «не возжелай жены ближнего своего!» - очень известная программа. Все остальное – дело свободной воли граждан. Какую программу Навальный мог бы предложить для гипотетического массового избирателя? Пенсионерам – повысим, матерям – выделим? И чем он после этого отличался бы от Путина или Миронова?

Так что, да, я поднимаю перчатку, брошенную господином Радзиховским. Заявляю: я, Юлия Латынина, голосовала бы за президента Навального. Вышла бы на площадь за президента Навального. Навальный – мой президент. Значит ли это, что Навальный станет российским Саакашвили? Вовсе нет. Да, на одного настоящего реформатора в мире приходится 10 Бакиевых. Ну еще парочка придурков просто. Так что да, ничто не случается так просто и ничто не обходится стране так дорого, как превращение всенародно избранного президента в диктатора. Очень возможно, что если Навальный станет президентом, то автор настоящих строк еще наплачется. Ну и что? Сидеть под Путиным, потому что Радзиховский сказал, что может быть еще хуже? А вдруг тот Навальный детей будет есть? Вот как вы докажете, что он детей не будет есть?

К вопросу о вождизме. Я не люблю вождей. Я считаю, что очень счастлива та страна, которая не нуждается в лидере. В США хоть барана во главе поставь, они останутся США. Дела той страны, которая в лидере нуждается, как, например, Грузия перед оранжевой революцией, то плохие дела. Но вот есть такая политическая реальность, которая заключается в том, что в России, кстати, в отличие от США, общественная почва обеднена, вымыта, элита разложилась, народ люмпенизирован. И в этих условиях никакие войны... Да, они проводятся абсолютно железной волей команды единомышленников. И это вот, знаете, как в Грузии, когда увольняли 80%, их, извините, не народ увольнял. И их увольнял президент Саакашвили, оправдывавший мандат, данный ему народом.

Поэтому я с таким недоумением следила за тем, что происходит на съезде «Яблока», когда сначала часть «Яблока» заявила, что возможно выдвижение Навального в президенты от «Яблока». А другая потом, официальные лица «Яблока», то опровергла. Сказали, что выдвигаться будет завтра Григорий Явлинский. Понятно, что есть только 2 способа сейчас, когда уже индивидуальные люди не могут выдвигаться, сроки закончились, выдвинуть Навального в президенты – это «Яблоко» и КПРФ. Ну, понятно, что в КПРФ обращаться. Хотя было бы круто, если себе представить. Но что действительно обращаться, если у нас господин Зюганов про своих же избирателей, вышедших на площадь, говорит, что это агенты Госдепа. Ручной Зюганов. А что касается Явлинского, понимаете, отказ «Яблока» выдвинуть Навального... Вернее, хорошо будет, если... Я призываю «Яблоко» Навального выдвинуть, потому что действительно единственный технологический способ игры. А не выдвинут, ну, понимаете, какое дело, я после того буду думать, что «Яблоко» - кремлевский проект. И господин Явлинский – кремлевский проект. Не в том смысле, что он изначально был кремлевский проект, что у него там есть договоренности, которые он не может нарушить, а потому что я не любитель во всем видеть страшную руку Кремля. И я понимаю, что спесь, самолюбование чаще всего являются гораздо более обычными двигателями мировой политики, нежели сговор с кем-то. Понимаете, в данном случае, не до спеси и не до самолюбования. Уж больно важный исторический момент. Будет у оппозиции свой кандидата на выборах президентских или не будет? Потому что если не будет, то все остальное – плач в пользу бедных.

А теперь еще одну вещь хочу сказать. Я пойду на президентские выборы. Я не ходила на парламентские выборы, потому что я ошибалась. Я думала, что выборов не будет. И пойду я наблюдателем. Вот сейчас, после митинга на Болотной, все спрашивают себя, что делать. Ответ: идти в наблюдатели. Привожу простую арифметику. На Болотную вышло, как минимум, 80 тысяч человек. В Москве 3300 избирательных участков. Делим 80 тысяч на 3300 и получаем достаточное количество наблюдателей, которые, скорее всего, смогут зафиксировать фальсификации. Почитайте номер «Власти», за который уволили Максима Ковальского. Там есть статья Олеси Герасименко о фальсификациях на ее собственном участке. Как розовощекие юноши ловили «карусельщиков», ловили бюллетени, как они сидели до полпятого утра, не давая сделать вброс. И вот при наблюдателях пересчитали половину бюллетеней: побеждала КПРФ, а за ними «Яблоко». Потом наблюдателей все-таки выкинули. К утра в протоколе оказалось 719 за «ЕдРо» и 31 за «Яблоко». Так вот я представила, что было бы, если бы наблюдателей было еще больше. А главное, если бы среди них были известные люди. Это я прежде всего призываю известных людей приходить наблюдателями, потому что розовощеких мальчиков легко выкинуть. А посмотрим, как выкинете Акунина. Или Юрия Шевчука. Или Юлию Латынину.

Я хочу обратить внимание слушателей, что как раз движение наблюдателей на парламентских выборах было абсолютно стихийным. И очень многие люди сами по себе решили, что надо прийти и понаблюдать. И если бы они не решили это, то нам сейчас ничего, кроме Гаусса, цитировать нельзя было бы. Почему я это говорю? Потому что фальсификации очень многие пресечь достаточно просто. Не все, но многие. Понятно, что власть не занимается и не пресекает это, потому что, наоборот, она их делает. И всегда в таких случаях граждане начинают делать то, что не делает власть. Возьмем ту же «карусель». Да, несложная вещь, но никто из фальсификаторов особо не парится за свои 2 копейки. Автобус тут же становится у участка, из него вываливается стадо нашистов, бомжей или люмпенов. Ну хорошо, они ввалились, открепительные предъявили. Просто у них открепительные забрать (у них чаще всего второго и нету). А если у них второй экземпляр есть, наблюдатель звонит в штаб: вот, мол, есть автобус номер такой-то, стоит за углом, снимайте на камеру, посмотрите, куда едет.

Мне кажется, очень важно, чтобы такой штаб был, чтобы была организация без организации. И чтобы главное, что у нее было, был бы софт. Типа Википедии, с открытым доступом. То есть база данных, в которую наблюдатель может вбить «карусельщика». Потому что в таком случае «карусельщик» приходит и говорит: я Иван Иванович Иванов, паспорт номер такой-то. Ему говорят: спасибо, парень, ты на соседнем участке уже был, вот ты в базе данных. Вот товарищи «единовбросы»... Кстати, совершенно замечательная история. Обратите внимание, что в номере «Коммерсант-Власть», за который уволили Ковальского, есть гениальное название, ничуть не хуже «Партии жуликов и воров»: «единовброс». Не мой копирайт.

Вот нас там называют сытые с айфонами и айпадами. Ну давайте покажем, что мы умеем пользоваться айпадами. Даешь айпадом по «карусельщику». Мне кажется, что тезис организации без организации – очень важная история, потому что такую организацию, как в случае митинга, очень трудно разогнать. Давление на ядро организации будет очень сильное. Но давление на постоянных добровольных помощников просто очень сложно организовать. Вы мне скажете, что все равно насуют. Ответ заключается в том, что, и то очень важный момент, что если вы посмотрите, на что сейчас будет играть власть, то все, что она делает, это попытка легитимизации. Выборов президента Путина.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

СПАСИБО за Ваш комментарий, предложение, вопрос